Rambler's
Top100
Приключения.
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Эдгар Берроуз
Возвращение в джунгли

Продолжение 1

Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание

VI. Дуэль

Д'Арно спал, когда Тарзан вернулся от Рокова. Тарзан не стал его будить, но на следующий день утром рассказал ему, ничего не упустив, о происшествии предыдущего вечера.

— Какой я дурак, — заключил он. — Я был дружен и с графом, и с его женой. И чем я отблагодарил их? Едва-едва не убил графа. Бросил тень на доброе имя женщины. Возможно, что расстроил их семейное счастье.

— Вы любите Ольгу де Куд? — спросил его д'Арно.

— Если бы я не был твёрдо уверен в том, что она не любит меня, я не мог бы ответить вам на этот вопрос, Поль. Но сейчас я могу сказать со спокойной совестью, что я не люблю её, и она не любит меня. Мы на мгновение поддались опьянению — это не любовь, — и прошло бы это так же быстро и бесследно, как налетело на нас, не войди в это время де Куд. Как вы знаете, я мало знал женщин. Ольга де Куд очень красива; её красота, полумрак, вся обстановка, и эта мольба беззащитной о покровительстве — передо всем этим мог бы разве устоять человек более культурный, но моя культурность даже кожи не коснулась — её хватает ровно на толщину платья.

Париж — не для меня. Я постоянно буду попадать в ловушки, всё более и более опасные. Все запреты, наложенные человеком, скучны и надоедливы. Я вечно чувствую себя пленником. Я не могу дольше выносить этого, друг мой, и, я думаю, мне лучше вернуться в родные джунгли и вести там жизнь, для которой господь предназначил меня, приведя меня туда.

— Не принимайте всего этого так близко к сердцу, — успокаивал его д'Арно. — Вы вышли из положения лучше, чем это сделало бы большинство «культурных» мужчин в аналогичных условиях. А что касается вашего отъезда из Парижа, то я склонен думать, что на этот счёт явятся возражения со стороны Рауля де Куд и мы скоро об этом узнаем.

Д'Арно не ошибся. Спустя неделю, часов в одиннадцать утра, Тарзан и д'Арно сидели за завтраком, когда им доложили о приходе господина Флобера. Последний производил впечатление безукоризненно вежливого человека. С целым рядом поклонов он передал г. Тарзану вызов графа де Куд и выразил надежду, что г. Тарзан позаботится, чтобы друг, которому он поручит свои интересы, встретился с ним, г. Флобером, возможно скоро для обсуждения деталей и разрешения всех вопросов к обоюдному удовольствию.

Разумеется, г. Тарзан охотно и безоговорочно доверяет свои интересы своему лучшему другу, лейтенанту д'Арно. Порешили на том, что д'Арно отправится к г. Флоберу в два часа, и вежливый г. Флобер, не переставая кланяться, вышел из комнаты.

Когда они остались одни, д'Арно, усмехаясь, поглядел на Тарзана.

— Ну? — сказал он.

— Теперь мне предстоит к своим грехам прибавить убийство или самому быть убитому, — отозвался Тарзан. — Я делаю быстрые успехи в усвоении навыков моих культурных братьев.

— Какое оружие вы выберете? — спросил д'Арно. Де Куд мастерски владеет шпагой и великолепно стреляет.

— Я охотнее всего выбрал бы отравленные стрелы с расстояния в двадцать шагов или копья на таком же расстоянии, — засмеялся Тарзан. — Остановимся на пистолетах, Поль.

— Он убьёт вас, Жан.

— Не сомневаюсь. Но ведь умереть всё равно когда-нибудь надо.

— Я предпочёл бы шпагу, — предложил д'Арно. — Он ограничился бы тем, что ранил вас, и меньше шансов, что рана была бы смертельна.

— Пистолет, — решительно заявил Тарзан. Д'Арно пытался уговорить его, но не имел успеха, остановились на пистолетах.

Д'Арно вернулся от г. Флобера после четырёх часов.

— Всё решено, — сказал он. — Жаловаться не на что. Завтра утром на рассвете, в уединённом месте, на дороге вблизи Этамп. Почему-то г. Флобер выбрал это место. Я не возражал.

— Хорошо. — Тарзан не проронил больше ни слова. И не возвращался к вопросу, даже косвенно. Вечером он написал несколько писем, прежде чем лёг спать. Запечатав их, он вложил их в один конверт на имя д'Арно. Позже д'Арно слышал, как он напевает шансонетку, раздеваясь.

Француз выбранился сквозь зубы. Он чувствовал себя очень несчастным, потому что был уверен, что на следующий день восходящее солнце осветит уже только труп Тарзана. Его мучило, что Тарзан так беспечен.

— Весьма не культурный час, чтобы убивать друг друга, — заметил человек-обезьяна, когда его подняли из удобной кровати при сером свете едва зарождающегося дня. Он спал прекрасно, и поэтому ему казалось, что не успел он голову опустить на подушку, как его разбудили. Слова его относились к д'Арно, который стоял, совсем одетый, в дверях спальной Тарзана.

Д'Арно всю ночь почти не сомкнул глаз. Он нервничал и раздражался.

— Я уверен, что вы спали, как младенец, всю ночь, — сказал он.

Тарзан засмеялся. — По вашему тону я заключаю, Поль, что вы ставите мне это в вину. Но я, право, ничего не мог поделать.

— Нет, Жан, это не то, — запротестовал д'Арно, сам улыбаясь. — Но вы так равнодушно всё это воспринимаете, что я выхожу из себя. Можно было бы подумать, что вы отправляетесь стрелять в цель, а не подставлять свой лоб под дуло лучшего стрелка Франции.

Тарзан пожал плечами. — Я иду с тем, чтобы загладить большую вину, Поль. Необходимое для этого условие — мастерство моего противника. Могу ли я, в таком случае, жаловаться? Ведь вы же сами сказали мне, что граф де Куд изумительный стрелок?

— Вы хотите сказать, что надеетесь быть убитым? — в ужасе воскликнул д'Арно.

— Не скажу, чтобы я надеялся. Но, согласитесь, много ли оснований думать, что я не буду убит?

Если бы д'Арно знал, что на уме у человека-обезьяны, что было у него всё время на уме с тех пор, как он услышал первый намёк на то, что граф де Куд пришлёт ему вызов, — д'Арно пришёл бы в ещё больший ужас.

Они молча уселись в большой автомобиль д'Арно и также молча ехали в предрассветной мгле по дороге, ведущей в Этамп. Каждый был занят своими мыслями, д'Арно был очень опечален, потому что искренне любил Тарзана. Дружба, связавшая этих двух людей, которые жили и воспитывались в таких различных условиях, ещё окрепла при совместной жизни, потому что оба они были людьми, одинаково преданными идеалам мужественности, личной доблести и чести. Они понимали друг друга и гордились друг другом.

Тарзан от обезьян унёсся мыслями в прошлое; в памяти всплывали счастливые события его прежней жизни в джунглях. Он вспоминал часы, которые мальчиком проводил, сидя, поджав ноги, на столе в хижине отца, наклонившись смуглым туловищем над заманчивыми картинками, по которым он сам безо всякой помощи, доискался тайны языка печати задолго до того, как уши его восприняли звук человеческой речи. Мягкая, довольная улыбка осветила его суровое лицо, когда он вспомнил тот исключительный, не похожий на все другие, день, который он провёл один на один с Джэн Портер в чаще девственного леса.

Нить мыслей его была оборвана остановкой автомобиля, — они прибыли к назначенному месту. Тарзан вернулся к настоящему. Он знал, что сейчас умрёт, но не чувствовал страха. Для обитателя жестоких джунглей смерть — дело обычное. Закон природы велит им упорно держаться за жизнь, но он не учит их бояться смерти.

Д'Арно и Тарзан приехали на поле чести первыми. Немного позже явились де Куд, г. Флобер и третий господин, который был представлен д'Арно и Тарзану в качестве доктора.

Д'Арно и Флобер некоторое время говорили шёпотом друг с другом. Тарзан и граф де Куд стояли в стороне, на разных концах площадки. Секунданты подозвали их. Д'Арно и г. Флобер осмотрели пистолеты. Два человека, которые должны были стать лицом к лицу через несколько минут, молча и неподвижно выслушивали условия дуэли, которые им сообщил г. Флобер.

Они станут спинами друг к другу. По сигналу, данному г. Флобером, каждый из них пойдёт вперёд, держа пистолет в опущенной руке. Когда оба сделают по десять шагов, д'Арно даст последний сигнал, тогда они должны обернуться и стрелять до тех пор, пока один из них не упадёт или пока каждый не выпустит по три пули.

Пока г. Флобер разъяснял, Тарзан вытащил из портсигара папироску и закурил её. Де Куд был воплощённым хладнокровием — недаром ведь он считается лучшим стрелком во Франции!

Наконец, г. Флобер кивнул д'Арно и каждый из них отвёл своего дуэлянта на место.

— Вы вполне готовы, господа? — спросил г. Флобер.

— Вполне, — отвечал де Куд.

Тарзан кивнул. Г. Флобер дал сигнал, вместе с д'Арно отступил немного в сторону за пределы линии огня. Шесть! Семь! Восемь! Слёзы выступили у д'Арно на глазах. Он так любил Тарзана. Девять! Ещё один шаг, и бедный лейтенант дал сигнал, которого ему так не хотелось давать. Он прозвучал для него как погребальный звон над его лучшим другом.

Де Куд быстро обернулся и выстрелил. Тарзан слегка вздрогнул. Пистолет он всё ещё держал опущенным. Де Куд приостановился, как будто ожидая, что противник его сейчас свалится наземь. Француз был слишком опытным стрелком и не мог не знать, что он не дал промаха. Но Тарзан всё-таки не поднимал оружия. Де Куд выстрелил ещё раз, но небрежная поза человека-обезьяны и полное равнодушие, с которым он продолжал попыхивать папироской, сбили с толку лучшего стрелка Франции. На этот раз Тарзан даже не вздрогнул, а де Куд всё-таки знал, что он опять не промахнулся.

Внезапно ему пришло в голову такое объяснение: его противник спокойно рискует, рассчитывая, что ни одним из трёх выстрелов он не будет ранен смертельно, а потом, не спеша, спокойно и хладнокровно застрелит его, де Куда. Мурашки пробежали по спине француза. Замысел — коварный, дьявольский. Что это за человек, который может стоять невозмутимо с двумя пулями в теле, спокойно поджидая третью.

На этот раз де Куд тщательно прицелился, но нервы у него разошлись, и он явно промахнулся. Тарзан ни разу не поднял руки с пистолетом.

Одно мгновение они смотрели друг другу прямо в глаза. На лице Тарзана отразилось самое искреннее разочарование. По лицу де Куда медленно разливалось выражение ужаса, даже страха.

Он не мог дольше вынести.

— Матерь божия! Да стреляйте же! — закричал он. Но Тарзан не поднял пистолета, а сделал несколько шагов по направлению к де Куду, когда же д'Арно и г. Флобер, не поняв его намерения, хотели броситься между ними, он знаком руки остановил их.

— Не бойтесь, — сказал он, — я ничего ему не сделаю. Это было против всяких правил. Но они остановились. Тарзан подошёл вплотную к де Куду.

— Ваш пистолет, должно быть, не в порядке, мсье, — сказал он. — Или вы нездоровы. Возьмите мой, и начнём снова. — И Тарзан, к величайшему изумлению графа, протянул ему свой пистолет ручкой вперёд.

— Mon Dieu! — крикнул граф. — Вы с ума сошли, должно быть?

— Нет, мой друг, — возразил человек-обезьяна. — Но я заслужил кары. Только таким путём я могу загладить зло, причинённое хорошей женщине. Возьмите пистолет и послушайтесь меня.

— Это было бы убийством, — запротестовал де Куд. — И затем — какое зло вы причинили моей жене? Она поклялась мне…

— Я не это хочу сказать, — быстро перебил его Тарзан. — Между нами не произошло ничего хуже того, чему вы сами были свидетелем. Но и этого достаточно, чтобы бросить тень на её имя и разбить счастье человека, против которого я ничего не имею. Вина была всецело моя, и я надеялся, что искуплю её своей смертью сегодня. Я разочарован, что граф не такой хороший стрелок, как меня уверяли.

— Вы говорите, что виноваты были вы? — быстро спросил де Куд.

— Всецело я, мсье. Жена ваша чистая женщина. Она любит вас. В том, чему вы сами были свидетелем, виноват один я. Но попал я к вам не по собственному желанию и не по желанию графини де Куд. Вот эти бумаги вам это подтвердят, — и Тарзан вынул из карманов показания Рокова, подписанные им.

Де Куд развернул и прочёл. Д'Арно и г. Флобер, заинтересованные свидетели странного окончания странной дуэли, подошли ближе. Никто не произнёс ни слова, пока де Куд не дочитал до конца. Тогда он взглянул на Тарзана.

— Вы смелый и рыцарски благородный человек, — сказал он. — Я благодарю бога, что не убил вас.

Де Куд был импульсивен, как все французы. Он обнял Тарзана и поцеловал его. Г. Флобер обнял д'Арно. Некому было обнять доктора. Возможно, поэтому он из досады подошёл и попросил разрешения перевязать раны Тарзана.

— Этот господин получил одну пулю во всяком случае, — заявил он, — а может быть и три.

— Две, — поправил Тарзан, — в левое плечо и в левый бок, обе раны поверхностные, как мне кажется. — Но доктор настоял на том, чтобы он растянулся на траве и возился с ним до тех пор, пока не промыл обе раны и не остановил кровь.

В конце концов они все вместе вернулись в город в автомобиле д'Арно лучшими друзьями. Де Куд был так доволен, получив двойное свидетельство в пользу верности жены, что у него не осталось никакого недоброжелательства против Тарзана. Положим, Тарзан принял на себя большую долю вины, чем та, какая в сущности падала на него, но маленькую ложь можно ему простить, потому что он солгал ради женщины и солгал как джентльмен.

Человек-обезьяна был уложен в постель на несколько дней. Он считал, что это глупо и излишне, но доктор и д'Арно так волновались, что он уступил, чтобы сделать им удовольствие, хотя сам не мог не смеяться.

— Смешно лежать в постели из-за булавочного укола, — говорил он д'Арно. — Разве, когда Болгани, король горилл, почти растерзал меня, ещё мальчика, у меня была мягкая постель? Нет, только сырая, прелая листва джунглей. Дни и недели я лежал под защитой какого-нибудь куста, и только Кала, бедная, верная Кала, ходила за мной, отгоняя насекомых от моих ран и отпугивая хищных зверей.

Когда я просил пить, она приносила мне воду во рту — другого способа она не знала. Не было ни стерилизованной ваты, ни антисептических бинтов, — наш милый доктор с ума сошёл бы от ужаса. И тем не менее я поправился, поправился для того, чтобы улечься в постель из-за пустой царапины, на которую никто из жителей джунглей и внимания не обратил бы, разве она была бы у него на носу.

Но время шло, и Тарзан поправился. Де Куд навещал его несколько раз во время болезни и, узнав, что Тарзану хотелось бы найти какую-нибудь службу, он обещал позаботиться о нём.

В первый же день, когда Тарзану разрешено было выйти из дому, он получил от графа приглашение явиться к нему в канцелярию.

Де Куд встретил его приветливо и искренне порадовался, что снова видит его на ногах. Ни один из них с того самого дня не вспоминал о дуэли или о том, что послужило для неё поводом.

— Мне кажется, я нашёл как раз то, что вам нужно, г. Тарзан, — сказал граф. — Роль доверенную и ответственную, требующую при том значительной физической силы и смелости. Мне трудно представить себе человека, который лучше подходил бы к ней, дорогой г. Тарзан. Она связана с необходимостью путешествовать, а позже может доставить вам лучшее место, — быть может, и по дипломатической части. Сначала вы будете просто агентом военного министерства. Пойдёмте, я провожу вас к человеку, который будет вашим начальством. Он лучше разъяснит вам ваши обязанности, и вы сможете решить, подойдут ли они вам.

Де Куд сам проводил Тарзана к генералу Рошеру, начальнику Бюро, к которому Тарзан должен был быть прикомандирован, если бы он согласился взять место. Затем граф расстался с ним, предварительно яркими чертами описав генералу те свойства человека-обезьяны, которые делают его особенно подходящим для данной роли.

Спустя полчаса Тарзан вышел из министерства, в первый раз в жизни получив официальное положение. На следующий день ему надлежало вернуться за дальнейшими инструкциями, но генерал Рошер дал ему понять, что он должен быть готов немедленно, быть может завтра же, выехать из Парижа.

С чувством огромного облегчения он спешил домой, чтобы поделиться новостью с д'Арно. Наконец-то и он будет что-нибудь значить в мире. Будет зарабатывать деньги и, что ещё лучше, будет путешествовать и ездить по свету.

Он ещё с порога прокричал д'Арно радостную весть. Но д'Арно не был доволен.

— Вас, очевидно, радует, что вы уезжаете из Парижа и что мы целыми месяцами не будем видеться, Тарзан, — вы неблагодарное животное! — и д'Арно расхохотался.

— Нет, Поль. Я только ребёнок. У меня новая игрушка, и я горд необычайно.

Итак, на следующий день Тарзан выехал из Парижа в направлении на Марсель и Оран.

VII. Танцовщица из Сиди-Аиссы

Первая миссия Тарзана не обещала быть ни особенно увлекательной, ни особенно важной. Был некий лейтенант в армии спаги, которого правительство подозревало в сомнительного рода сношениях с одной из великих европейских держав. Лейтенант Жернуа, недавно назначенный в Сиди-бель-Абесс, был перед тем прикомандирован к генеральному штабу, и тогда через его руки проходили чрезвычайно ценные, с военной точки зрения, материалы. Вот из-за этих-то материалов, как предполагали, великая держава старается установить с ним сношения.

Совершенно случайный намёк, обронённый одной популярной парижанкой в ревнивую минуту, навлёк подозрение на лейтенанта. Но генеральные штабы так тщательно охраняют свои тайны, а предательство — проступок такой серьёзный, что в таком деле нельзя пренебрегать и намёком. И вот почему Тарзан попал в Алжир под видом американца-охотника, с тем чтобы не спускать с лейтенанта Жернуа глаз.

Он с радостью думал о том, что снова увидит любимую Африку, но северная часть этого континента так мало напоминала родные тропические джунгли, что он также мало испытал эмоций возвращения на родину, как если бы вернулся в Париж. В Оране он бродил весь день по узким извилистым уличкам арабского квартала, любуясь незнакомыми картинами. Следующий день застал его уже в Сиди-бель-Абесс, где он вручил военным и гражданским властям свои рекомендательные письма, в которых не было ни намёка на настоящую цель его приезда.

Тарзан достаточно хорошо владел английским языком, чтобы среди арабов и французов сойти за американца, а больше ничего не требовалось.

Встречаясь с англичанами, он говорил по-французски, чтобы не выдать себя, а иногда говорил по-английски и с иностранцами, знающими язык, но не настолько, чтобы уловить недостатки произношения.

Тут он познакомился со многими из французских офицеров и скоро сделался их любимцем. Встретился он и с Жернуа, угрюмым диспептиком, лет около сорока, мало поддерживающим общение с товарищами.

В течение месяца не было никаких событий. Жернуа, по-видимому, не принимал никаких посетителей, а когда бывал в городе, встречался только с людьми, в которых даже при самом пылком воображении нельзя было усмотреть агентов иностранной державы. Тарзан начинал уже надеяться, что слухи были ложны, как вдруг Жернуа получил приказ переброситься далеко на юг в Бу-Саад в Малой Сахаре.

Малый отряд спаги с тремя офицерами должен был прийти на смену ранее стоявшему. По счастью один из прежних офицеров, капитан Жерар, сильно подружился с Тарзаном, и потому заявление последнего, что он отправится с ними в Бу-Саад, где думает поохотиться, не вызвало ни малейшего подозрения.

В Буире отряд оставил поезд и конец дня провёл уже в сёдлах. Пока Тарзан в Буире торговал себе лошадь, он поймал устремлённый на него взгляд человека в европейском платье, стоявшего в дверях туземной кофейни, но как только Тарзан обратил на него внимание, человек отвернулся и вошёл в низкую сводчатую комнату, и если бы не навязчивое впечатление, что в лице или фигуре есть что-то ему знакомое, Тарзан больше о нём и не вспомнил бы.

Переход до Омаля утомил Тарзана, его верховая езда ограничивалась пока уроками в парижском манеже, а потому он сильно обрадовался комфортабельной комнате и кровати в отеле Гресля, тогда как офицеры и солдаты расположились в зданиях военного поста.

Хотя Тарзана на другой день разбудили рано, но спаги уже выступили, когда он только начинал свой завтрак. Он торопливо допивал кофе, чтобы солдаты не успели слишком далеко уйти вперёд, когда взгляд его упал на дверь смежного со столовой бара.

К его удивлению, он увидел Жернуа, разговаривающего с незнакомцем, которого Тарзан видел накануне у дверей кофейни в Буире. Ошибки быть не могло, потому что нечто знакомое чувствовалось в нём и сейчас, хотя он и стоял спиной к Тарзану.

Пока он смотрел на них, раздумывая, Жернуа поднял глаза и уловил внимательное выражение на лице Тарзана. В это время иностранец что-то говорил шёпотом, но Жернуа перебил его, и они оба разом повернули и скрылись из виду.

То был первый подозрительный факт, связанный с Жернуа, замеченный Тарзаном. Но было совершенно ясно, что оба человека вышли из бара только потому, что Жернуа заметил взгляд Тарзана. А тут ещё это неотвязчивое впечатление чего-то знакомого — оно только увеличивало уверенность Тарзана в том, что тут будет над чем понаблюдать.

Через минуту Тарзан вошёл в бар, но ни там, ни на улицах не было и следов двух человек, а между тем Тарзан, прежде чем пуститься догонять отряд, уже значительно ушедший вперёд, побывал во всевозможных магазинах и на базарах. Он догнал отряд только у Сиди-Аиссы вскоре после полудня, когда солдаты остановились на час на привал. Он нашёл Жернуа при отряде, но иностранца не было видно.

В Сиди-Аиссе был торговый день. Многочисленные караваны верблюдов, стягивающихся из пустыни, толпы шумных арабов на рыночных площадях, — всё это вызывало в Тарзане страстное желание задержаться здесь на один день, чтобы ближе присмотреться к этим сынам пустыни. И отряд спаги ушёл в этот день в направлении на Бу-Саад без него.

До темноты он бродил по базарам в сопровождении юного араба, по имени Абдул, рекомендованного ему содержателем постоялого двора в качестве надёжного слуги и переводчика.

Здесь Тарзан купил лошадь лучше той, которую приобрёл в Буире, и, разговорившись со стройным арабом, продававшим её, узнал, что он Кадур бен Саден, шейх племени, кочующего в пустыне далеко к югу от Джельфы. Через посредство Абдула Тарзан пригласил шейха отобедать с собой. Когда они втроём пробирались в толпе торговцев, верблюдов, мулов и лошадей, заполняющих рынок и оглашающих его всевозможными звуками и голосами, Абдул потянул Тарзана за рукав:

— Оглянись, господин, — и он пальцем указал на фигуру, которая скрылась за каким-то верблюдом как только Тарзан обернулся. — Он ходил за нами следом всё время после обеда, — пояснил Абдул.

— Я успел только заметить араба в тёмно-синем бурнусе и белом тюрбане, — отвечал с сомнением Тарзан. — Ты его имеешь в виду?

— Да, я подозреваю его, потому что он здесь, очевидно, чужой, и у него нет никакого другого дела, как только следить за нами, чем никогда не занимаются честные арабы; и потом — он закрывает всю нижнюю часть лица, видны одни только глаза. Он, наверное, дурной человек, иначе он знал бы чем заняться.

— Ну, значит, он попал на неверный след, Абдул, — успокоил его Тарзан, — потому что здесь нет никого, кто мог бы желать мне зла. Я в первый раз в вашей стране, и никто здесь не знает меня. Он скоро убедится в своей ошибке и перестанет сопровождать нас.

— Если только он не замышляет грабежа, — возразил Абдул.

— Тогда единственное, что мы можем сделать, это выждать, пока он запустит руку, — засмеялся Тарзан. — И я ручаюсь, что он пресытится грабежом раз навсегда, раз мы предупреждены. — С этими словами он перестал думать о незнакомце, не подозревая, что через несколько часов, и при самых неожиданных обстоятельствах, ему придётся вспомнить о нём.

Кадур бен Саден, плотно пообедав, простился со своим хозяином. С полными достоинства заверениями дружбы он приглашал Тарзана навестить его в его пустынных владениях, где столько антилоп, оленей, кабанов, пантер и львов, что самый ярый охотник останется доволен.

После его ухода человек-обезьяна, вместе с Абдулом, снова отправился бродить по улицам Сиди-Аиссы и скоро был привлечён диким грохотом каких-то медных инструментов, раздающимся из одного из многочисленных «мавританских» кафе. Было часов восемь и танцы были в полном разгаре, когда Тарзан вошёл. Комната была битком набита арабами. Все они курили и пили густой, горячий кофе.

Тарзан и Абдул разыскали место в центре комнаты, хотя любящий тишину человек-обезьяна предпочёл бы устроиться где-нибудь в стороне, подальше от музыкантов, производящих невероятнейший шум на своих арабских барабанах и рожках. Танцевала довольно хорошенькая девушка, которая, обратив внимание на европейца и рассчитывая на щедрую благодарность, перебросила ему через плечо шёлковый платочек, за что получила франк.

Когда её место заняла другая девушка, быстроглазый Абдул заметил, что первая остановилась с двумя арабами в конце комнаты, возле боковой двери, ведущей во внутренний двор, в котором на галерее, его окружающей, были расположены комнаты девушек, танцующих в кафе.

Вначале он не придал этому значения, но потом уголком глаза подметил, что один из мужчин кивнул в их сторону, а девушка обернулась и украдкой глянула на Тарзана. Потом арабы перешагнули порог и потонули во мраке двора.

Когда снова дошла очередь до той же девушки, она танцевала близко около Тарзана и дарила ему самые нежные улыбки. Угрюмо косились на высокого европейца смуглые, темноглазые сыны пустыни, но на Тарзана, видимо, не действовали ни улыбки, ни злые взгляды.

Девушка снова перебросила платочек ему на плечо и снова получила франк. Приложив его ко лбу, по обычаю её сестёр, она низко нагнулась возле Тарзана и быстро прошептала ему на ухо ломаным французским языком:

— Во дворе есть два человека, которые хотят причинить зло мсье. Я сначала обещала им заманить вас, но вы были добры ко мне, и я не могу этого сделать. Уходите скорее, пока они не заметили, что я выдала их вам. Они, наверное, дурные люди.

Тарзан поблагодарил девушку, уверил её, что будет осторожен, и, окончив свой танец, она через маленькую дверь исчезла во дворе. Но Тарзан не ушёл из кафе, как она его просила.

Следующие полчаса всё шло спокойно, потом в кафе вошёл с улицы мрачного вида араб. Он остановился возле Тарзана и начал делать бесцеремонные и оскорбительные замечания по адресу европейцев, но так как он говорил на своём родном языке, Тарзан абсолютно ничего не понимал, пока Абдул не взялся просветить его.

— Этот человек хочет затеять ссору, — предупредил Абдул. — Он не один, да в сущности, в случае стычки, все были бы против вас. Лучше уйти спокойно, господин.

— Спроси этого человека, что ему нужно? — приказал Тарзан.

— Он говорит, что собака-христианин оскорбил девушку, которая ему принадлежит. Он ищет ссоры.

— Скажи ему, что я не оскорбил ни его девушку и никакую другую, пусть он уйдёт и оставит меня в покое. Мне не из-за чего ссориться с ним, и ему со мной тоже.

— Он говорит, — повторил Абдул, — передав слова Тарзана, — что вы сами собака, и сын собаки, а бабушка ваша — гиена. А между прочим — вы лжец.

Инцидент уже начал привлекать внимание окружающих, и взрыв хохота, которым был встречен этот поток ругательств, достаточно показал, на чьей стороне симпатии аудитории.

Тарзан не любил, когда над ним смеются, не нравились ему и выражения, употреблённые арабом, но он не проявил никаких признаков гнева и спокойно поднялся со своего места. На губах у него играла полуулыбка, но вдруг сильный кулак опустился на лицо хмурого араба.

Как только человек упал, с полдюжины юрких его соотечественников влетели в комнату с улицы, где, очевидно, поджидали своей очереди. С криками: «Смерть неверному!» и «Долой собаку-христианина!» они бросились прямо на Тарзана.

Несколько арабов помоложе, из бывших в комнате, тоже вскочили на ноги, чтобы присоединиться к нападающим на безоружного белого. Тарзана и Абдула массовым напором отбросили в конец комнаты. Юный араб остался верен своему господину и сражался рядом с ним с ножом в руке.

Страшными ударами человек-обезьяна сбивал с ног каждого, приближавшегося к его мощным рукам. Он боролся спокойно и не произнося ни одного слова, а на губах у него играла та же улыбка, с какой он встал и нанёс удар оскорбившему его. Казалось невероятным, чтобы он или Абдул могли уйти живыми от этого моря разъярённых людей, размахивающих саблями и кинжалами, но многочисленность нападающих отчасти служила защитой. Толпа, вопящая и кипящая, сбилась так тесно, что невозможно было пустить в ход оружие, и никто из арабов не решался стрелять, чтобы не ранить своих.

Наконец, Тарзану удалось свалить одного из самых настойчивых противников. Быстрым движением он обезоружил беднягу и затем, держа его перед собой, в качестве щита, медленно начал отступать вместе с Абдулом по направлению к двери, ведущей во внутренний двор. На пороге он остановился и, подняв над своей головой выбивающегося араба, бросил его с силой заряда, вылетевшего из орудия, в лицо своих преследователей.

Тарзан и Абдул проникли во двор. Перепуганные танцовщицы прижались в конце лестницы, ведущей к их комнатам. Двор освещался только свечами, которые каждая девушка прилепила к перилам балкона напротив своей комнаты, чтобы проходящие по двору могли лучше рассмотреть её прелести.

Не успели Тарзан и Абдул выйти во двор, как тут же, за их спиной, из темноты у одной из лестниц, щёлкнул курок, и две закутанные фигуры бросились к ним, продолжая стрелять. Тарзан прыгнул навстречу этим новым противникам. Одна секунда — и противник лежал в грязи, обезоруженный и со сломанной костью. Нож Абдула настиг другого в тот момент, когда он собирался разрядить револьвер в лоб верного араба.

Обезумевшая толпа бросилась теперь из кафе, преследуя добычу. Девушки потушили свечи по данному одной из них знаку, и двор освещался чуть-чуть только светом, выбивающимся из наполовину заслонённой народом двери кафе. Тарзан снял саблю с человека, павшего под ударом ножа Абдула, и теперь стоял, ожидая волну людей, которая мчалась на него из темноты.

Вдруг он почувствовал как лёгкая рука легла ему на плечо, и женский голос прошептал: «Скорей, мсье, сюда. Следуйте за мной».

— Идём, Абдул, — шёпотом позвал Тарзан. — Хуже, чем здесь, быть не может.

Женщина повернула и повела их вверх по узкой лестнице, которая вела к её комнате. Тарзан шёл вслед за ней. Он видел, как блестели золотые и серебряные браслеты на голых руках, золотые монеты на её головном уборе. Он слышал, как шелестел её пышный наряд. Он знал, что она одна из танцовщиц, и инстинктивно чувствовал, что это та самая, которая раньше прошептала ему на ухо предостерегающие слова.

Поднимаясь по лестнице, они слышали, как ищет их во дворе сердитая толпа.

— Они скоро начнут свои поиски здесь, — шепнула девушка. — Не надо, чтобы они нашли вас, потому что в конце концов они всё-таки убьют вас, хотя вы боретесь за десятерых. Спешите! Вы можете выпрыгнуть на улицу из окна моей комнаты. Пока они сообразят, что вас нет внутри здания, вы уже будете в безопасности у себя в отеле.

Но не успела она закончить, как несколько человек уже бросились на лестницу, на которой они стояли. Раздался торжествующий крик. Их открыли. Толпа стремительно бросилась на лестницу. Первый взбежал быстро вверх, но там его встретил меч, на который он не рассчитывал: добыча раньше не была вооружена.

С криком нападающий упал назад на тех, кто поднимался сзади; как булавки, посыпались они вниз. Старое и расшатанное строение не могло выдержать необычную нагрузку и раскачивание. С треском и стуком ломающегося дерева лестница обломилась под арабами, и только Тарзан, Абдул и девушка остались наверху, на узенькой площадке.

— Идём! — крикнула девушка. — Они поднимутся по соседней лестнице. Нельзя терять ни минуты.

Но как только они вошли в комнату, Абдул услышал со двора крик, что нужно спешить на улицу и отрезать им путь.

— Мы пропали, — просто сказала девушка.

— Мы? — переспросил Тарзан.

— Да, мсье, — отвечала она. — Они убьют и меня. Ведь я помогла вам.

Дело принимало новый оборот. До сих пор Тарзан наслаждался возбуждением опасности стычки. Он ни минуты не подозревал, что Абдул или девушка могут пострадать, разве случайно. Бежать он думал только в том случае, если не будет никакой надежды спастись иначе.

Один он мог бы спрыгнуть на этот клубок людей и разметать их так, как это делает Нума-лев: он так озадачил бы арабов, что ускользнуть было бы не трудно. Теперь он должен прежде всего позаботиться об этих двух верных друзьях.

Он подошёл к окну, выходящему на улицу. Ещё миг и враги появятся внизу. Слышен уже топот ног на соседней лестнице, они будут здесь в одну минуту. Он облокотился на подоконник и выглянул, но посмотрел не вниз, а вверх. Над ним была видна крыша строения, за которую можно было ухватиться рукой. Он подозвал девушку. Она подошла и стала возле него. Он обнял её рукой и перекинул через плечо.

— Подожди, пока я вернусь за тобой, — сказал он Абдулу, — а пока придвинь к этой двери всё, что найдёшь в комнате. Это их немного задержит. — Затем он поднялся на узкий подоконник, придерживая девушку у себя на плече. — Держись крепче, — предупредил он её, и с гибкостью и ловкостью обезьяны он полез на крышу.

Посадив девушку, он тихо окликнул Абдула. Юноша подбежал к окну.

— Дай руку, — шепнул Тарзан.

Внизу, в комнате, толпа колотила в дверь. Вдруг дверь разлетелась в щепки, и в то же мгновение Абдул как пёрышко взвился вверх. Всё это было проделано как раз вовремя, потому что в то время, как толпа с лестницы ворвалась в комнату, несколько десятков человек обогнули угол улицы и прибежали под окно комнаты.

VIII. Бой в пустыне

Сидя, поджав ноги, на крыше, они слышали, как ругались арабы в комнате. Абдул время от времени переводил Тарзану их слова.

— Они винят тех, внизу, что они выпустили нас. А те отвечают, что мы не прыгали вниз, что мы ещё внутри здания, но что верхние — трусливы, боятся напасть на нас и поэтому уверяют их, что мы убежали. Ещё немножко — и там начнётся общая потасовка.

Вскоре те, что были в комнате, перестали искать и вернулись в кафе. Несколько человек остались на улице, курили и беседовали.

Тарзан обратился к девушке, благодаря её за жертву, которую она принесла ему — чужестранцу.

— Вы мне понравились, — просто ответила она. — Вы не похожи на тех, кто бывает всегда в кафе. Вы не говорили со мною грубо и в том, как вы бросили мне деньги, не было ничего обидного.

— Что вы будете делать теперь? — спросил он. — Вам нельзя вернуться в кафе. Можно ли вам без риска остаться в Сиди-Аиссе?

— Завтра всё забудется, — возразила она. — Но я рада была бы никогда не возвращаться в кафе, ни в это, ни в другое, Я была там не по собственному желанию, а потому, что меня захватили силой и держали как пленницу.

— Как пленницу! — недоверчиво воскликнул Тарзан.

— Рабыню, пожалуй, — это вернее, — отвечала она. — Меня выкрала ночью из douar'a отца шайка грабителей. Они привезли меня сюда и продали арабу, который держит это кафе. Прошло уже больше двух лет, как я не видела никого из близких. Они далеко на юге и никогда не бывают в Сиди-Аиссе.

— Вы хотели бы вернуться к своим? — спросил Тарзан. — Тогда я обещаю доставить вас, по крайней мере, в Бу-Саад. Там вы, вероятно, сможете выхлопотать, чтобы комендант отправил вас дальше!

— О, господин! — воскликнула она, — как мне благодарить вас? Неужто вы сделаете так много для простой бедной танцовщицы? Но отец мой может вознаградить вас и, наверное, вознаградит, — разве он не великий шейх? Его зовут Кадур бен Саден.

— Кадур бен Саден! — изумился Тарзан, — да ведь Кадур бен Саден сейчас здесь, в Сиди-Аиссе. Он обедал со мной несколько часов тому назад.

— Отец мой здесь? — воскликнула поражённая девушка. — Хвала Аллаху! Я в самом деле спасена!

— Тсс! — предупредил Абдул. — Слушайте!

Снизу доносились голоса, совершенно отчётливые в ночном воздухе.

Тарзан снова не понимал, но Абдул и девушка переводили.

— Они ушли, — сказала последняя. — Это всё было из-за вас. Один сказал, что иностранец, который обещал деньги за то, чтобы вас убили, лежит в доме Ахмета дин Сулефа с переломанной кистью, но обещает ещё большую награду, если они устроят засаду на дороге в Бу-Саад и убьют вас.

— Вот он-то и следил за нами на рынке сегодня, — торжествовал Абдул. — И позже я видел его в кафе вместе с другими, и они ушли во двор, поговорив вот с этой девушкой. Они-то напали на нас и стреляли, когда мы выбежали из кафе. Почему они хотят убить вас, мсье?

— Не знаю, — отвечал Тарзан и, помолчав: — разве что, — но он не закончил, потому что его предположение как будто могло дать ключ к разрешению тайны, но в то же время казалось совершенно невероятным.

Люди на улице разошлись. Двор и кафе опустели. Тарзан осторожно нагнулся к окну комнаты девушки. В комнате не было никого. Он вернулся на крышу и спустил Абдула, потом передал ему на руки молодую девушку. С подоконника Абдул спрыгнул на улицу, а Тарзан взял девушку на руки и спрыгнул, как не раз прыгал в родных лесах с ношей на руках.

Девушка слегка вскрикнула, но Тарзан опустился на улицу совсем мягко и поставил её на ноги невредимой.

Она на минуту прижалась к нему.

— Какой мсье сильный и ловкий! Он не уступает даже el adrea — чёрному льву.

— Хотел бы я встретиться с вашим el adrea, — сказал Тарзан. — Я так много слышал о нём.

— Если вы придёте в douar к моему отцу, вы его увидите, — объявила девушка. — Он живёт на вершине горы, к северу от нас, и по ночам спускается вниз из своего логова, чтобы грабить стада моего отца. Одним ударом своей сильной лапы он сносит череп быку, и горе запоздалому путнику, который повстречается с el adrea ночью.

Они добрались до гостиницы без дальнейших приключений. Заспанный хозяин долго отказывался организовать поиски Кадура бен Садена раньше утра, но при виде золотой монеты его точка зрения изменилась, и, спустя несколько минут, слуга отправился в обход небольших туземных гостиниц, где, как можно было рассчитывать, шейху пустыни легче было найти компанию по душе. Тарзан считал необходимым найти отца девушки тотчас, так как боялся, чтобы он не пустился в путь слишком рано поутру.

Они ждали не более получаса, как посланный вернулся с Кадур бен Саденом. Старый шейх вошёл в комнату с недоумевающим выражением на гордом лице.

— Господин оказал мне честь… — начал он, и вдруг его взгляд упал на девушку. Он бросился к ней через комнату с протянутыми руками. — Дочь моя! — крикнул он, — аллах милосерден! — и слёзы затуманили мужественные глаза старого воина.

Когда Кадур бен Саден выслушал рассказ о похищении девушки и о её спасении, он протянул Тарзану руку.

— Всё, что имеет Кадур бен Саден, — всё твоё, друг мой, и сама его жизнь тоже, — сказал он просто, но Тарзан знал, что это не пустые слова.

Было решено немного поспать и выехать рано утром и попытаться проделать весь путь до Бу-Саада в один день. Для мужчин это было относительно не трудно, но для девушки путешествие, конечно, будет утомительно.

Но она-то больше всего и настаивала, чтобы ехать как можно раньше, — так ей хотелось поскорей увидать семью и друзей, от которых она была оторвана более двух лет.

Тарзану казалось, что не успел он закрыть глаза, как его уже разбудили, а через час отряд уже двигался в направлении к югу, по дороге на Бу-Саад. Первые несколько миль дорога была хорошая, и они быстро продвигались вперёд. Потом началась песчаная пустыня, и лошади глубоко вязли в песке. Кроме Тарзана, Абдула, шейха и его дочери, с ними ехали четверо арабов из племени шейха, сопровождавшие его в Сиди-Аиссу. Итого, семь ружей, — бояться дневного нападения было нечего, а если всё будет идти хорошо, к ночи они будут уже в Бу-Сааде.

Сильный ветер гнал им навстречу летучий песок пустыни, и губы у Тарзана пересохли и потрескались. То, что он видел вокруг, было далеко не привлекательно, — огромное пространство волнообразной земли, с небольшими голыми холмиками и кое-где рассеянными группами жалких кустарников. Далеко к югу виднелись смутные очертания гор Сахары. Как мало это похоже, думал Тарзан, на прекрасную Африку его юных лет!

Абдул, всегда настороже, посматривал назад не реже, чем вперёд. Вверху каждого холмика, на который ему приходилось подниматься, он придерживал коня и тщательно осматривал расстилающееся перед ним пространство. Наконец, его бдительность была вознаграждена.

— Взгляните! — крикнул он. — Шесть всадников едут за нами!

— Ваши вчерашние приятели, очевидно, мсье, — сухо сказал Тарзану Кадур бен Саден.

— Несомненно, — ответил человек-обезьяна. — Я очень жалею, что моё присутствие делает небезопасным ваше путешествие. В ближайшем селении я задержусь и осведомлюсь у этих джентльменов о том, что им нужно. Мне нет необходимости быть в Бу-Сааде непременно сегодня, но я не вижу оснований, почему бы вам не продолжать свой путь вполне спокойно.

— Если вы остановитесь, остановимся и мы, — возразил Кадур бен Саден.

— Пока вы не будете в безопасности со своими друзьями, или пока враг не перестанет преследовать вас, мы будем с вами. Об этом нечего больше говорить.

Тарзан только кивнул головой. Он не тратил слов попусту, и, может быть, потому отчасти Кадур бен Саден так привязался к нему, — араб больше всего на свете презирал болтливых людей.

Весь день Абдул не переставал посматривать на всадников, едущих сзади. Они оставались всё время на одном и том же расстоянии, не приближаясь даже во время случайных остановок или большого полуденного отдыха.

— Они ждут наступления темноты, — говорил Кадур бен Саден.

И мрак спустился на землю раньше, чем отряд шейха с Тарзаном успел добраться до Бу-Саада. Последний раз, когда перед тем как стемнело, Абдулу удалось рассмотреть мрачные, одетые в белое фигуры, сопровождающие их, они быстро нагоняли расстояние, отделявшее их от намеченной добычи. Он шёпотом, чтобы не испугать девушку, сообщил об этом Тарзану, и человек-обезьяна придержал коня.

— Поезжай вперёд с другими, Абдул, — сказал он. — Этот спор касается только меня. Я подожду в первом подходящем месте и порасспрошу этих господ.

— Тогда и Абдул будет ждать с вами, — заявил юный араб, и ни угрозы, ни приказания не могли заставить его отказаться от своего решения.

— Ну, хорошо, — согласился Тарзан. — Вот место, лучше которого и желать трудно, — эти скалы наверху холма. Мы спрячемся здесь и напомним о себе этим господам, когда они появятся.

Они отвели лошадей и спешились. Остальная группа уже скрылась из виду в темноте. Впереди внизу мерцали огоньки Бу-Саада. Тарзан вынул ружьё из чехла и отстегнул кобуру револьвера. Он приказал Абдулу отодвинуться за скалы вместе с лошадьми, чтобы быть под прикрытием, в случае если неприятель откроет огонь. Юный араб сделал вид, что повинуется, но, привязав хорошенько лошадей к низкому кустарнику, он приполз обратно и лёг на живот в нескольких шагах от Тарзана.

Человек-обезьяна стоял, выпрямившись, на середине дороги, выжидая. Впрочем ждать пришлось недолго. Топот скачущих лошадей сразу вырвался снизу, из темноты, и вслед за этим Тарзан различил движущиеся пятна более светлого оттенка, вырисовывающиеся на фоне ночного мрака.

— Стой! — закричал ом. — Или мы будем стрелять.

Белые фигуры сразу стали, и несколько мгновений царило полное молчание,

Потом — совещание шёпотом, и призрачные всадники, как духи, рассеялись в разные стороны. Снова вокруг одна немая пустыня, но в зловещем безмолвии её чувствуется опасность.

Абдул поднялся на одно колено. Тарзан насторожил тренированные в джунглях уши и скоро расслышал топот тихо приближающихся лошадей, — с востока, запада, севера и юга, — их окружали. Потом раздался выстрел оттуда, куда он смотрел, пуля просвистела у него над головой, и он выстрелил по тому же направлению, где при выстреле вспыхнул огонёк.

Тотчас трескотня ружей дробью рассыпалась в беззвучной пустыне.

Абдул и Тарзан стреляли только тогда, когда вспыхивали огоньки ружей: они всё ещё не видели своих врагов. Скоро обнаружилось, что атакующие стягивают круг, сближаясь всё больше и больше, по мере того, как начинали понимать, как малочислен противник.

Но один подошёл слишком близко. Тарзан не даром привык изощрять зрение во мраке лесной ночи — большего мрака по эту сторону могилы быть не может; раздался крик — и одно седло опустело,

— Шансы начинают уравниваться, Абдул, — со смехом произнёс Тарзан вполголоса.

Но шансы были далеко ещё не равны, и когда пять оставшихся всадников по данному сигналу повернули и устремились прямо на них, казалось, что бою сейчас наступит конец. Тарзан и Абдул оба бросились к скале, чтобы враг не мог обойти их сзади. Дикий топот скачущих лошадей, град выстрелов с обеих сторон. Потом арабы снова отъехали назад, чтобы повторить тот же манёвр, но на этот раз их было уже только четверо против двоих.

Несколько минут ни одного звука не доносилось из окружающего мрака.

Тарзан не знал, значит ли это, что арабы, удовлетворившись понесёнными потерями, отказались от боя, или же они решили перехватить их дальше по дороге к Бу-Саад. Он недолго оставался в неведении; вскоре донеслись звуки новой атаки, но не успел прогреметь первый выстрел, как позади арабов раздалось до дюжины выстрелов. В шум их стычки влились голоса нового отряда и топот ног большого числа лошадей, скачущих по дороге со стороны Бу-Саада.

Арабы не стали выжидать, чтобы установить, кто спешит на место боя. Выпустив последний залп, они промчались мимо Тарзана и Абдула и ускакали по дороге в направлении на Сиди-Аиссу.

Спустя несколько минут примчался Кадур бен Саден со своими людьми.

Старый шейх был очень обрадован, когда убедился, что Тарзан и Абдул не получили ни единой царапины. Даже ни одна из лошадей не была ранена. Они разыскали двух человек, павших под выстрелами Тарзана и, убедившись в том, что они мертвы, оставили их на месте.

— Почему вы не сказали мне, что решили подстеречь этих молодцов? — спросил шейх обиженным тоном. — Мы бы со всеми расправились, если бы встретили их всемером.

— Тогда незачем было бы и останавливаться, — возразил Тарзан, — потому что, продолжай мы свой путь на Бу-Саад, они настигли бы нас теперь, и всем пришлось бы участвовать в бою. Мы для того-то и задержались с Абдулом, чтобы не перекладывать на чужие плечи мой собственный спор. Затем, — надо было подумать о вашей дочери. Я не имел права подвергать её опасности.

Кадур бен Саден пожал плечами. Он был недоволен, что ему помешали принять участие в бою.

Маленькое сражение, разыгравшееся так близко от Бу-Саада, привлекло внимание гарнизона. Тарзан и его спутники встретили отряд солдат у самого города. Офицер, командовавший отрядом, остановил их и спросил, что значила донёсшаяся к ним стрельба.

— Кучка мародёров, — объяснил Кадур бен Саден, — напала на двоих из моих друзей, случайно отставших, но быстро рассеялась, как только мы поспешили на помощь. Грабители потеряли двух человек убитыми. В моём отряде никто не пострадал.

Объяснение, по-видимому, удовлетворило офицера, и, переписав членов отряда, он повёл своих людей на место стычки, чтобы забрать убитых и, если окажется возможным, установить их личности.

Через два дня Кадур бен Саден с дочерью и спутниками через ущелье Бу-Саад поехали на юг к родным пустыням. Шейх уговаривал Тарзана сопровождать его, и дочь присоединяла свои просьбы к увещеваниям отца, но, хотя Тарзан не мог объяснить им, в чём дело, его обязанности при свете происшествий последних дней начали приобретать особо важное значение, и нечего было и думать оставить сейчас свой пост даже на самый короткий срок. Но он обещал им приехать позже, если это будет возможно, и им пришлось довольствоваться таким обещанием.

Последние два дня Тарзан буквально всё время проводил с Кадур бен Саденом и его дочерью. Его очень заинтересовала эта раса суровых и полных чувства собственного достоинства воинов, и он пользовался случаем познакомиться, благодаря своим дружеским с ними отношениям, с их нравами, обычаями, с их образом жизни. Он даже начинал усваивать, при помощи черноглазой девушки, кое-какие слова из нового для него языка.

Он искренне жалел, когда ему пришлось расстаться с ними, и верхом на лошади у входа в ущелье, до которого он доехал с ними, Тарзан долго провожал маленький отряд глазами, пока тот не скрылся из виду.

Вот люди, которые ему по сердцу! Их дикая, суровая жизнь, полная трудов и опасностей, говорила сердцу этого полудикаря гораздо больше, чем всё то, что он видел в центрах утончённой культуры, которые он посетил. Эта жизнь имела преимущества даже перед жизнью в джунглях, так как тут он был бы в обществе людей, настоящих людей, которых он мог бы уважать и почитать, и вместе с тем жил бы одной жизнью с дикой природой, которую так любил. В голове у него шевелилась мысль по завершении своей миссии подать в отставку и до конца своей жизни поселиться вместе с племенем Кадур бен Садена.

Повернув своего коня, он медленно поехал обратно в Бу-Саад.

В гостинице «Малая Сахара», где остановился Тарзан по приезде в Бу-Саад, на улицу выходили бар, две столовые и кухня. Обе столовые смежны с баром, причём одна из них предоставлена офицерам местного гарнизона. Стоя в баре, можно при желании видеть то, что делается в обеих столовых.

Проводив Кадур бен Садена и его отряд, Тарзан отправился в бар. Было раннее утро, Кадур хотел уехать подальше за этот день, и, когда Тарзан вернулся, он застал многих ещё за завтраком.

Заглянув случайно в офицерскую столовую, Тарзан увидел кое-что, зажёгшее огоньки у него в глазах. В столовой сидел лейтенант Жернау; в тот самый момент, когда Тарзан взглянул в дверь, к лейтенанту подошёл араб в белой одежде и, нагнувшись, прошептал ему на ухо несколько слов. Затем он вышел в другую дверь. В этом как будто не было ничего странного. Но когда араб наклонился, разговаривая с офицером, и бурнус случайно распахнулся, Тарзан увидел, что у араба левая рука в повязке.

IX. Нума «эль адреа»

В день, когда Кадур бен Саден уехал на юг, дилижанс с севера привёз Тарзану письмо от д'Арно, пересланное из Сиди-бель-Аббеса.

Письмо растравило старую рану, о которой Тарзан старался забыть; и всё-таки он не жалел, что получил его, — одна из затронутых в нём тем, во всяком случае, интересовала его по-прежнему.

Вот что писал д'Арно:

«Мой дорогой Жан, со времени моего последнего письма, мне по делам пришлось побывать в Лондоне. Я провёл там всего три дня. В первый же день я совершенно неожиданно встретился на улице с вашим старым другом. Вы ни за что не угадаете — с кем. С м-ром Самуэлем Т. Филандером, собственной персоной. Представляю себе ваше удивление. Но это ещё не всё. Он настоял, чтобы я отправился вместе с ним в отель, и там я увидал остальных: профессора Архимеда К. Портер, мисс Портер и эту огромную чёрную женщину, служанку мисс Портер, Эсмеральду, если вы припомните. Вскоре после меня пришёл Клейтон. Они скоро обвенчаются, очень скоро, извещения можно ждать со дня на день. В виду недавней смерти его отца, свадьба будет скромна, — никого, кроме ближайших родственников.

Пока я был с глазу на глаз с м-ром Филандером, старичок пустился в откровенности. Рассказал мне, что мисс Портер уже трижды откладывала свадьбу под разными предлогами. Он поверил мне, что она, по-видимому, вообще не очень стремится выйти за Клейтона; но на этот раз дело всё-таки, очевидно, дойдёт до конца.

Разумеется, все осведомлялись о вас, но, считаясь с вашими желаниями в вопросе о вашем происхождении, я говорил только о настоящем положении вещей.

Мисс Портер особенно интересовалась тем, что я рассказывал о вас, и задавала мне много вопросов. Боюсь, я испытывал не великодушное наслаждение, расписывая ваше желание и решение окончательно вернуться в родные джунгли. Позже я пожалел, потому что её как будто серьёзно встревожила мысль о тех опасностях, которым вы опять будете подвергаться. «И всё-таки», — сказала она мне, — «бывают участи более несчастные, чем та, какую готовят мсье Тарзану суровые и страшные джунгли. По крайней мере, совесть у него будет покойна, ему не в чём упрекать себя. И там бывают минуты необычайного покоя и тишины, и есть изумительно красивые места. Вам может показаться странным, если я, пережившая такие ужасы в этих страшных лесах, скажу вам, что временами меня тянет туда, и я не могу забыть, что там я пережила самые счастливые минуты своей жизни».

Когда она говорила это, по лицу у неё разлилось выражение бесконечной грусти, и было ясно: она угадала, что мне известна её тайна, и выбрала такой способ, чтобы передать вам нежный привет от сердца, ещё полного вами, хотя и отданного формально другому.

Клейтон видимо нервничал и смущался, когда заходила о вас речь.

Он выглядит усталым и измученным. Но тем не менее он с интересом расспрашивал о вас. Хотел бы я знать — не подозревает ли он истины?

Вместе с Клейтоном пришёл Теннингтон, вы ведь знаете, что они большие друзья. Он скоро отправляется в одно из своих нескончаемых плаваний на своей яхте и уговаривал всех присоединиться к нему. Попытался и меня соблазнить. Думает на этот раз обогнуть Африку. Я сказал ему, что его дорогая игрушка в один прекрасный день отправит на дно морское его самого и кого-нибудь из его друзей, если он не выбросит из головы раз и навсегда, будто она не то броненосец, не то океанский пароход.

Я вернулся в Париж третьего дня и встретил вчера на бегах графа и графиню де Куд. Они справились о вас. Де Куд вас в самом деле очень любит; недоброжелательства не осталось и следа. Ольга хороша по-прежнему, но чуть-чуть укрощена. Мне кажется, за время своего знакомства с вами она получила хороший урок, который пригодится ей в жизни. Счастье её и де Куд, что попались вы, а не другой, более испорченный человек.

Она просила меня сообщить вам, что Николай уехал из Франции. Она заплатила ему за это двадцать тысяч франков, с тем чтобы он не возвращался. Она рада, что отделалась от него, пока он не успел привести в исполнение свою угрозу убить вас при первом удобном случае. Она сказала, что ей тяжело было бы, если бы ваши руки были обагрены кровью её брата, так как она очень любит вас, — и она, не смущаясь, заявила это при графе! По-видимому, она совершенно не допускает возможности другого исхода столкновения между вами и Николаем. И граф в этом с ней согласился. Он добавил, что на то, чтобы убить вас, понадобился бы целый полк Роковых. У него весьма здравый взгляд на вашу доблесть.

Получил приказ вернуться к себе на корабль. Он отплывает из Гавра через два дня; назначение неизвестно. Но письма, адресованные на корабль, будут в конце концов попадать ко мне. Напишу вам, как только представится возможность.

Ваш искренний друг

Поль д'Арно».

— Боюсь, — вполголоса протянул Тарзан, — что Ольга выбросила зря двадцать тысяч франков.

Он несколько раз перечёл ту часть письма д'Арно, где тот передаёт свой разговор с Джэн Портер. Письмо принесло ему радость, близкую к страданию, но всё-таки радость.

Следующие три недели протекли совершенно спокойно, без всяких событий. Тарзан несколько раз видел таинственного араба, один раз — снова разговаривающим с лейтенантом Жернуа. Но как ни старался Тарзан проследить, он никак не мог открыть, где проживает араб.

Жернуа, и раньше не особенно дружелюбный, стал ещё больше отдаляться от Тарзана со времени эпизода в столовой гостиницы в Омале. Его манера держать себя с Тарзаном в тех редких случаях, когда они сталкивались, была определённо враждебна.

В соответствии со своей ролью американца-охотника, Тарзан много времени проводил, охотясь в окрестностях Бу-Саада. Он целыми днями бродил между холмами, надеясь натолкнуться на газелей, но в тех редких случаях, когда подходил достаточно близко к красивым маленьким животным, он неизменно предоставлял им возможность уйти, не делая ни одного выстрела. Человек-обезьяна не находил никакой прелести в том, чтобы убивать только ради самого процесса самых безобидных и беззащитных божьих созданий.

В самом деле, Тарзан никогда не убивал ради удовольствия и не находил удовольствия в убийстве. Он любил только радость честного боя — экстаз победы. Любил и охоту для добывания пищи, при которой он состязался с другими в ловкости и умении. Но выйти из города, где пищи вдоволь, с тем чтобы убить хорошенькую газель с нежными глазами, — это по жестокости хуже предумышленного и хладнокровного убийства человека. Тарзан не стал бы этого делать, а потому он охотился один, чтобы не было свидетелей его уловок.

Однажды, потому, вероятно, что он был один, он едва не лишился жизни. Он ехал медленно небольшим оврагом, когда за спиной раздался выстрел, и пуля пронзила его пробковый шлем. Хотя он сразу повернул и галопом выскочил на край оврага, никаких следов неприятеля не было видно, и до самого Бу-Саада он не встретил ни живой души.

— Да, — размышлял он, вспоминая этот случай. — Ольга, конечно, зря выбросила свои двадцать тысяч. В этот вечер он обедал у капитана Жерара.

— Охота не очень удачна теперь? — спросил один офицер.

— Да, — отвечал Тарзан. — Дичь здесь боязлива, да я и не большой любитель охотиться на птицу и на антилоп. Я думаю перебраться южнее и попытать счастья с вашими алжирскими львами.

— Прекрасно! — воскликнул капитан. — Мы выступаем завтра в Джельфу. Мы будем вам попутчиками по крайней мере до тех пор. Лейтенант Жернуа и я получили приказ обследовать один из южных округов, где хозяйничают грабители. Быть может, нам удастся вместе поохотиться на льва — как знать?

Тарзан был очень обрадован и не замедлил сказать это; но капитан сильно изумился бы, если бы знал подлинную причину радости Тарзана. Жернуа сидел против человека-обезьяны. Ему, видимо, совсем не понравилось предложение капитана.

— Охота на львов покажется вам более интересной, конечно, — продолжал капитан Жерар, — чем охота на газелей, но… и более опасной.

— Иногда и охота на газелей бывает не безопасна, — возразил Тарзан. — В особенности, если едешь один. Мне пришлось в этом убедиться сегодня. И я нашёл при этом, что газель, пожалуй, самое робкое животное, но зато не самое трусливое.

При этих словах он как бы случайно скользнул взглядом по Жернуа, ему не хотелось, чтобы тот догадался, что его подозревают, что за ним следят; но, с другой стороны, по тому впечатлению, какое это замечание произвело бы на него, можно было бы судить, имеет он отношение к случившемуся или нет. Тарзан увидел, как тёмно-красная волна медленно поползла от шеи к лицу Жернуа. Он был удовлетворён и быстро переменил тему.

Когда отряд выехал на другой день из Бу-Саада, направляясь на юг, в хвосте отряда ехало шесть арабов.

На вопрос Тарзана, Жерар объяснил, что арабы не принадлежат к отряду, а только сопровождают его для компании.

Тарзан за время своего пребывания в Алжире успел достаточно узнать арабов, которые склонны скорее избегать общества чужестранца, в особенности французских солдат. Такое объяснение показалось ему сомнительным, и он решил зорко следить за маленькой группой, сопровождавшей отряд на расстоянии примерно четверти мили. Но арабы не приближались даже во время привалов, и ему не удалось внимательней присмотреться к ним.

Он давно уже убедился, что его преследуют наёмные убийцы, и ничуть не сомневался, что виной всему Роков. Мстил ли он за прежние случаи, когда Тарзан разрушал его планы и унижал его, или же он имел какое-нибудь отношение к делу Жернуа, — этого пока Тарзан не мог решить.

Во втором случае, а это казалось весьма правдоподобным, ему придётся иметь дело с двумя сильными противниками, а в диких пустынях Алжира, куда они направлялись, нетрудно найти случай, чтобы, спокойно и не привлекая внимания, отделаться от опасного врага.

Простояв в Джельфе два дня, отряд отправился на юго-запад, откуда были получены известия, что грабители нападают на племена, живущие у подножья гор.

Группа арабов, провожавших отряд из Бу-Саада, внезапно исчезла в тот вечер, когда был дан приказ о выступлении утром из Джельфы.

Тарзан расспрашивал кое-кого из солдат, но никто не мог ему сказать, почему они ушли и в каком направлении. Всё это ему не нравилось, в особенности из-за того, что он видел, как один из них разговаривал с Жернуа спустя полчаса после того, как капитан Жерар распорядился о перемене маршрута. Только Жернуа и Тарзан знали новое направление. Солдат же просто предупредили, что лагерь должен свернуться рано утром. Тарзан задавал себе вопрос, не сообщил ли Жернуа арабам, куда они направляются.

Вечером в первый день перехода отряд расположился лагерем в небольшом оазисе, где стоял «дуар» того шейха, у которого грабили скот и убивали пастухов. Арабы вышли из своих палаток из козьих шкур и окружили солдат, задавая им всевозможные вопросы на туземном наречии, так как и солдаты в большинстве были туземцы. Тарзан, при помощи Абдула уже накопивший порядочный запас арабских слов, расспросил одного из молодых арабов, сопровождавших шейха, в то время как шейх выражал свои чувства уважения капитану Жерару.

Нет, он не видел шестерых всадников, едущих со стороны Джельфы. Кругом много оазисов, возможно, что они направились в один из них. Затем, в горах есть грабители, они часто ездят небольшими партиями на север к Бу-Сааду, и даже дальше — до Омаля и Буиры. Возможно, что это и были грабители, возвращавшиеся к своей шайке после увеселительной поездки в какой-нибудь из северных городов.

На следующий день поутру капитан Жерар разбил свой отряд на две части, и командование одной из них поручил лейтенанту Жернуа, командование другой оставил за собой. Оба отряда должны были обыскать два противоположных склона горы.

— С которым из отрядов поедете вы, г. Тарзан? — спросил капитан. — Или, быть может, вы вовсе не хотите охотиться на грабителей?

— Напротив, с удовольствием, — поспешил ответить Тарзан. Он искал предлога, чтобы остаться при отряде Жернуа. Помощь пришла оттуда, откуда меньше всего можно было ожидать, — заговорил Жернуа.

— Если капитан согласится пожертвовать на этот раз удовольствием, которое ему доставляет общество г. Тарзана, то я сочту за честь для себя, если г. Тарзан поедет со мной, — заявил он самым дружелюбным тоном. Тарзан нашёл даже, что Жернуа немного переиграл, но, как бы то ни было, удивлённый и обрадованный, он поспешил выразить своё согласие.

Вот каким образом Тарзан и лейтенант Жернуа оказались рядом во главе маленького отряда спаги. Любезность Жернуа была недолговечна. Как только отряд капитана Жерара скрылся из виду, он сделался мрачен и угрюм по обыкновению.

По мере того как они подвигались вперёд, дорога становилась хуже, постепенно поднимаясь; около полудня она привела их к узкому ущелью. Жернуа приказал расположиться на отдых у небольшого ручейка. Солдаты подкрепились довольно скудной пищей и наполнили водой свои фляжки.

Отдохнув около часа, они двинулись вдоль по ущелью и скоро выехали на небольшую долину, от которой отходило несколько скалистых расщелин. Здесь они задержались, и Жернуа внимательно осмотрел окружающие высоты.

— Здесь мы разделимся, — сказал он, — по каждой из этих расщелин поедет одна партия, — затем он начал делить отряд и давать инструкции сержантам, которые должны были командовать отдельными частями, после того обратился к Тарзану. — Будьте любезны остаться здесь, пока мы не вернёмся.

Тарзан запротестовал, но офицер оборвал его.

— Какой-нибудь партии придётся, быть может, выдержать стычку, и присутствие гражданских лиц стесняет войска во время действия.

— Но, дорогой лейтенант, — убеждал его Тарзан. — Я охотно буду повиноваться приказаниям и сражаться наряду с другими. Ведь я для этого и поехал с вами.

— Я был бы рад, если бы это было так, — возражал Жернуа с усмешкой, которую он даже не старался замаскировать, и добавил коротко: — Вы под моим началом и останетесь здесь, пока мы не вернёмся. Покончим. — И с этими словами он повернулся и ускакал во главе своего отряда. Ещё несколько минут — и Тарзан остался один среди безлюдных каменных громад.

Солнце сильно жгло, и он отошёл под защиту близстоящего дерева, к которому привязал лошадь, опустился на землю и закурил. В душе он проклинал Жернуа за шутку, которую он с ним сыграл.

— Жалкая месть, — думал Тарзан, но вдруг ему пришло в голову, что Жернуа — не дурак и не станет таким мелочным способом сводить счёты. За этим кроется что-то посерьёзнее. С этой мыслью он поднялся и вынул ружьё из чехла, осмотрел затворы и убедился, что ружьё заряжено. Потом освидетельствовал свой револьвер. Приняв такие предосторожности, он подробно осмотрел блестевшие скалы и те места, где начинались расщелины; он твёрдо решил не дать застать себя врасплох.

Солнце опускалось всё ниже и ниже, но не было никаких признаков возвращения отрядов. Наконец, долина погрузилась во мрак. Тарзан был слишком горд, чтобы возвратиться в лагерь, не подождав возвращения отрядов спаги в долину, где, как он думал, они все должны были съехаться снова. С наступлением темноты он чувствовал себя в большей безопасности. Он привык к мраку. Он знал, что его чувствительный слух вовремя предостережёт его, как бы осторожно к нему ни подкрадывались; и видит он ночью хорошо, а обоняние предупредит его задолго, если только враг будет наступать с подветренной стороны.

Считая себя поэтому сравнительно в безопасности, он прислонился к дереву и заснул.

Спал он, должно быть, несколько часов, потому что, когда его разбудил испуганный крик и прыжки лошади, луна заливала светом всю долину, и перед ним, на расстоянии десяти шагов, стояла причина испуга его лошади, — великолепный, величественный Нума «эль адреа» — чёрный лев, устремивший на свою добычу взгляд огненных глаз. Лёгкий трепет радости пробежал по нервам Тарзана. Словно двое друзей встретились после долгой разлуки. Мгновение он не шевелился, наслаждаясь прекрасным зрелищем, которое представлял собой царь пустыни.

Но вот Нума пригнулся для прыжка. Тарзан медленно-медленно поднял ружьё к плечу. Он до сих пор не убил из ружья ещё ни одно крупное животное, раньше он действовал копьём, отравленными стрелами, верёвкой, ножом или голыми руками. Инстинктивно он пожалел, что у него нет с собой ни стрел, ни ножа; он чувствовал бы себя уверенней.

Нума теперь совсем приник к земле, только голова приподнималась. Тарзан предпочёл бы стрелять немного сбоку, потому что знал, что может наделать лев, если проживёт хотя бы две минуты, даже минуту, после того, как пуля попадёт в него. Лошадь вся дрожала в ужасе.

Человек-обезьяна осторожно сделал шаг в сторону. Нума проводил его глазами, не двигаясь. Ещё один шаг, и ещё один. Нума не шевельнулся. Теперь можно целиться между ухом и глазом.

Он нажал курок, и одновременно раздался выстрел, и Нума прыгнул. В этот самый момент перепуганная лошадь сделала отчаянное усилие, привязь лопнула, и лошадь умчалась галопом вниз по ущелью, к пустыне.

Нет человека, который мог бы избежать страшных когтей Нумы, если он прыгнет с такого короткого расстояния, но Тарзан не был обыкновенным человеком. С самого раннего детства жестокие требования жизни приучили его мышцы действовать с быстротой мысли. Как не был проворен «эль адреа», Тарзан был ещё проворнее, и огромный зверь, рассчитывая почувствовать под своими лапами мягкое тело человека, ударился ими о твёрдый ствол дерева, а в это время Тарзан, в нескольких шагах вправо, выпустил ещё одну пулю, которая заставила Нуму упасть на бок, храпя и царапая землю когтями.

Тарзан сделал ещё два выстрела, один за другим, и «эль адреа» затих. Не было больше г. Жана Тарзана. Тарзан от обезьян поставил ногу на труп убитого хищного врага и, подняв лицо к луне, мощным голосом бросил страшный вызов, боевой клич его рода — обезьяний самец убил свою добычу. И дикие звери в диких горах приостановили охоту и затрепетали при звуке незнакомого страшного голоса, а внизу, в пустыне, дети пустыни вышли из своих палаток из козьих шкур и смотрели на горы, спрашивая друг друга — что за новый дикий зверь угрожает их стадам.

За полмили от долины, в которой стоял Тарзан, несколько одетых в белое фигур, с длинными зловещими ружьями в руках, приостановились, услышав этот крик и вопросительно посмотрели друг на друга. Но крик не повторился больше, и они продолжали молча и тихо продвигаться к долине.

Тарзан окончательно убедился, что Жернуа вовсе не имел намерения возвращаться за ним, но не мог ещё уяснить себе, почему офицер бросил его здесь, откуда ему нетрудно вернуться в лагерь. Не имея лошади, он решил, что нелепо оставаться в долине дольше, и направился к ущелью, по которому шла дорога в пустыню.

Не успел он войти в ущелье, как белые фигуры вошли в долину с противоположной стороны. В первый момент они осмотрели котловину, скрываясь в тени скал, но, убедившись, что нет никого, двинулись вперёд.

Под одним из деревьев они наткнулись на труп «эль адреа». С подавленными восклицаниями они обступили его. Ещё минута — и они побежали к ущелью, в которое немного раньше вошёл Тарзан.

Двигались они бесшумно, стараясь держаться в тени скал, как это делают люди, когда они устраивают облаву на человека.

X. В долине теней

Тарзан шёл по ущелью в ослепительном сиянии африканской луны, и джунгли звали его и говорили с ним. В безмолвии ночи в пустыне, свободный и одинокий, он жил и ликовал. Он был прежним Тарзаном от обезьян: весь насторожённый, чтобы враг не мог захватить врасплох, он шёл лёгкой и гибкой походкой, высоко подняв голову в сознании своей силы.

Ночные голоса гор были незнакомы ему, но он ловил их слухом, как нежные звуки полузабытой любви. Некоторые он угадывал интуитивно, — вот звук совсем знакомый: это кашляет Шита, леопард; только странная заключительная нота вызвала сомнение, — то была пантера.

И вдруг — новый звук, мягкий, приглушённый, вклинился между другими. Изо всех людей только человек-обезьяна мог различить его. Не сразу определил его, но, наконец, понял, что это шелест голых ног нескольких человек. Шаги — за ним, неторопливые, спокойные шаги.

Его преследуют.

Так вот почему Жернуа оставил его в долине. Очевидно, арабы задержались и запоздали. Шаги подходили всё ближе и ближе. Тарзан приостановился и с ружьём наготове повернулся к ним лицом. Мелькнул белый бурнус. Тарзан окликнул по-французски. В ответ грянул выстрел, и Тарзан от обезьян упал ничком наземь.

Арабы не сразу подбежали к нему; они выждали некоторое время, но так как их жертва не поднималась, они вышли из-за прикрытия и нагнулись над ней. Нетрудно было заметить, что Тарзан жив. Один из арабов приставил дуло ружья к затылку Тарзана, чтобы прикончить его, но другой оттолкнул его. — Награда будет больше, если мы доставим его живым, — напомнил он.

Они связали ему руки и ноги, и четверо арабов понесли его. Они пошли дальше по ущелью, по направлению к пустыне, но, спустившись с гор, повернули к югу и на рассвете подошли к тому месту, где их поджидали лошади под охраной других двух арабов.

Теперь они стали подвигаться быстрей. Тарзана, который пришёл в сознание, они привязали к свободной лошади, очевидно, специально припасённой на этот случай. Рана у него была пустая, пуля скользнула по виску. Кровь не шла больше, но лицо и платье были испачканы запёкшейся кровью. Он не произнёс ни слова с тех пор, как попал в руки арабов; они, со своей стороны, не говорили с ним, если не считать нескольких коротких приказаний.

Часов шесть они ехали быстро по жгучей пустыне, избегая оазисов, мимо которых проезжали. Около полудня они приехали в «дуар», насчитывавший до двадцати палаток. Тут они остановились. Пока один из арабов отпускал верёвки из волокон растения альфа, которыми Тарзан был привязан к седлу, толпа мужчин, женщин и детей окружила их. Многие члены племени, женщины в особенности, с видимым удовольствием осыпали пленника бранью, а некоторые осмелели до того, что бросали в него камнями и ударяли палками, как вдруг появился старый шейх.

— Али бен Ахмед говорил мне, — обратился он к толпе, — что этот человек один в горах убил «эль адреа». Чего хочет от него чужеземец, который послал нас за ним, я не знаю, и что он сделает с ним, когда мы передадим его ему, — не моё дело. Но пленник — смелый человек, и пока он в наших руках, с ним должны обращаться с тем уважением, которого заслуживает тот, кто охотится на «большеголового царя» в одиночку и ночью, охотится и — убивает.

Тарзан слышал, что человек, убивший льва, пользуется большим почётом у арабов, и не пожалел, что случай помог ему по крайней мере избавиться от назойливых приставаний толпы.

Вскоре после того его отвели в палатку из козьих шкур у верхнего конца «дуара». Там его накормили и, основательно связав, положили на циновку туземной работы в палатке.

Больше в палатке никого не было. У дверей непрочной темницы сидел страж. Но никаких предосторожностей вообще не требовалось, верёвки, связывающие Тарзана, не поддались бы никаким усилиям; даже его железным мыщцам невозможно было справиться с ними, он в этом сразу убедился.

Начинало смеркаться, когда несколько человек подошли к палатке и вошли в неё. Все были в арабских бурнусах, но один из них, подойдя к Тарзану, опустил складки, закрывавшие ему нижнюю часть лица, и человек-обезьяна увидел искажённые злобой черты Николая Рокова. На губах его играла скверная улыбка.

— Ах, мсье Тарзан, — сказал он, — какая приятная неожиданность?.. Но почему вы не встаёте и не приветствуете гостя? — Потом, со скверным ругательством: — Вставай, собака! — и, отнеся назад ногу в тяжёлом сапоге, он с размаху ударил Тарзана в бок, в голову, опять в бок. — И вот ещё, вот ещё, ещё, — повторял он. — По удару за каждое унижение.

Человек-обезьяна не отвечал, он даже не удостаивал русского взглядом, после того как узнал его. Наконец, вступился шейх, остававшийся некоторое время немым и недовольным свидетелем низкого нападения.

— Довольно! — приказал он. — Убей его, если хочешь, но я не допущу, чтобы в моём присутствии так обращались с храбрым человеком. Я не прочь бы развязать его, — посмотрел бы я тогда, как бы ты ударил его.

Эта угроза сразу подействовала на Рокова, у него не было ни малейшего желания видеть Тарзана освобождённым и попасть в его сильные руки.

— Хорошо, — сказал он арабу, — я скоро убью его.

— Не в пределах моего «дуара», — возразил шейх. — Отсюда он должен уйти живым. Что вы сделаете с ним в пустыне, меня не касается, но я не хочу, чтобы из-за твоей ссоры кровь француза пала на головы моего племени, — сюда пришли бы солдаты, перебили много народу, сожгли наши палатки и угнали наш скот.

— Пусть так, — проворчал Роков, — я заберу его в пустыню позади «дуара» и там покончу с ним.

— Ты увезёшь его на день пути от моей земли, — твёрдо сказал шейх, — и кто-нибудь из моих поедет с тобой, чтобы проследить, как ты выполнил то, чего я требую, иначе — в пустыне останутся трупы двух французов.

Роков содрогнулся. — Ну, так я подожду до утра. Уже темнеет.

— Как знаешь, — сказал шейх. — Но через час после восхода солнца вас не должно быть в «дуаре». Я не очень-то люблю неверных и совсем не люблю трусов.

Роков хотел что-то ответить, но остановился, потому что сознавал, что нужно немного, чтобы шейх обратился против него. Они вместе вышли из палатки. У выхода Роков не устоял перед искушением и обернулся к Тарзану:

— Высыпайтесь, мсье, и не забудьте хорошенько помолиться, потому что вы умрёте завтра в таких мучениях, что вам будет не до молитв.

Никто не позаботился принести Тарзану поесть или напиться, и жажда сильно мучила его. Он спрашивал себя — стоит ли попросить караульщика принести ему воды, но после двух-трёх попыток, не получая никакого ответа, отказался от этой мысли.

Далеко в горах раздавался львиный рёв. Логовища хищных зверей — более безопасны, чем людские жилища, рассуждал Тарзан. В джунглях за двадцать лет его жизни его ни разу не преследовали так неутомимо, как среди цивилизованных людей, за несколько последних месяцев. Никогда он не бывал там так близок к смерти.

Лев снова заревел, уже ближе. В Тарзане заговорило старое, примитивное желание ответить ему боевым кличем обезьяньего рода. Его рода? Он почти забыл, что он не обезьяна, а человек. Он попробовал высвободиться. Боже, если бы он мог вцепиться в верёвки своими крепкими зубами. Он чувствовал, как волна безумия заливает его мозг по мере того, как гаснет надежда на освобождение.

Нума рычит, почти не переставая. Ясно, что он спускается с гор в пустыню на охоту. Так рычит голодный лев. Тарзан завидует ему, ведь он свободен. Никто не свяжет его верёвками и не убьёт, как овцу. Это-то и раздражает человека-обезьяну. Умереть не страшно, но пережить перед тем унижение поражения, не иметь даже возможности сразиться за свою жизнь…

Теперь около полуночи, думал Тарзан. Ему осталось жить несколько часов. Может быть, он найдёт всё-таки способ забрать с собой Рокова в неведомый путь. Царь пустыни уже совсем близко. Должно быть, он вынюхивает себе ужин в одном из загонов внутри «дуара».

На некоторое время всё затихло, как вдруг тонкое ухо Тарзана уловило звук медленно и осторожно подвигающегося по земле тела, оно приближалось к задней стенке палатки, со стороны гор. Всё ближе и ближе. Он напряжённо прислушивался, выжидая. Несколько мгновений царило полное безмолвие, странное безмолвие, и Тарзан удивлялся, что не слышит дыхания зверя, который, наверное, пригнулся к земле у задней стенки палатки.

Вот шевельнулся опять. Подползает ближе. Тарзан поворачивает голову на звук. В палатке темно. Медленно отделяется от земли полотнище палатки, приподнятое головой, потом плечами проникшего в палатку существа. Снаружи проникает теперь в палатку слабый свет, там горят звёзды пустыни.

Мрачная улыбка заиграла на губах Тарзана. По крайней мере Роков обманется в ожиданиях. Вот то-то будет взбешён! И смерть всё-таки будет легче той, какую придумал бы для него русский.

Полотнище палатки опустилось снова до земли и снова кругом темно, и что-то — неизвестно что — тут, в палатке, вместе с ним. Оно подползает ближе, оно уже рядом. Он закрывает глаза и ждёт удара мощной лапы. Повёрнутого вверх его лица касается мягкая рука, ощупывающая в темноте, и голос девушки едва слышным шёпотом называет его по имени.

— Да, это я, — шепчет он в ответ. — Но, во имя неба, кто вы такая?

— Девушка из Сиди-Аиссы, — отзывается она. И Тарзан чувствует, что она старается освободить его. Вот холодная сталь ножа чуть резнула его. Минута — и он свободен!

— За мной! — шепчет она.

На четвереньках выползают они из палатки, тем же путём, каким она пришла. Она ползёт дальше, совсем приникнув к земле, пока не добирается до кустарника. Тут она поджидает его. Он глядел на неё молча некоторое время, прежде чем заговорить.

— Я не могу понять, — произнёс он, наконец, — как вы сюда попали? Откуда вы узнали, что я здесь пленником и в этой палатке? Как могло случиться, что именно вы спасли меня?

Она улыбнулась. — Я проделала большой путь ночью, — сказала она, — и нам предстоит пройти немало. Идём, я расскажу вам дорогой.

Они поднялись и двинулись по направлению к горам.

— Я не была уверена, что вообще доберусь к вам, — говорила она. — «Эль адреа» бродит сегодня вокруг и, когда я слезла с лошади, мне кажется, он почуял меня, я очень боялась.

— Какая смелая девушка, — сказал он. — И всё это ради чужеземца, ради неверного?.. Она гордо выпрямилась.

— Я дочь шейха Кадура бен Садена. Я была бы недостойной его дочерью, если бы побоялась рискнуть жизнью для того, чтобы спасти человека, который спас мне жизнь ещё в то время, когда считал меня простой танцовщицей.

— И всё-таки, — настаивал он, — вы смелая девушка. Но как же вы узнали, что я здесь, в заключении?

— Ахмет дин Тайеб, мой родственник с отцовской стороны, был в гостях у друзей, принадлежащих к тому племени, которое захватило вас. Он был в «дуаре», когда вас привезли. Вернувшись, он рассказывал нам о большом французе, которого захватил Али бен Ахмет для другого француза, чтобы тот мог убить его. По описанию я догадалась, что это вы. Отца не было дома. Я пробовала уговорить кое-кого из мужчин спасти вас, но они не согласились, говоря:

— Пусть неверные убивают друг друга, если хотят. Нас это не касается, а если мы помешаем Али бен Ахмету — начнётся распря между нашими племенами.

— И вот, когда стемнело, я выехала одна, прихватив другую лошадь для вас. Они привязаны недалеко отсюда. К утру мы будем в «дуаре» моего отца. Он уже вернётся к тому времени, тогда пусть попробуют взять друга Кадура бен Садена!

Несколько минут они шли молча.

— Мы должны быть уже недалеко от лошадей, — проговорила девушка. -Как странно, что я их не вижу.

Немного дальше она остановилась с лёгким криком огорчения.

— Они ушли! Я здесь их привязала.

Тарзан нагнулся и осмотрел землю. Оказалось, что большой куст вырван с корнем. Потом он заметил ещё кое-что. Когда он выпрямился, на лице у него блуждала кривая улыбка. Он повернулся к девушке:

— Здесь был «эль адреа». По некоторым признакам я думаю, что добыча от него ускользнула. На открытом месте им нетрудно было уйти от него, если он их не сразу заметил.

Ничего не оставалось другого, как только продолжать путь пешком. Дорога шла невысокими горными отрогами, но девушка знала путь не хуже, чем лицо матери. Они шли лёгким, размашистым шагом, Тарзан чуть-чуть позади девушки, стараясь приноровиться к её шагу. На ходу они перебрасывались замечаниями, а временами останавливались и прислушивались — нет ли погони.

Была прекрасная лунная ночь. Воздух был свежий и бодрящий. Позади расстилалась в бесконечной перспективе пустыня, с чёрными точками оазисов. На маленьком плодородном клочке, от которого они уходили, купы финиковых пальм и палатки из козьих шкур резко выделялись на жёлтом песке — призрачный островной рай на призрачном море. Впереди поднимались угрюмые и безмолвные горы. Кровь быстрее заструилась по жилам Тарзана. Вот это жизнь! Он взглянул сверху вниз на девушку, идущую возле него — дочь пустыни вместе с сыном джунглей на мёртвой земле! Он улыбнулся при этой мысли. Он хотел бы, чтобы у него была сестра и чтобы она была похожа на эту девушку. Каким бы она была славным и задорным товарищем!

Они вошли в горы и продвигались вперёд медленнее, потому что каменистая дорога поднималась круто вверх.

Они примолкли. Девушка думала о том, удастся ли им дойти до «дуара» её отца раньше, чем их настигнет погоня. Тарзан рад был бы идти так вечно. Если бы она была мужчиной, это было бы возможно. Ему нужен друг, который так же, как и он, любил бы дикую свободную жизнь. Он научился дорожить общением с людьми, но беда его в том, что мужчины, каких он встречал, очевидно, предпочитали, как это ни странно, белоснежное бельё первобытной наготе и свои клубы — джунглям.

Тарзан и девушка только что вышли из-за скалы, которую огибала тропинка, и разом стали. Прямо перед ними, по середине дорожки стоял Нума «эль адреа», чёрный лев. Зловеще горели его зелёные глаза, и он обнажал зубы, сердито похлопывая себя хвостом по бокам. И вдруг он зарычал страшным, вселяющим ужас рычанием голодного и вместе с тем сердитого льва.

— Нож, — сказал Тарзан, протянув руку. Она вложила рукоятку в его раскрытую ладонь. Зажав его в руке, он потянул её назад, заслонив собой. — Бегите к пустыне, как можно скорей. Если я позову, значит всё хорошо, и вам можно вернуться.

— Бесполезно, — покорно возразила она. — Это — конец.

— Слушайтесь! — приказал он. — Скорей! Он сейчас прыгнет.

Девушка отступила на несколько шагов и остановилась в ужасе перед тем, чему ей придётся быть свидетельницей.

Лев медленно приближался к Тарзану, опустив голову и задрав высоко хвост.

Человек-обезьяна стоял, пригнувшись, и длинный арабский нож блестел при свете луны. Дальше вырисовывалась напряжённая фигура девушки, неподвижной, как изваяние. Она чуть наклонилась вперёд, широко раскрыв глаза, восхищаясь смелостью человека, который решается стоять лицом к лицу с «большеголовым царём», вооружённый только ничтожным ножом. Человек её народа давно бы уже преклонил колени в мольбе и без сопротивления погиб бы под этими ужасными когтями. Результат будет в обоих случаях один и тот же — это несомненно, но она трепетала от восторга, глядя на героическую фигуру впереди. Ни малейшей дрожи во всём крупном теле — в позе его столько же вызова и угрозы, как у самого «эль адреа». Лев уже совсем близко, в нескольких шагах, вот он присел и с оглушающим рёвом прыгнул.


Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Если Вы заметили ошибки, опечатки, или у вас есть что сказать по поводу или без оного — емалируйте сюда.

Rambler's
Top100 Рейтинг@Mail.ru
X