Rambler's
Top100
Приключения.
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Эдгар Берроуз
Тарзан приёмыш обезьяны

Продолжение 3

Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание

XVIII. Жертва джунглей

Рано утром на следующий день, Тарзан проснулся с тою же мыслью, с которой заснул накануне; — мыслью об удивительной рукописи, спрятанной в его колчане.

Торопливо достал он её, надеясь, против всякого вероятия, что сможет прочесть то, что написала прекрасная белая девушка.

При первом взгляде, брошенном на рукопись, он испытал величайшее разочарование своей жизни. Никогда раньше не желал он чего-нибудь так страстно, как желал теперь прочесть послание золотоволосой богини, которая так внезапно и неожиданно вторгалась в его существование.

Что из того, что это послание не предназначается ему? Во всяком случае, оно было выражением её мыслей, и этого было вполне достаточно для Тарзана. И вдруг быть обманутым странными неуклюжими знаками, подобных которым он раньше никогда не видел! Ведь они даже наклон имели противоположный тому, что он наблюдал в печатных книгах и в самых трудных рукописях! Даже маленькие букашки непонятной чёрной книжки были ему знакомы и дружественны, хотя сочетания их ничего не говорили ему; но эти букашки были и новы, и неведомы.

Двадцать минут пристально изучал он их, как вдруг они стали принимать знакомые, хотя и искажённые образы. Ах, это были его старые друзья, но жестоко искалеченные!

И вот он начал разбирать одно слово здесь, одно слово там. Сердце у него прыгало от радости. Он может читать! Он прочтёт!

Ещё полчаса — и он быстро подвигался вперёд, хотя то в одном, то в другом месте и встречалось какое-нибудь совсем непонятное слово. Тарзан увидел, что ему нетрудно разобрать письмо.

Вот то, что он прочёл:

Западный берег Африки, около 10 градусов южной широты (так говорит м-р Клейтон). 8-го (?) февраля 18** г.

Дорогая моя Элоиза! Быть может, и не умно писать вам, так как письмо моё по всей вероятности не попадёт в ваши руки; но я просто должна рассказать кому-нибудь наши ужасные испытания с тех самых пор, как мы отплыли из Европы на злосчастном «Арроу».

Если мы никогда не вернёмся к цивилизации, что теперь кажется более, чем вероятным, это письмо явится, по крайней мере, кратким протоколом тех событий, которые приведут нас к окончательной нашей судьбе, какова бы она ни оказалась.

Вам известно, что мы предполагали отправиться в научную экспедицию в Конго. Думали, что папа намерен доказать существование какой-то неслыханно древней цивилизации, остатки которой скрываются где-то в долине Конго. Но когда мы вышли в море, истина всплыла.

Оказывается, что какая-то старая книжная крыса, владеющая в Балтиморе магазином книг и редкостей, нашла между страницами старинной испанской рукописи письмо, написанное в 1550 г. В этом письме рассказывалось подробно о приключениях взбунтовавшегося экипажа испанского галиона, шедшего из Испании в Южную Америку с большим грузом «дублонов» и «монет в восемь», — я быть может ошибаюсь? — потому что эти названия действительно звучат как-то по-пиратски и немного волшебно.

Автором письма был один из матросов галиона и адресовал он его своему родному сыну. А тот был хозяином торгового судна.

Много лет прошло со времени изложенных в письме событий, и старик сделался спокойным и уважаемым гражданином маленького испанского городка. Но любовь к золоту была в нём ещё так сильна, что он рискнул всем, чтобы ознакомить сына со способами для достижения баснословного богатства.

Письмо содержит жуткую повесть о том, как, неделю спустя после отплытия из Испании, экипаж взбунтовался и перебил офицеров и всех тех, кто сопротивлялся им. Этой бессмысленной жестокостью они расстроили и свои собственные планы: у них не осталось никого, кто бы мог вести судно в открытом море.

Их бросало как щепку туда и сюда в продолжении двух месяцев, пока, наконец, больные, умирающие от цинги, жажды и голода они не были выброшены на маленький островок. Галион был выкинут волной на берег, где и разбился вдребезги, но выжившим — их было всего десять душ — удалось всё же спасти один из сундуков с золотом.

Они зарыли его на острове и в продолжении трёх лет жили там, в постоянной надежде на спасение.

Один за другим они болели и умирали, пока, наконец, в живых остался только тот, который написал письмо.

Из обломков галиона ими была сколочена лодка, но, ни имея представления о местонахождении острова, они не решались пуститься в открытое море.

Однако, когда все умерли, исключая одного, страшное одиночество стало до того угнетать его душу, что он не в силах был больше выносить этой жизни и предпочёл опасность смерти в открытом море сумасшествию на пустынном острове. После почти целого года полного одиночества он поднял парус на своей маленькой лодке.

К счастью, он поплыл на север и через неделю попал в полосу рейсов испанских торговых судов, плававших между Вест-Индией и Испанией. Его подобрал корабль, возвращающийся на родину.

Он рассказал обычную историю о кораблекрушении, в котором все за немногими исключениями погибли, а оставшиеся в живых добрались до острова, и умерли все, кроме его одного. Он не упомянул ни о мятеже, ни о зарытом сундуке с кладом.

Хозяин торгового судна уверил его, что судя по тому месту, где его подобрали, и подувшим за последнюю неделю ветрам место их кораблекрушения могло быть лишь на одном из островов группы Зелёного Мыса, расположенных у западного берега Африки около 16 или 17 градусов северной широты.

Это письмо подробнейшим образом описывает и сам остров, и место, где зарыт клад. В виде добавления он прилагает маленькую старую карту, самую грубую и забавную, какую я когда-либо видела; все деревья и скалы помечены на ней нацарапанными Х-ми для указания точного места, где зарыто сокровище.

Когда папа объяснил мне истинную цель нашей экспедиции, сердце моё так и упало, потому что я хорошо знала, каким непрактичным мечтателем был всегда мой милый отец. Я боялась, что его опять обманули, в особенности, когда узнала от него, что он заплатил тысячу долларов за письмо и карту.

А тут ещё выяснилось, что он, кроме того, занял целых десять тысяч долларов у Роберта Канлера и дал ему вексель на эту сумму.

М-р Канлер не потребовал обеспечения, и вы знаете, дорогая, что грозит мне в том случае, если папа не заплатит по векселю. О, как я ненавижу этого человека!

Мы всё же старались смотреть бодро на вещи и не впадать в отчаяние, но мистер Филандер и м-р Клейтон, — последний присоединился к нам в Лондоне просто из жажды приключений, — так же скептически отнеслись к делу, как и я.

И вот, чтобы кратко рассказать вам всю эту длинную историю, мы нашли остров и нашли клад: большой, обитый железом дубовый сундук, завёрнутый в несколько слоёв промасленной парусины, такой же крепкой и плотной, каким его зарыли почти четыреста лет тому назад.

Он был доверху набит золотыми монетами и такой тяжёлый, что четыре матроса еле несли его.

Злосчастный клад этот, по-видимому, не приносит ничего кроме несчастий тем, кто имеет с ним дело, потому что три дня спустя, как мы отошли с островов Зелёного Мыса, наш экипаж тоже взбунтовался и перебил всех своих офицеров.

О, это было самое ужасающее испытание, которое можно себе вообразить, — я даже не в силах писать об этом.

Они собирались убить и нас, но один главарь их, по имени Кинг, не допустил этого. Итак они поплыли на юг, вдоль берега, до пустынного места, где нашли хорошую бухту, и здесь они сошли на берег и высадили нас.

Сегодня они отплыли, увезя с собой клад, но м-р Клейтон говорит, что их ждёт та же учесть, как бунтовщиков старого галиона, потому что Кинг, единственный человек на корабле, имевший понятие о навигации, был убит на берегу одним из матросов в тот день, когда нас высадили.

Хотелось бы мне, чтобы вы познакомились с м-ром Клейтоном; он — милейший человек и, если я не ошибаюсь, очень сильно влюбился в вашу несчастную подругу.

М-р Клейтон — единственный сын лорда Грейстока и в будущем наследует титул и поместья. К тому же он и лично обладает большим состоянием. Но тот факт, что он будет английским лордом, меня очень печалит — вы знаете моё отношение к американским девушкам, выходящим замуж за титулованных иностранцев. Ах, если бы он был простым американским джентльменом!

Правда бедняга в этом не виноват! И во всём остальном, кроме происхождения, он может лишь делать честь моей милой, дорогой родине, — а это самый лестный отзыв, какой я могу дать о ком бы то ни было.

Мы испытали множество изумительных приключений с тех пор, как высадились здесь. Папа и м-р Филандер заблудились в джунглях, и за ними охотился настоящий лев.

М-р Клейтон тоже заблудился, и дважды на него нападали дикие звери. Эсмеральда и я — мы были осаждены в старой хижине очень страшной людоедкой-львицей. О, это было просто «одна ужасть», как сказала бы Эсмеральда.

Но самое страшное из всех происшествий — это изумительное существо, которое нас всегда спасало. Я его не видела, но папа и м-р Филандер видели и говорят, что он — богоподобный белый человек, загоревший до тёмно-коричневого цвета. Обладает он силой дикого слона, подвижностью обезьяны и храбростью льва.

Он не говорит по-английски и исчезает так быстро и таинственно после того, как совершит какой-нибудь доблестный поступок, словно он какой-то бесплотный дух.

У нас есть ещё другой таинственный сосед. Он прекрасно написал печатными буквами записку по-английски и прибил её к двери своей хижины, которую мы заняли, предостерегая нас, чтобы мы не портили его вещей, и подписался: «Тарзан, из племени обезьян».

Его мы ещё не видели, хотя думаем, что он где-нибудь поблизости, так как, когда один из матросов собрался выстрелить м-ру Клейтону в спину, то он получил копьё в плечо от чьей-то незримой руки в джунглях.

Матросы оставили нам очень мало провианта и мы, имея лишь всего один револьвер с тремя патронами к нему, не знаем, как будем добывать себе мясо, хотя м-р Филандер и говорит, что мы сможем просуществовать до бесконечности на диких плодах и орехах, которыми изобилуют джунгли.

А теперь я очень устала и потому пойду спать в свою забавную постель из трав, собранных для меня м-ром Клейтоном. От времени до времени я буду приписывать к этому письму, что с нами случится.

Любящая вас Джэн Портер. Элоизе Стронг, Балтимора, М. Мэриленд.

Тарзан сидел, погружённый в мрачную задумчивость, долгое время после того, как прочёл письмо. В нём было столько новых и удивительных вещей, что голова шла кругом, когда он пытался во всё вникнуть.

Итак, они не знают, что он-то и есть Тарзан, из племени обезьян! Он им скажет.

На своём дереве он соорудил в защиту от дождя грубый навес из листьев и сучьев, под которыми спрятал немногие сокровища, унесённые им из хижины. Между ними было несколько карандашей.

Тарзан взял один из них и под подписью Джэн Портер написал:

«Я Тарзан, из племени обезьян».

Он подумал, что этого будет вполне достаточно. Немного погодя, он отнесёт письмо в хижину.

— Что касается пищи, — подумал Тарзан, — им нечего беспокоиться; об этом я позабочусь. — Так он и сделал.

На следующее утро Джэн Портер нашла пропавшее письмо на том самом месте, откуда оно исчезло две ночи тому назад. Она была изумлена; но когда увидела печатные буквы под своей подписью, то холодная, влажная дрожь пробежала по её спине. Джэн показала письмо или, вернее, приписку к нему Клейтону.

— Подумать только, — сказала она, — что это страшное существо, по-видимому, следило за мной, когда я писала. О! Я содрогаюсь при одной лишь мысли об этом!

— Но, должно быть, существо это дружественно относится к нам, — стал её успокаивать Клейтон — оно вернуло вам ваше письмо, не причиняет вам никакого вреда и, если я не ошибаюсь, оставило этой ночью у нашей двери весьма ощутительный знак своего благоволения: я только что нашёл там тушу дикого кабана.

С тех пор редкий день проходил без того, чтобы они не получали приношения дичью или другой провизией. Иногда то был молодой олень, или большое количество странной готовой пищи — лепёшки из манноки, похищенные из посёлка Мбонги, иногда вепрь или леопард, а один раз лев.

Тарзану доставляло величайшее удовольствие охотиться за дичью для чужестранцев. Он чувствовал, что ни одна земная радость не может сравниться с заботой о благополучии и безопасности прекрасной белой девушки.

Как-нибудь, он отважится пойти в лагерь днём и поговорить с этими людьми путём маленьких букашек, знакомых и им, и ему.

Но ему было страшно трудно преодолеть свою робость дикого лесного существа, и так день шёл за днём, а Тарзан всё не осуществлял своего намерения.

Обитатели лагеря, осмелевшие благодаря привычке, забирались уже дальше и дальше в джунгли в поисках за орехами и плодами. Не проходило дня без того, чтобы профессор Портер с озабоченно-безучастным видом не шёл прямо в пасть смерти. А м-р Самюэль Филандер, который никогда не был крепким, теперь превратился в тень своей собственной тени от постоянного беспокойства и душевной тревоги, вызванных его сверхчеловеческими усилиями охранять профессора.

Прошёл месяц. Тарзан, наконец, окончательно решился посетить лагерь днём.

Полдень уже миновал. Клейтон ушёл на северный мыс бухты, чтобы сторожить проходящие суда. У него была собрана там огромная груда сухих веток, которые он мог зажечь в виде сигнала в то мгновение, когда на дальнем горизонте появится пароход или парусник.

Профессор Портер бродил вдоль берега к югу от лагеря с м-ром Филандером, который шёл рядом с ним и уговаривал его повернуть обратно, прежде чем они оба сделаются снова потехой какого-нибудь дикого зверя.

Когда остальные ушли, Джэн Портер и Эсмеральда тоже отправились в поиски плодов, всё дальше и дальше углубляясь в джунгли.

Тарзан безмолвно ждал их возвращения у дверей маленького домика. Мысли его были устремлены к прекрасной белой девушке. Его мысль теперь всегда была с нею. Он только боялся, не испугается ли она его, и это опасение чуть не заставило его оставить своё намерение.

Им овладело нетерпеливое ожидание её возвращения. Тарзану так хотелось насладиться её присутствием, её близостью! Быть может, ему даже удастся коснуться её. Этот обезьяна-человек ничего не знал о боге, но он был так полон поклонения своему божеству, как едва ли кто-либо из смертных.

В ожидании её, он занялся писанием печатными буквами послания к ней. Намеревался ли он сам отдать его ей, — он не знал; но ему доставило бесконечное удовольствие видеть свои мысли выраженными на бумаге, — а в этом деле в конце концов он совсем не был уж таким дикарём!

Он писал:

Я — Тарзан, из племени обезьян. Я хочу вас. Я ваш. Вы моя. Мы будем здесь всегда жить вместе в моём доме. Я буду носить вам самые лучшие плоды, самых нежных оленей, самую вкусную дичь, которая скитается по джунглям. Я буду охотиться для вас. Я — величайший из охотников джунглей. Я буду сражаться за Вас. Я — самый могучий из бойцов джунглей. Вы Джэн Портер — я это узнал из вашего письма. Когда вы увидите это, вы будете знать, что это для вас и что Тарзан, из племени обезьян, любит вас.

В то время, как он стройный, словно молодой индеец, стоял в ожидании у её дверей, кончив своё письмо, его чуткие уши уловили знакомый звук. В лесу по нижним ветвям передвигалась большая обезьяна.

Одно мгновение он напряжённо прислушивался. Внезапно из джунглей донёсся раздирающий душу крик женщины, и Тарзан, уронив на землю своё первое любовное послание, кинулся в лес.

Клейтон тоже услышал крик, так же, как и профессор Портер, и м-р Филандер. Через несколько минут все они, запыхавшись, собрались у хижины, забрасывая друг друга набегу перекрёстным градом вопросов. Взгляд, брошенный в хижину, подтвердил их худшие опасения. Джэн Портер и Эсмеральды в ней не было. Немедленно Клейтон бросился в джунгли в сопровождении обоих стариков, громко окликая девушку по имени. Около получаса носились они по лесу, пока Клейтон не наткнулся на распростёртое тело служанки.

Он нагнулся к ней, пощупав её пульс и послушал биение сердца. Она была жива. Он стал трясти её.

— Эсмеральда! — кричал он ей в ухо. — Эсмеральда! бога ради, скажите, где мисс Портер? Что случилось? Эсмеральда! Негритянка медленно открыла глаза. Она увидела Клейтона, увидела кругом себя джунгли.

— О, Габерелле! — простонала она и снова упала в обморок.

К этому времени подошли профессор Портер и м-р Филандер.

— Что нам делать, мистер Клейтон? — спросил старый профессор. — Где нам искать её? Бог не может быть настолько жестоким, чтобы отнять теперь у меня мою дочку.

— Мы, должны прежде всего привести в чувство Эсмеральду, — ответил Клейтон. — Она может сообщить нам, что случилось. — Эсмеральда! — крикнул он снова, грубо тряся негритянку за плечи.

— О, Габерелле! Хоть бы умереть! — вопила бедная женщина, крепко зажмурив глаза. — Дай мне умереть, господи, но не дай мне видеть опять эту ужасную образину. Зачем послал ты дьявола за бедной старой Эсмеральдой? Она никому зла не сделала, никому, господи, никому. Она совершенно неповинна ни в чём, господи, да, неповинна ни в чём!

— Ну, ну, Эсмеральда, — прикрикнул Клейтон, — перед вами не бог, а мистер Клейтон. Откройте глаза. Эсмеральда исполнила, что ей было велено.

— О, Габерелле! Слава господу богу! — проговорила она.

— Где мисс Портер? Что случилось? — спрашивал Клейтон.

— Разве мисс Джэн нету здесь?.. — воскликнула Эсмеральда, поднимаясь с изумительной быстротой для особы её объёма. — О, господи, теперь я вспомнила. Должно быть, оно унесло её. — И негритянка принялась рыдать и вопить причитания.

— Кто унёс? — крикнул профессор Портер.

— Большое толстое животное, покрытое волосами.

— Горилла, Эсмеральда? — спросил м-р Филандер, и трое мужчин затаили дыхание, когда он высказал ужасающую мысль.

— Я думала, это был дьявол, но, должно быть, это был один из тех, кого вы зовёте горильмантами. О, моя бедная крошка, моя маленькая птичка, бедная… — И снова Эсмеральда разразилась несдерживаемыми рыданиями.

Клейтон немедленно стал искать следы, но не мог найти ничего, кроме массы примятой поблизости травы, а его лесные понятия были слишком ничтожны для истолкования того, что он видел.

Весь остаток дня трое мужчин занимались поисками в джунглях. Но когда спустилась ночь, они волей-неволей были вынуждены с отчаянием в сердце прекратить эти поиски, потому что они не знали даже куда, по какому направлению унесло Джэн Портер животное.

Было уже далеко после захода солнца, когда они добрались до хижины. Убитое горем небольшое общество сидело теперь безмолвно в маленькой комнате.

Наконец, профессор Портер прервал молчание. Тон его голоса уже не был тоном учёного педанта, разводящего теории об абстрактном и неведомом. Это был тон человека действия — тон решительный, но вместе с тем проникнутый таким неописуемо-безнадёжным горем, что вызвал ответную волну отчаяния в душе Клейтона.

— Я прилягу, — сказал старик, — и постараюсь заснуть. Завтра рано утром, как только рассветёт, возьму с собой столько пищи, сколько могу снести, и пойду искать Джэн, пока не найду её. Без неё не вернусь!

Его спутники не сразу ответили. Каждый из них был поглощён в свои печальные мысли, и каждый знал, как знал это и старый профессор, что означали его последние слова: профессор Портер никогда не вернётся из джунглей.

Наконец, Клейтон встал и, нежно положив на руку сгорбленное плечо старого профессора, сказал:

— Я, конечно, пойду с вами. И не говорите мне, что я не должен этого делать.

— Я знал, что вы это предложите, что вы захотите идти, м-р Клейтон, но право — не делайте этого. Джэн теперь вне человеческой помощи. Я просто потому иду, чтобы вместе с нею погибнуть, а также чтобы сознавать, что та, которая была так недавно моей дорогой маленькой дочуркой, не лежит одиноко и покинутая всеми в страшных джунглях. Одни и же те стебли и листья покроют нас с нею и одни и те же дожди будут поливать нас. Нет, я должен идти один, пото-му что она была моей дочерью, единственным, что оставалось у меня на свете и что я любил!

— Я пойду с вами, — просто сказал Клейтон. Старик поднял голову и внимательно посмотрел на энергичное, красивое лицо Уильямса Сесиля Клейтона. Быть может, впервые он прочёл на этом лице любовь, таившуюся в сердце молодого человека, — любовь к его дочери.

Обычно профессор Портер был слишком занят своими собственными учёными мыслями, чтобы замечать мелкие факты, случайные слова, которые бы давно подсказали всякому другому, что молодые люди всё ближе и ближе тяготеют друг к другу. Теперь он стал припоминать всё, одно за другим.

— Как хотите, — согласился он наконец.

— Вы можете рассчитывать также и на меня, — заявил м-р Филандер.

— Нет, мой дорогой старый друг, — возразил профессор Портер, — всем нам идти не следует. Было бы большой жестокостью оставить бедную Эсмеральду здесь одну; да и всем троим не достигнуть большего результата, чем одному. Без того достаточно уже мёртвых в этом жестоком лесу. Пойдёмте, господа, попытаемся немного заснуть.

XIX. Зов первобытности

С того времени, как Тарзан, приёмыш обезьян, ушёл из племени больших антропоидов, оно было раздираемо постоянными распрями и ссорами. Теркоз оказался жестоким и капризным царём; многие из более старых и слабых обезьян, на которых он чаще всего привык обрушивать свой зверский нрав, ушли далеко вглубь страны, забрав с собой свои семьи, в поисках тишины и безопасности.

Но, наконец, и оставшиеся были доведены до отчаяния постоянными придирками Теркоза, и тут один из них вспомнил прощальный совет Тарзана.

— Если у вас будет жестокий повелитель, — сказал он, покидая их, — не поступайте так, как поступают другие обезьяны, — пусть никто из вас не пытается восстать против него в одиночку. Вместо того, пусть двое, или трое, или четверо соберутся вместе и все сразу нападут на него. Тогда ни один властитель не осмелится быть иным, чем ему следует, потому что четверо всегда справятся с любым вождём.

Вспомнив этот мудрый совет, обезьяна повторила его многим из своих товарищей, так что, когда Теркоз вернулся домой, то его ждал тёплый и дружный приём.

Особых формальностей не было. Как только Теркоз приблизился к сборищу, пять огромных волосатых зверей бросились на него.

В душе Теркоз был отъявленным трусом, какими обыкновенно бывают нахалы и среди обезьян, и среди людей. Поэтому Теркоз не принял боя, исход которого был для него ясен, но вырвался и скрылся в ветвях деревьев.

Он сделал ещё две попытки вернуться в племя, но всякий раз на него нападали и прогоняли его. Наконец, поняв, что его никогда не примут обратно, он ушёл в джунгли, горя ненавистью и бешенством.

Несколько дней он там без цели бродяжничал. Гнев его всё разрастался, и он искал какое-нибудь слабое существо, на котором он мог бы излить всю душившую его злобу.

В таком состоянии духа это ужасное человекоподобное чудовище, перекидываясь с ветки на ветку, неожиданно встретило в джунглях обеих женщин.

Он был как раз над ними, когда заметил их. Первое указание на его присутствие Джэн Портер получила только тогда, когда большое волосатое тело прыгнуло на землю рядом с нею, и она увидела его страшную образину, его оскалившийся отвратительный рот, не дальше фута от себя.

Пронзительный крик вырвался у Джэн, когда рука зверя схватила её за плечо. Потом она увидела ужасные клыки, которые разверзлись над её горлом. Но прежде, чем они коснулись прекрасной кожи, антропоид уже передумал.

Его жёны остались в племени. Он должен заменить их другими. Эта белая безволосая обезьяна будет первой в его новом хозяйстве. Он грубо вскинул её на свои волосатые плечи и вспрыгнул на ветку, готовя Джэн участь, которая в тысячу раз хуже смерти.

Крик ужаса негритянки раздался только один раз вместе с криком Джэн Портер, а потом, — как это всегда полагалось у Эсмеральды в критических моментах, требовавших полного присутствия духа, — она упала в обморок.

Но Джэн Портер ни разу не теряла сознания. Правда, что страшная образина, прижимавшаяся близко к её лицу, и зловонное дыхание, обдававшее её ноздри, парализовали её. Но сознание её было ясно, и она понимала всё, что происходило когда зверь нёс её. Всё же она не кричала и не боролась. Внезапное появление обезьяны до такой степени сбило её с толку, что ей стало теперь казаться, что её несут к берегу.

Она решила сохранить свою энергию и силу голоса до той поры, когда увидит, что они достаточно близко от лагеря, чтобы привлечь оттуда столь желанную ей помощь.

Бедное дитя! Если бы она знала, что её несут всё дальше и дальше в непроходимую глушь джунглей!

Крик, который встревожил Клейтона и обоих стариков, привёл Тарзана, приёмыша обезьян, прямо туда, где лежала Эсмеральда. Но не на Эсмеральде сосредоточился его интерес, хотя он и удостоверился, что она невредима.

Одно мгновение Тарзан исследовал землю и ближайшие деревья, пока инстинкт обезьяны, соединённый с разумом человека, не рассказали ему, так изумительно знавшему жизнь лесов, всё происшествие так же ясно, как будто он видел его своими глазами.

И тотчас помчался он по свежему следу, который никакой другой человеческий глаз не мог бы заметить, и тем более объяснить. Больше всего следов на концах ветвей, где антропоид перебрасывался с ветки на ветку, но по ним трудно установить его направление, потому что под тяжестью его тела ветвь склоняется вниз и неизвестно, подымалась или спускалась по ней обезьяна; зато ближе к стволу, где следы слабее, направление яснее означено. Вот тут, на ветке, большой лапой беглеца была раздавлена гусеница, и Тарзан инстинктивно чувствует, куда ступит теперь та же большая лапа — и действительно он находит там микроскопическую частичку уничтоженного червя, иногда простой влажный след.

Дальше, маленький кусочек коры отодран когтем, а направление излома указывает на направление беглеца. Там и сям на какой-нибудь большой ветке или на стволе дерева, которых коснулось волосатое тело, застрял крошечный обрывок волос. По тому, как он втиснут под корой, он говорит Тарзану, что он идёт правильно.

Он не замедляет своего бега, чтобы подметить все эти, на вид столь слабые, признаки зверя. Для Тарзана они ярко выделяются среди мириады других повреждений, шрамов и знаков на ветвистом пути. Но больше всего помогает ему запах, потому что Тарзан преследует по ветру, и его развитые ноздри так же чувствительны, как ноздри собаки.

Есть люди, которые думают, что существа низшего порядка специально одарены природой лучшими обонятельными нервами, чем человек, — но это только дело развития.

Жизнь людей — не в такой сильной зависимости от совершенства их чувств. Способность к рассуждению освободила человека от многих обязанностей; чувства до известной степени атрофировались, так же как мышцы, двигающие уши и волосяной покров головы, атрофировались от недостаточного употребления.

Мускулы имеются и у ушей и под кожей головы, но они недоразвиты оттого, что в них не нуждаются.

Но, то с Тарзаном, обезьяньим приёмышем. С первых дней детства его существование неизмеримо больше зависело от остроты его зрения, слуха, обоняния, осязания и вкуса, чем от более медленно развивающегося органа разума.

Менее всего у Тарзана было развито чувство вкуса, и он мог с почти одинаковым удовольствием есть роскошные плоды и сырое мясо, долго пролежавшее в земле; в этом, впрочем, он мало чем отличался от наших утончённых гурманов!

Почти бесшумно мчался Тарзан по следу Теркоза и его добычи; но звук его приближения всё же достиг до ушей убегавшего зверя и заставил его ещё быстрее бежать.

Три мили были покрыты, прежде чем обезьяна-человек настиг их и Теркоз, видя, что ему не уйти, соскочил на открытую небольшую поляну, чтобы сразиться здесь за свою добычу, или же, бросив её, спастись бегством.

Он ещё прижимал к себе огромной лапой Джэн Портер, когда Тарзан, точно леопард, прыгнул на арену, которую природа как бы нарочно создала для этого первобытного боя.

Когда Теркоз увидел, кто его преследовал, он сразу подумал, что похищенная им самка— жена Тарзана: они, очевидно, были той же породы — оба белые и безволосые. И Теркоз был в восторге от возможности больно отомстить ненавистному врагу.

Внезапное появление таинственного богоподобного человека подействовало как бодрящее вино на измученные нервы Джэн Портер.

По описаниям Клейтона, своего отца и м-ра Филандера она догадалась, что должно быть это и есть то самоё изумительное существо, которое спасло их, и она видела в нём друга и защитника.

Но когда Теркоз грубо толкнул её в сторону, чтобы броситься навстречу Тарзану, Джэн Портер рассмотрела огромные размеры обезьяны, её могучие мускулы и огромные клыки, и сердце её упало. Разве мог человек, каков бы он ни был, победить такого мощного противника?

Они сшиблись, как два разъярённых быка и, как два волка, старались добраться до горла друг друга. Против длинных клыков обезьяны у человека было узкое лезвие ножа.

Джэн Портер всем своим гибким, молодым телом прильнула к стволу большого дерева, прижав крепко руки к нервно дышащей груди, и с широко раскрытыми глазами, в которых отражалась смесь ужаса и восхищения, смотрела на бой первобытной обезьяны с первобытным человеком за обладание женщиной — за обладание ею.

Когда большие мускулы спины и плеч человека вздулись от напряжения и огромный бицепс и предплечье остановили страшные клыки, завеса веков цивилизации и культуры разверзлась перед отуманенным взором девушки из Балтиморы.

А когда длинный нож раз десять упился горячей кровью Теркоза и громадная туша его безжизненно пала на землю, первобытная женщина с распростёртыми объятиями бросилась к первобытному мужчине, который сражался за неё и завоевал её.

А Тарзан?

Он сделал то, что сделал бы на его месте всякий мужчина, у которого течёт в жилах красная кровь. Он взял женщину в свои объятия и стал осыпать поцелуями её трепещущие губы.

Одно мгновение Джэн Портер лежала в его объятиях с полузакрытыми глазами. Одно мгновение — первое в её молодой жизни — она узнала, что такое любовь.

Но завеса упала так же внезапно, как поднялась. Сознание оскорбления покрывало лицо Джэн Портер ярко вспыхнувшим румянцем. Женщина оттолкнула от себя Тарзана, человека-обезьяну, и закрыла лицо своё руками.

Тарзан был изумлён, когда девушка, которую он безотчётно любил какой-то отвлечённой любовью, вдруг очутилась добровольной пленницей в его объятиях. Теперь он был не менее изумлён тем, что она отталкивает его.

Он приблизился к ней ещё раз и взял её за руку. Она бросилась на него, как тигрица, нанося своими крошечными руками удары в его большую грудь.

Тарзан не мог ничего понять.

Ещё за минуту до того, он был намерен как можно скорее вернуть Джэн Портер её родственникам, но эта минута уже канула в смутном и невозвратном прошлом, а вместе с нею кануло и его доброе намерение.

Тарзан, обезьяний приёмыш, преобразовался в один миг, когда почувствовал тёплое гибкое тело, крепко прижавшееся к нему.

Прекрасные губы слились с его губами в жгучих поцелуях и выжгли глубокое клеймо в его душе — клеймо, отметившее нового Тарзана.

Он снова положил руку на её плечо. Она оттолкнула его. И тогда Тарзан, обезьяний приёмыш, поступил как раз так, как это сделал бы его отдалённый предок.

Он поднял свою женщину и понёс её в джунгли.

Рано утром на следующий день, четверо людей, оставшиеся в хижине у моря, были разбужены пушечным выстрелом Клейтон выбежал первым и увидел, что там, за входом в маленькую бухту, стоят на якоре два судна.

Одно было «Арроу», а другое — небольшой французский крейсер, на борту которого толпилось много людей, смотревших на берег. Клейтон, как и остальные, которые теперь присоединились к нему, ясно понимал, что пушечный выстрел имел целью привлечь их внимание, если они ещё оставались в хижине.

Оба судна стояли на значительном расстоянии от берега, и было сомнительно, чтобы даже в подзорную трубу они могли заметить четыре фигурки, махавшие шляпами так далеко за мысами бухты.

Эсмеральда сняла свой красный передник и бешено размахивала им над головой; но Клейтон, опасаясь, что даже и это может остаться незамеченным, бегом бросился к северному мысу бухты, где им был приготовлен сигнальный костёр.

Ему, так же как и тем, кто, затаив дыхание, остались ждать у хижины, показалось, что прошла целая вечность, пока, наконец, он добрался до огромного вороха сухих ветвей и кустарника.

Выйдя из густого леса на открытое место, с которого можно было различить суда, Клейтон был страшно поражён, увидев, что на «Арроу» подымают паруса, а крейсер уже двинулся вперёд. Быстро зажёг он костёр со всех сторон и помчался на самую крайнюю точку мыса, где, сняв с себя рубашку и привязав её к упавшей ветке, он долго стоял, размахивая ею над головой.

Но суда всё удалялись, и он уже потерял всякую надежду, когда вдруг огромный столб дыма, поднявшийся над лесом густой отвесной колонной, привлёк внимание дозорного на крейсере, и тотчас же дюжина биноклей была направлена на берег.

Оба судна повернули обратно: «Арроу» спокойно стал, покачиваясь на волнах океана, а крейсер медленно направился к берегу.

На некотором расстоянии он остановился, и шлюпка была спущена и послана к берегу. Когда она подошла, из неё выпрыгнул молодой офицер.

— Мосье Клейтон, я полагаю? — спросил он.

— Слава богу, вы пришли! — был ответ Клейтона,— может быть, даже и теперь ещё не поздно!

— Что вы хотите этим сказать, мосье? — спросил офицер. Клейтон рассказал о том, что Джэн Портер похищена и что им нужны вооружённые люди, чтобы продолжать поиски в джунглях.

— Mon Dieu! — печально воскликнул офицер. — Вчера — ещё не было бы слишком поздно, а сегодня — быть может, было бы лучше, чтобы бедная девушка не была найдена… Это ужасно, monsieur! Это просто ужасно!

От крейсера отплыло ещё несколько шлюпок. Клейтон указав офицеру вход в бухту, сел в его шлюпку и она была направлена в закрытый заливчик, куда за ней последовали и другие лодки.

Вскоре все высадились у того места, где стояли профессор Портер, м-р Филандер и плачущая Эсмеральда.

Среди офицеров последней, отчалившей от крейсера, шлюпки был и сам командир корабля. Когда он услышал историю о похищении Джэн Портер, он великодушно вызвал охотников сопровождать профессора Портера и Клейтона в их поисках.

Не было ни одного офицера или матроса среди этих храбрых и симпатичных французов, кто не вызвался бы в охотники.

Командир выбрал двадцать матросов и двух офицеров — лейтенанта д'Арно и лейтенанта Шарпантье. Шлюпка пошла на крейсер за продовольствием, патронами и ружьями; матросы уже были вооружены револьверами.

Тогда на вопросы Клейтона, как случилось, что они бросили якорь в открытом море и дали им пушечный сигнал, командир, капитан Дюфрен, объяснил, что с месяц тому назад они впервые увидели «Арроу», шедший на юго-запад под значительным количеством парусов. Когда они сигнализировали судну подойти, он поднял ещё новые паруса и ушёл. Они гнались за ним до захода солнца, стреляя в него много раз, но на следующее утро судна нигде не было видно. В продолжение нескольких недель кряду они крейсировали вдоль берега и уже забыли о приключении с недавней погоней, как вдруг рано утром, несколько дней тому назад, дозорный заметил судно, бросаемое из стороны в сторону среди сильной зыби; руль его бездействовал, и никто не управлял парусами.

Подойдя ближе к брошенному судну, они с удивлением узнали в нём то самое, которое скрылось от них несколько недель тому назад. Его фок-шток и контр-бизань были подняты, как будто были сделаны усилия поставить его носом по ветру, но шторм разодрал в клочья полотнища парусов.

При страшном волнении попытка перевести команду на судно была чрезвычайно опасной. И так как на палубе его не было видно никакого признака жизни, то было сперва решено переждать, пока ветер уляжется. Но как раз тогда заметили человеческую фигуру, цепляющуюся за перила и слабо махавшую им в отчаянном призыве.

Тотчас же была снаряжена шлюпка и сделана удачная попытка причалить к «Арроу». Зрелище, встретившее взоры французов, когда они вскарабкались через борт судна, было потрясающее.

Около дюжины мёртвых и умирающих людей катались туда и сюда при килевой качке по палубе, живые вперемежку с мёртвыми. Среди них были два трупа, обглоданные точно волками.

Призовая команда скоро поставила на судне необходимые паруса, и ещё живые члены злосчастного экипажа были снесены вниз на койки.

Мёртвых завернули в брезенты и привязали к палубе, чтобы товарищи могли опознать их прежде, чем они будут брошены в глубь моря.

Когда французы поднялись на палубу «Арроу», никто из живых не был в сознании. Даже бедняга, давший отчаянный сигнал о бедствии, впал в беспамятство прежде, чем узнал, помог ли его призыв или нет.

Французскому офицеру не пришлось долго задумываться о причинах ужасного положения на судне, потому что, когда стали искать воды или водки, чтобы восстановить силы матросов, оказалось, что ни того, ни другого не было, — не было и признака какой-либо пиши.

Офицер тотчас просигнализировал крейсеру просьбу прислать воду, медикаменты, провизию, и другая шлюпка совершила опасный переход к «Арроу».

Когда подкрепляющие средства были применены, некоторые из матросов пришли в сознание и вся история была рассказана. Часть её нам известна вплоть до убийства Снайпса и зарытая его трупа поверх сундука с золотом.

По-видимому, преследование крейсера до того терроризировано бунтовщиков, что они продолжали идти в Атлантический океан в течение нескольких дней и после того, как потеряли крейсер из вида. Но, обнаружив на судне скудный запас воды и припасов, они повернули назад на восток.

Так как на борту не было никого, кто бы мог управлять судном, то скоро начались споры о том, где они находятся и какой курс следует держать. Три дня плыли они на восток, но земли всё не было видно; тогда они повернули на север, боясь, что дувшие всё время сильнейшие северные ветры отнесли их к югу от южной оконечности Африки. Два дня шли они на курс северо-восток и тогда попали в штиль, продолжавшийся почти неделю. Вода иссякла, а через день кончились и запасы пищи.

Положение быстро менялось к худшему. Один матрос сошёл с ума и прыгнул за борт. Вскоре другой матрос вскрыл себе вены и стал пить собственную кровь.

Когда он умер, они тоже бросили его за борт, хотя некоторые из них требовали, чтобы трупы держали на борту. Голод превращал их в диких зверей.

За два дня до того, как их встретил французский крейсер, они до того ослабели, что не могли уже управлять судном; в тот же день у них умерло ещё три человека. На следующее утро оказалось, что один из трупов частью съеден.

Весь тот день люди лежали и сверкающими глазами смотрели друг на друга, как хищные звери. А на другое утро уже два трупа оказались обглоданными почти до костей.

Но эта еда каннибалов их мало подкрепила, потому что отсутствие воды было куда более сильной пыткой, чем голод. И тогда появился крейсер.

Когда те, кто мог, поправились, вся история бунта была рассказана французскому командиру, но матросы «Арроу» оказались слишком невежественными, чтобы суметь указать, в каком именно месте берега были высажены профессор и его спутники. Поэтому крейсер медленно плыл вдоль всего побережья, изредка давая пушечные сигналы и исследуя каждый дюйм берега в подзорные трубы.

Ночью они становились на якорь, чтобы обследовать все части берега при свете дня. И случилось так, что предшествующая ночь привела их как раз на то самое место берега, где находился маленький лагерь, который они искали.

Сигнальные выстрелы, данные ими накануне после полудня, не были услышаны обитателями хижины, — потому что те вероятно были в это время в глубине джунглей в поисках Джэн Портер, и шумный треск сучьев под их ногами заглушил слабые звуки далёких пушек.

К тому времени, как обе стороны рассказали друг другу свои приключения, шлюпка с крейсера вернулась с продовольствием и оружием для отряда.

Через несколько минут выделилась маленькая группа матросов, и оба французских офицера вместе с профессором Портером и Клейтоном отправились на свои безнадёжные и зловещие поиски.

XX. Наследственность

Когда Джэн Портер поняла, что странное лесное существо, которое спасло её от когтей обезьяны, несёт её куда-то, как пленницу, она стала делать отчаянные попытки от него вырваться. Но сильные руки только немного крепче прижали её к себе.

Тогда она отказалась от бесплодных попыток и стала лежать спокойно, разглядывая из-под полуопущенных век лицо того человека, который, неся её на руках, так легко шагал через запутанные заросли кустарников.

Лицо его было необычайной красоты. Оно являлось идеальным типом мужественности и силы, не искажённым ни беспутной жизнью, ни зверскими и низменными страстями. Хотя Тарзан и был убийцей людей и животных, он убивал бесстрастно, как убивает охотник, за исключением тех редких случаев, когда он убивал из ненависти. Впрочем сама ненависть эта была не той злобной и долго таящейся ненавистью, которая навсегда оставляет страшную печать на чертах ненавидящего.

Тарзан убивал со светлой улыбкой на устах, а улыбка — основание красоты.

В тот миг, когда Тарзан напал на Теркоза, девушку поразила яркая красная полоса на его лбу, идущая от левого глаза до начала волос. Теперь, когда она внимательно рассматривала его черты, она увидела, что эта полоса исчезла, и только узкий, белый шрам отмечал ещё место, где она выступала.

Джэн Портер не вырывалась и Тарзан слегка ослабил железное кольцо своих рук.

Раз он взглянул ей в глаза и улыбнулся — и девушке пришлось закрыть свои глаза, чтобы победить чары этого прекрасного лица.

Тарзан поднялся на деревья, и у Джэн Портер, не чувствовавшей никакого страха, от этой необычайной дороги, мелькнула мысль, что во многих отношениях она никогда за всю свою жизнь не была в такой безопасности, как теперь, когда лежала в объятиях этого сильного, дикого существа, которое несло её, неизвестно куда и неизвестно для чего, через всё более глухие заросли первобытного леса.

Иногда она закрывала глаза и со страхом думала о том, что её ждёт. Живое воображение подсказывало ей тогда всевозможные ужасы; но стоило ей поднять веки и взглянуть на прекрасное лицо, низко склонённое над нею, чтобы все опасения рассеивались.

Нет, ей не следует его бояться! В этом она всё более и более убеждалась, пытливо разглядывая тонкие черты и честный взгляд, которые свидетельствовали о рыцарстве и благородстве натуры.

Они всё глубже и глубже забирались в лес, смыкавшийся вокруг них неприступной, как ей казалось, стеной, но перед лесным богом, словно по волшебству, всякий раз открывался проход, который тотчас же и закрывался за ними.

Редкая ветка слегка касалась её, — а между тем, и сверху и снизу, и спереди и сзади, глазам представлялась одна сплошная масса тесно сплетённых ветвей и ползучих растений.

Во время этой дороги Тарзан, идя упрямо вперёд, был полон многими новыми мыслями. Перед ним встала задача, какой он ещё никогда не встречал, и он скорее чувствовал, чем понимал, что должен разрешить её как человек, а не как обезьяна.

Передвижение по средней террасе, по которой Тарзан прошёл большую часть пути, помогло охладить пыл его первой неистовой страсти, так внезапно загоревшейся.

Теперь он стал размышлять об участи, которая выпала бы на долю девушки, если бы он не спас её от Теркоза.

Он знал, почему тот не убил её, и стал сравнивать свои намерения с намерениями обезьяны.

Правда, по обычаю джунглей, самец брал себе самку силой. Но может ли Тарзан в этом случае руководствоваться законом зверей? Разве Тарзан не человек? А как поступают в таких случаях люди? Он был в большом затруднении, потому что не знал.

Очень хотелось ему спросить об этом девушку; потом ему пришло в голову, что она уже ответила, сопротивляясь и пытаясь оттолкнуть его…

Наконец, они достигли своего назначения, и Тарзан, обезьяний приёмыш, с Джэн Портер в своих сильных объятиях, легко спрыгнул на дёрн той арены, где собирались для совета большие обезьяны и где они плясали в диких оргиях Дум-Дум.

Хотя они прошли много миль, день всё ещё не клонился к вечеру, и амфитеатр был облит полусветом, проникавшим сквозь чащу листвы.

Зелёный дёрн казался мягким, прохладным и звал отдохнуть. Мириады шумов джунглей доносились издали и казались далёким звуком прибоя.

Чувство мечтательного спокойствия овладело Джэн Портер, когда она опустилась на дёрн и взглянула на большую фигуру Тарзана, стоявшую возле неё. К этому прибавилось ещё непонятное ощущение полнейшей безопасности.

Она следила за ним из-под полуопущенных век, пока Тарзан переходил через маленькую круглую полянку, направляясь к деревьям у дальнего края. Она отметила изящную величавость его походки, совершенную симметрию его величественной фигуры и гордую посадку его прекрасной головы на широких плечах.

Что за изумительное создание! Ни жестокость, ни низость не могут таиться под этой богоподобной внешностью. Никогда ещё, думала она, подобное совершенство не попирало ногами землю.

Тарзан вскочил одним прыжком на дерево и исчез. Джэн Портер недоумевала: зачем он ушёл? Неужели он оставил её здесь, покинув её судьбе в пустынных джунглях?

Она нервно оглянулась. Каждый стебель, каждый куст казались ей засадой какого-нибудь огромного и ужасного зверя, подстерегающего её и только ждущего мгновения, чтобы вонзить блестящие клыки в её нежное тело. Каждый звук превращала она в своём воображении в скрытое, незаметное приближение гибкого и злобного существа.

Какая разница во всём с тех пор, как он её оставил!

Она сидела четыре или пять минут, показавшихся ей часами, с напряжением ожидая прыжка притаившегося животного, который положил бы конец её муке.

Она почти молила о жестоких клыках, которые принесли бы ей смерть и отвратили бы эту агонию страха.

Услыхав вновь лёгкий шорох позади себя, она с криком вскочила на ноги и обернулась лицом к ждущему её концу.

Перед ней стоял Тарзан, и в руках у него была целая груда роскошных спелых плодов.

Джэн Портер пошатнулась и упала бы, если бы Тарзан, бросив свою ношу, не удержал её в своих объятиях. Она не потеряла сознания, но крепко прижалась к нему, вздрагивая и дрожа, как испуганная лань.

Тарзан, приёмыш обезьян, тихо гладил её шелковистые волосы и старался успокоить и утешить её, как это делала Кала с ним, когда, маленькой обезьянкой, он пугался змеи Хисты или львицы Сабор.

Раз он слегка приник к её лбу, и она не шелохнулась, только вздохнула и закрыла глаза.

Джэн никак не могла понять, что с ней делается.

Джэн чувствовала себя в безопасности в этих сильных объятиях, и ей этого было достаточно. О будущем не хотелось думать, и она покорялась судьбе. За несколько истёкших часов, она вдруг стала доверять этому загадочному существу лесов, как доверяла бы лишь очень немногим знакомым ей мужчинам. Ей пришло в голову, что всё это очень странно, и вдруг в её душе родилась догадка, что это необыкновенное состояние может быть ничем иным, как настоящей любовью… Её первой любовью! Она вспыхнула и улыбнулась. Джэн Портер слегка отодвинулась от Тарзана и, глядя на него с полуулыбающимся и полунасмешливым выражением, придававшим её лицу полнейшую обворожительность, она указала на плоды в траве и села на край земляного барабана антропоидов, так как голод давал себя знать.

Тарзан быстро собрал плоды и, принеся их, положил к её ногам; а затем и он тоже сел на барабан, рядом с нею, и стал ножом разрезать и приготовлять для неё пищу.

Они ели вместе и молчали, время от времени украдкой бросая друг на друга лукавые взгляды, пока, наконец, Джэн Портер не разразилась весёлым смехом, к которому присоединился и Тарзан.

— Как жаль, что вы не говорите по-английски, — сказала девушка.

Тарзан покачал головой, и выражение трогательной и жадной пытливости омрачило его смеющиеся глаза.

Тогда Джэн Портер пыталась заговорить с ним по-французски, а потом по-немецки, но сама рассмеялась над своими ошибками при попытке говорить на последнем языке.

— Во всяком случае, — сказала она ему по-английски, — вы понимаете мой немецкий язык так же хорошо, как меня понимали в Берлине!

Тарзан давно уже пришёл к решению относительно того, каким должен быть его дальнейший образ действий. Он имел время вспомнить всё прочитанное им в книгах об обращении мужчин и женщин. И он поступит так, как он воображал, что поступили бы мужчины, если бы были на его месте.

Он снова встал и пошёл к деревьям, но сначала попытался объяснить знаками, что скоро вернётся, и так хорошо сделал это, что Джэн Портер поняла и не испугалась, когда он ушёл.

Только чувство одиночества охватило её, и она нетерпеливо смотрела на то место, где он исчез, ожидая его возвращения. Как и прежде, она была извещена о его присутствии лёгким шорохом за своей спиной и, обернувшись, увидела его, идущего по дёрну с огромной ношей веток.

Он принёс затем большое количество мягких трав и папоротников. Ещё два раза уходил он, пока у него не оказалась под руками целая груда материалов. Тогда он разостлал папоротники и траву на земле в виде мягкой, ровной постели, а над нею соорудил шалаш из веток в несколько футов высоты. Ветки образовали как бы двухскатную кровлю, поставленную прямо на землю. На них он положил толстый слой огромных листьев слонового уха и накрыл ветвями и листьями один конец маленького убежища.

Они снова уселись вместе на край барабана и попытались разговаривать знаками.

Великолепный бриллиантовый медальон, висевший на шее Тарзана, оказался для Джэн Портер источником величайшего изумления. Она указала на него, и Тарзан снял хорошенькую безделушку и передал ей.

Джэн увидела, что оправа — работы искусного ювелира и что бриллианты прекрасной игры, но по гранению камней было видно, что работа несовременная.

Она заметила также, что медальон открывается, нажала скрытую пружину, и обе половины отпрянули. В каждой створке оказалось по миниатюре на слоновой кости.

На одной было изображение молодой красавицы, а другая представляла почти точный портрет сидевшего рядом с ней Тарзана, за исключением едва уловимой разницы в выражении.

Она посмотрела на Тарзана и увидела, что, склонившись к ней, он с удивлением устремил глаза на миниатюры. Протянув руку за медальоном, он отнял его у неё и принялся рассматривать миниатюры с очевидными признаками изумления и интереса. Его манеры ясно указывали, что он никогда до того не видел их и не думал, что медальон открывается.

Этот факт вызвал Джэн Портер на дальнейшие размышления, и воображение её стало рисовать ей, как это прекрасное украшение попало в собственность дикого и непросвещённого существа неисследованных джунглей Африки.

Но ещё более удивительно было то обстоятельство, что в медальоне оказалось изображение человека, который мог бы быть братом или, вернее, отцом этого лесного полубога.

Тарзан всё ещё пристально рассматривал оба изображения. Вдруг он снял с плеча колчан и, высыпав стрелы на землю, достал со дна мешкообразного вместилища плоский предмет, завёрнутый в несколько слоёв мягких листьев и перевязанный длинными травами.

Осторожно развернул он листья, слой за слоем, пока, наконец, в его руках не очутилась фотография. Указывая на миниатюру мужчины в медальоне, он передал фотографию Джэн Портер.

Фотография привела девушку в ещё большее удивление, так как она, очевидно, была лишь другим изображением того же самого мужчины, миниатюра которого находилась в медальоне рядом с миниатюрой молодой женщины.

Тарзан смотрел на неё с выражением недоумевающей растерянности в глазах, когда она взглянула на него. Казалось, на губах его шевелился какой-то вопрос.

Девушка указала на фотографию, потом на миниатюру и потом на него, как бы желая сообщить, что она думает, что это его изображение. Но он только покачал головой, и затем пожав своими могучими плечами, взял у неё фотографию и, заботливо завернув её, опять спрятал на дно колчана.

Несколько минут он сидел молча, устремив глаза в землю, в то время как Джэн Портер, держа маленький медальон в руке, рассматривала его со всех сторон, стараясь отыскать какое-нибудь указание, которое могло бы привести к установлению подлинности первоначального его собственника. Наконец, ей в голову пришло простое объяснение. Медальон принадлежал лорду Грейстоку и миниатюры были его самого и леди Элис.

Это дикое существо просто нашло медальон в хижине на берегу. Как глупо было с её стороны сразу не подумать об этом!

Но объяснить странное сходство лорда Грейстока с лесным богом — это было выше её сил. Естественно, чего она не могла и представить себе, что этот голый дикарь в действительности сын лорда.

Наконец, Тарзан взглянул на девушку, рассматривавшую медальон. Он не мог проникнуть в значение миниатюр, но мог прочесть интерес и восхищение на лице живого молодого существа рядом с ним.

Она заметила, что он следит за ней, и, подумав, не желает ли он получить обратно своё украшение, протянула его ему. Он взял медальон и надел его ей на шею, улыбаясь выражению её изумления при неожиданном подарке.

Джэн Портер горячо потрясла головой в знак отказа и попыталась снять золотые звенья со своей шеи, но Тарзан не допустил этого. Он взял её руки в свои и, когда она стала настаивать на своём, он крепко держал их, чтобы помешать ей.

Наконец, она согласилась, с лёгким смехом поднесла медальон к губам и, встав, сделала Тарзану маленький реверанс.

Тарзан не знал точно, что она хочет этим сказать, но правильно догадался — это её способ выразить признательность за подарок. Итак, он тоже встал и, взяв медальон в руки, склонился с важностью старинного придворного и прижал свои губы к тому месту, которого коснулись её губы.

Величавый и любезный поклон его был исполнен с грацией и достоинством полнейшей бессознательности. Это была печать его происхождения, естественное проявление утончённого воспитания многих поколений и наследственный инстинкт приветливости, которых не смогли искоренить грубое воспитание и дикая среда.

Становилось уже темно, и они снова принялись за плоды, которые были для них одновременно и пищей, и питьём. Потом Тарзан встал и повёл Джэн Портер к маленькому убежищу, сооружённому им, попросив её знаком войти в него.

В первый раз после нескольких часов ощущение страха вновь охватило Джэн, и Тарзан почувствовал, что она пятится назад, как будто опасаясь его.

Часы, проведённые с этой девушкой, сделали Тарзана совершенно иным, чем он был утром;

Теперь в каждом фибре его существа наследственность говорила громче, чем воспитание.

Он, конечно, не переродился в одно мгновение из дикой обезьяны в утончённого джентльмена, но инстинкт последнего стал преобладать; он весь горел желанием понравиться женщине, которую он любил, и не уронить себя в её глазах!

Итак, Тарзан, обезьяний приёмыш, сделал единственную вещь, которая могла убедить Джэн Портер в её безопасности. Он вынул из ножен свой нож и передал его ей рукояткою вперёд снова указывая знаком войти в убежище.

Девушка поняла и, взяв длинный нож, вошла в шалаш и улеглась на мягкие травы, в то время как Тарзан растянулся на земле поперёк входа.

Так застало их восходящее утро.

Когда Джэн Портер проснулась, она не сразу припомнила удивительные происшествия минувшего дня, и потому изумилась, увидав странную обстановку, окружающую её: маленький лиственный шалаш, мягкие травы её постели и незнакомый вид кругом из отверстия в шалаше.

Медленно восстановляла она все обстоятельства её теперешнего положения. И тогда огромное изумление родилось в её сердце и её охватила могучая волна благодарности за то, что, хотя она и подверглась ужасной опасности, но осталась невредимой.

Она двинулась к выходу из своего шалаша, чтобы взглянуть, где Тарзан. Его не было; но на этот раз страх не напал на неё: она была уверена, что он вернётся!

На траве, у входа в беседку, она увидела отпечаток его тела в том месте, где он лежал всю ночь, охраняя её. Она знала, что именно его присутствие здесь позволило ей спать в такой мирной безопасности.

Имея его вблизи, кто бы мог бояться? Она сомневалась, чтобы был ещё другой человек на земле, с которым девушка могла чувствовать себя вне всякой опасности в диких африканских джунглях. Даже львы и пантеры ей теперь не страшны.

Она взглянула вверх и увидела, как его гибкая фигура легко спрыгнула с близ стоящего дерева. Когда он поймал её глаза на нём, лицо его озарилось той открытой, сияющей улыбкой, которая накануне завоевала её доверие.

Он подошёл — и сердце Джэн Портер забилось сильнее и глаза её заблестели, как никогда не блестели прежде, когда к ней приближался мужчина.

Он опять собрал плодов и сложил их у входа в шалаш. Ещё раз уселись они, чтобы вместе поесть.

Джэн Портер стала раздумывать, какие же у него планы? Доставит ли он её назад на берег, или будет держать здесь? И вдруг она осознала, что это обстоятельство, по-видимому, не очень её тревожит. Неужели возможно, что ей это всё равно?

Она начала также понимать, что, сидя здесь, рядом с улыбающимся гигантом, и кушая восхитительные плоды в лесном раю, скрытом в отдалённых глубинах африканских джунглей — она была и довольна, и очень счастлива.

Она никак не могла уразуметь этого. Казалось бы, что она должна быть измучена разными страхами, что должна бы впасть в уныние от мрачных предчувствий, а вместо всего этого сердце в груди её ныло, и она улыбалась человеку, сидевшему рядом и отвечавшему ей улыбкой!

Когда они кончили завтрак, Тарзан вошёл в её шалаш и взял оттуда свой нож. Девушка совсем и забыла о нём! Она поняла, что это случилось потому, что она забыла страх, побудивший её взять этот нож.

Сделав ей знак следовать за ним, Тарзан направился к деревьям на краю арены и, охватив её сильной рукой, вспрыгнул на верхние ветки.

Девушка знала, что он несёт её к родным местам, и не могла понять внезапного чувства одиночества и печали, охватившего её.

Несколько часов они медленно двигались вперёд. Тарзан не спешил. Он пытался как можно дольше продлить сладостное удовольствие этого путешествия, в котором дорогие ему руки обвивали его шею, и потому он уклонился далеко к югу от прямого пути к берегу.

Много раз они останавливались для короткого отдыха, в котором Тарзан совсем не нуждался, а в полдень они остановились на целый час у небольшого ручья, где поели и утолили свою жажду.

Таким образом солнце было уже близко к закату, когда они подошли к поляне и Тарзан, спрыгнув на землю у большого дерева, раздвинул высокую траву и указал ей на маленькую хижину.

Она взяла его за руку, чтобы отвести туда и рассказать отцу, что этот человек спас её от смерти и ужаса худшего, чем смерть, и что он охранял её нежно и бережно, как мать.

Но на Тарзана, приёмыша обезьян, опять нахлынула робость дикого существа перед человеческим жильём. Он покачал головой и отступил.

Девушка подошла к нему близко и смотрела ему в лицо просящими глазами. Ей почему-то была невыносима мысль, что он вернётся один в ужасные джунгли.

Но он продолжал качать головой и, наконец, нежно привлёк её к себе и наклонился, чтобы поцеловать её, но раньше посмотрел ей в глаза, чтобы узнать, будет ли ей это угодно, или она оттолкнёт его.

Одно лишь мгновение колебалась девушка, затем порывисто обвила его шею руками, привлекла его лицо к своему и смело поцеловала его.

— Я люблю вас, люблю вас, — шепнула она.

Издали донёсся слабый звук многих ружейных выстрелов. Тарзан и Джэн Портер подняли головы. Из хижины вышли м-р Филандер и Эсмеральда.

С того места, где находились Тарзан и девушка, они не могли видеть обоих судов, стоящих в бухте на якоре.

Тарзан указал по направлению к звукам, коснулся рукой своей груди и снова указал в том же направлении. Она поняла. Он уходил, и почему-то ей стало ясно, что он это делает, думая, что люди её народа в опасности.

Он опять поцеловал её.

— Возвращайтесь ко мне, — шепнула она. — Я буду ждать вас, ждать всегда.

Тарзан исчез — и, обернувшись Джэн Портер пошла через поляну к хижине.

М-р Филандер первый увидел её. Было темно, а м-р Филандер был очень близорук.

— Скорей Эсмеральда! — крикнул он. — Бегите в хижину. Это львица! господи! господи!

Эсмеральда не стала ломать себе голову над проверкой сказанного м-ром Филандером. Его тона было достаточно. Она мигом очутилась в хижине и заперла за собою дверь раньше, чем он кончил произносить её имя. Его «господи, господи» — было вызвано тем, что Эсмеральда в излишней торопливости заперлась, оставив снаружи как его, так и быстро приближающуюся львицу.

Он яростно забарабанил по тяжёлой двери.

— Эсмеральда! — вопил он. — Эсмеральда! Впустите! Лев уже почти съел меня!

Эсмеральда поняла, что шум у двери производит львица, и, по своему обычаю, упала в обморок.

М-р Филандер бросил назад испуганный взгляд. Ужас! Зверь был совсем близко. М-р Филандер попытался вскарабкаться по стене хижины и ему удалось ухватиться за лёгкий выступ тростниковой крыши. С минуту он висел, цепляясь, как кошка, на верёвке, натянутой для просушки белья. Но вдруг кусок тростниковой крыши рухнул, и м-р Филандер стремительно свалился на спину.

В то мгновение, когда он падал, в его уме блеснуло замечательное сведение из естественной истории. Если верить изменчивой памяти м-ра Филандера, львы и львицы никогда не тронут человека, притворившегося мёртвым.

Итак, м-р Филандер продолжал лежать там, где упал, леденея от страха. Так как его руки в момент падения были вытянуты кверху, то эта поза смерти не была слишком убедительной.

Джэн Портер следила на всеми его выходками с кротким удивлением. Теперь же она засмеялась лёгким, заглушённым смехом; но этого было достаточно. М-р Филандер повернулся набок и осмотрелся кругом. Наконец, он разглядел её.

— Джэн! — крикнул он. — Джэн Портер! господи, помилуй! Он вскочил на ноги и бросился к ней. Ему не верилось, что это она и что она жива.

— Помилуй, господи! Откуда вы? Где же вы были? Как?..

— Смилуйтесь, м-р Филандер, — прервала его девушка. — Мне не разобраться в такой куче вопросов!

— Хорошо, хорошо, — сказал м-р Филандер. — Господи, помилуй! Я так исполнен удивления и безграничного восторга видеть вас невредимой и здравой, что, верите ли, едва сам понимаю, что говорю. Но идите скорее, расскажите всё, что с вами случилось!

XXI. Деревня пыток

По мере того, как маленький отряд матросов с трудом пробирался сквозь густые заросли джунглей, бесполезность их поисков всё более и более выяснялась. Но горе старика и безнадёжный взгляд молодого англичанина удерживали д'Арно от отказа продолжать поиски.

Он думал, что всё же есть некоторая возможность найти тело девушки или, вернее, остатки его, так как он не сомневался в том, что хищные звери её растерзали. Он развернул своих людей длинною цепью разведчиков с того места, где была найдена Эсмеральда, и в таком растянутом построении они, обливаясь потом и задыхаясь, продвигались вперёд сквозь спутанные, вьющиеся стволы и крепкие ползучие растения.

Это было тяжёлой работой. Полдень заставал их отошедшими всего лишь на несколько миль вглубь страны. Пройдя ещё некоторое расстояние, после краткого отдыха, один из матросов открыл хорошо протоптанную тропу.

Это была старая слоновая тропа, и д'Арно, посоветовавшись с профессором Портером и Клейтоном, решил пойти по ней.

Тропа извивалась в северо-восточном направлении, и отряд двигался по ней гуськом.

Лейтенант д'Арно был впереди всех и шёл быстро, потому что дорога была здесь сравнительно лёгкая. Тотчас позади него шёл профессор, но д'Арно опередил его на сотню ярдов, когда внезапно с полдюжины чёрных воинов окружили его. Д'Арно крикнул предостережённо своему отряду, но, прежде чем он смог выхватить револьвер, его связали и поволокли в кустарник.

Крик его встревожил матросов, и около двенадцати человек кинулись, обогнав профессора Портера, на помощь своему офицеру. Они не знали причины окрика офицера, но понимали, что это несомненно предостережение об опасности впереди.

Они уже пробежали то место, где д'Арно был схвачен, как вдруг брошенное из джунглей копьё пронзило одного из них, и вслед затем их осыпал град стрел.

Матросы подняли ружья и выстрелили в кустарник по направлению, откуда летели метательные снаряды.

К ним подоспел остаток отряда, и залп за залпом были пущены в невидимого врага. Эти-то выстрелы и слышали Тарзан и Джэн Портер.

Лейтенант Шарпантье, находившийся в тылу, бросился к месту происшествия и, узнав все подробности засады, приказал матросам следить за ним и быстро нырнул в спутанные заросли.

Стрелы и пули посыпались густо и часто, и через миг матросы бились врукопашную с полусотней чёрных воинов из посёлка Мбонги. Страшные африканские ножи и приклады французов смешались в яростной схватке, но вскоре туземцы бежали в джунгли, оставив французов считать свои потери.

Четверо из двадцати матросов были убиты, с дюжину ранены, а лейтенант д'Арно пропал. Ночь быстро спускалась, и их положение ещё ухудшалось тем, что они не могли найти слоновую тропу, по которой шли до тех пор.

Оставалось одно: разбить лагерь и ждать до рассвета в том месте, где они находились. Лейтенант Шарпантье приказал расчистить небольшое открытое место и возвести вокруг лагеря ограду из срубленных деревьев.

Работа эта была окончена уже ночью: матросы развели большой костёр в середине поляны, чтобы работать при его свете.

Когда они оказались, насколько возможно, защищёнными от нападения негров и хищных зверей, лейтенант Шарпантье расставил часовых вокруг маленького лагеря, и голодные, усталые люди бросились на землю, надеясь заснуть.

Стоны раненых, вой и рычанье хищных зверей, привлечённых шумом и огнём костров, отгоняли сон от усталых глаз. С чувством тоски и голода пролежали люди всю эту долгую ночь, молясь о рассвете и лишь моментами забываясь в тяжёлом кошмаре.

Чернокожие, схватившие д'Арно, не участвовали в последовавшей затем схватке; они волокли своего пленника некоторое время сквозь джунгли, а затем вышли на тропу дальше того места, где происходил бой.

Они быстро подгоняли пленника, и звуки сражения становились всё слабее и слабее по мере того, как они от него удалялись. И вот, неожиданно, перед глазами д'Арно открылась большая поляна, в одном конце которой стоял обнесённый частоколом тростниковый посёлок.

Было уже темно, но часовые у ворот увидели приближавшуюся группу и разобрали, что ведут пленника, прежде чем группа дошла до них.

За палисадом раздался крик. Толпа женщин и детей выбежала навстречу идущим.

И тогда началось для французского офицера самое ужасающее испытание, которому может подвергнуться человек: приём белого пленника в посёлке африканских каннибалов. Дьявольскую злобу их ещё разжигало горькое воспоминание о жестоких варварствах, применённых к ним самим и к их племени белыми офицерами Леопольда II Валмийского, этого низкого лицемера, из-за зверств которого они покинули свободное государство Конго и бежали жалким остатком некогда сильного племени.

Пустив в ход зубы и ногти, женщины и дети накинулись на д'Арно, его били палками и камнями и терзали руками. Всякий признак одежды был сорван с него, и их беспощадные удары падали на его голое и дрожащее тело. Но ни разу француз не крикнул от боли. Он воссылал лишь безмолвную молитву, чтобы скорей быть избавленным от этой пытки.

Но смерть, о которой он молил, не могла ему достаться легко. Вскоре воины отогнали женщин от пленника. Его нужно было сохранить для более благородной забавы, чем эти; и когда первая вспышка их ненависти утихла, они ограничились тем, что выкрикивали насмешки и оскорбления и плевали на него.

Теперь они добрались до середины посёлка. Здесь д'Арно был крепко привязан к тому большому столбу, с которого ещё ни один живой человек никогда не смог освободиться.

Часть женщин рассыпалась по хижинам за горшками и водой, другие зажгли ряд костров, чтобы сварить часть мяса для пира, в то время как остальная часть должна была быть медленно высушена впрок длинными ломтями; ожидали, что и другие воины вернутся и приведут ещё много пленных. Пиршество было отложено до возвращения воинов, оставшихся для схватки с белыми, так что было поздно, когда все собрались и закружились в пляске смерти вокруг обречённого.

В полуобмороке от боли и истощения, д'Арно смотрел из-под полуопущенных век на то, что казалось ему причудливым бредом или же страшным ночным кошмаром, от которого он должен проснуться.

Размалёванные скотские физиономии, громадные рты и вялые, обвисшие губы, остро отточенные жёлтые зубы, вытаращенные дьявольские глаза, лоснящиеся гладкие тела, жестокие копья — несомненно такие создания не могут существовать на земле, всё это должно быть сном!

Дикий, вертящийся круг дикарей всё более приближался. Вот сверкнуло копьё и оцарапало ему руку. Острая боль и ощущение горячей, капающей крови убедили его в ужасающей реальности его безнадёжного положения.

Ещё одно копьё и ещё одно вонзились в него. Он закрыл глаза и крепко стиснул зубы! Он не крикнет, нет! Он — солдат Франции и покажет этим скотам, как умирает офицер и джентльмен …

Тарзан, обезьяний приёмыш, не нуждался в толкователе, который объяснил бы ему смысл этих далёких выстрелов. С поцелуями Джэн Портер, ещё горящими на устах, он мчался как вихрь по деревьям прямо к посёлку Мбонги.

Самая схватка его мало интересовала; он решил, что она скоро кончится. Тем, которые были убиты, он всё равно не может помочь, а тем, которые успели спастись, тоже не нужна его помощь.

Он торопился к тем, кто не был убит и не спасся. И он знал, что найдёт их у большого столба в середине посёлка Мбонги.

Много раз Тарзан видел, как чёрные отряды возвращались с набегов на север, ведя пленников, и каждый раз те же сцены разыгрывались у зловещего столба в ослепительном блеске ряда зажжённых костров.

Он знал также, что они редко теряют много времени в приготовлениях, и потому опасался, что на этот раз опоздает и сможет лишь отомстить.

Тарзан смотрел сквозь пальцы на их прежние оргии и только по временам вмешивался ради удовольствия дразнить чернокожих; жертвами их всегда были чёрные люди.

А этой ночью дело обстояло иначе: белые люди, — люди одного рода с Тарзаном, — быть может, терпят как раз теперь предсмертные муки пыток в этом страшном застенке джунглей.

Он мчался вперёд. Ночь спустилась, и он продвигался по верхней террасе, где роскошная тропическая луна освещала его головокружительный путь по слегка волнистым веткам верхушек деревьев.

И вот, он увидел отражение отдалённого пламени. Оно лежало вправо от его пути. Это должно быть зарево от костра, которое пленники разложили прежде, чем они подверглись нападению, — подумал он; Тарзан ничего не знал о присутствии моряков.

Тарзан был так уверен в своём знании джунглей, что не отклонился от своего пути, а промчался мимо яркого света на расстоянии полумили. Это был сторожевой огонь французов.

Через несколько минут Тарзан парил на деревьях над самым посёлком Мбонги. Ага! Значит он не очень опоздал! Или всё-таки?.. Он не мог решить; фигура у столба была совершенно безмолвна, а между тем чёрные воины ещё только слегка покалывали её.

Тарзан хорошо знал их обычай. Смертельный удар ещё не был нанесён, и он мог бы с точностью почти до минуты сказать, как долго продолжается танец. Ещё одно мгновение — и нож Мбонги отсечёт одно ухо у жертвы, и это отметит начало конца, так как очень скоро после того от пленника останется лишь судорожно корчащаяся груда изувеченного тела.

В нём и тогда ещё будет искра жизни, но спасать его было бы уже бессмысленным и смерть являлась бы единственным, желанным благодеянием.

Столб стоял на расстоянии сорока футов от ближайшего дерева. Тарзан развернул свой аркан. И над дьявольскими криками пляшущих демонов вдруг неожиданно раздался боевой вызов обезьяны-человека.

Плясавшие остановились, словно окаменев.

Верёвка взвилась с певучим жужжанием высоко над головами чернокожих. Её совсем не было видно при ослепительном огне костров. Д'Арно открыл глаза. Огромный чернокожий, стоявший прямо перед ним, упал навзничь, словно сбитый с ног незримой рукой. Он барахтался и кричал, а его тело, перекатывающееся из стороны в сторону, быстро двигалось в тень под деревьями.

Чернокожие с глазами, выскакивавшими из орбит от ужаса, казались словно околдованные.

Очутившись под деревом, тело взвилось стрелою ввысь, и когда оно исчезло в листве, терроризированные негры с криками ужаса понеслись в бешеной скачке к воротам.

Д'Арно остался один.

Он был храбр, но почувствовал, как зашевелились короткие волосы на его затылке около шеи, когда тот зловещий крик раздался в воздухе.

Когда извивающееся тело чернокожего поднялось будто сверхъестественной силой в густую листву леса, д'Арно показалось, что тень смерти встала из тёмной могилы и коснулась липким пальцем его плоти.

В том месте, где тело скрылось в листву, д'Арно услышал шорох. Ветки закачались как бы под тяжестью человеческого тела, послышался треск, и чернокожий полетел, растянувшись, на землю и остался неподвижно лежать там, куда упал. Тотчас после него скатилось и белое тело, но оно вскочило на ноги. Что это могло значить? Кто это мог быть? Нет сомнения, что и это существо несёт ему новые пытки и новую гибель!

Д'Арно ждал. Его взор ни на секунду не покидал лица приближавшегося человека. Он увидел открытые, ясные глаза, которые не дрогнули под его пристальным взглядом. Д'Арно успокоился: хотя он не имел никакой надежды, но смутно чувствовал, что такое лицо не таит никакой жестокости.

Не говоря ни слова, Тарзан перерезал верёвки, которыми был привязан француз. Тот, ослабев от страданий и потери крови, упал бы, если бы сильные руки не поддержали его.

Он почувствовал, что его поднимают с земли. Потом явилось ощущение как бы от полёта, и он потерял сознание.

XXII. Разведчики

Когда рассвет взглянул на маленький французский лагерь, затерянный в джунглях, он увидел печальный и впавший в уныние отряд.

Как только стало достаточно светло, чтобы различать окружающую местность, лейтенант Шарпантье разослал по три разведчика по разным направлениям, чтобы отыскать тропу. Через десять минут она была найдена, и вся экспедиция поспешила назад к берегу.

Они шли очень медленно, потому что несли тела шести мёртвых, — двое раненых умерли за ночь, и многие из тех, которые были ранены, нуждались в поддержке даже, чтобы идти не спеша.

Шарпантье решил вернуться в лагерь за подкреплением и тогда сделать попытку выследить туземцев и спасти д'Арно.

Было поздно, когда изнеможённые люди добрались до поляны у берега, но двоим их них возвращение принесло такую большую радость, что все их страдания и раздирающее душу горе были мгновенно забыты.

Маленький отряд выступил из джунглей на поляну, и первое лицо, которое увидели профессор Портер и Сесиль Клейтон, была Джэн Портер, стоявшая у двери хижины.

Она бросилась им навстречу с криком радости и облегчения, обвила руками шею отца и, в первый раз с тех пор, как они были высажены на этот ужасный берег, залилась слезами.

Профессор Портер старался мужественно подавить своё волнение, но напряжение его нервов и упадок сил были слишком сильны. Он долго крепился, но наконец, уткнув своё старое лицо в плечо дочери, он тихо заплакал, как усталый ребёнок.

Джэн Портер повела его к хижине, а французы направились к берегу, откуда шли им навстречу многие из их товарищей.

Клейтон, желая оставить наедине отца с дочерью, присоединился к морякам и разговаривал с ними, пока их шлюпка не отплыла к крейсеру, где лейтенант Шарпантье должен был доложить о неудачном исходе предприятия.

Тогда Клейтон медленно повернул к хижине. Его сердце было преисполнено счастья. Женщина, которую он любил, была спасена!

Он дивился, каким чудом удалось ей спастись? Видеть её в живых казалось почти невероятным.

Когда он подошёл к хижине, он увидел выходившую оттуда Джэн Портер. Она поспешила к нему навстречу.

— Джэн! — крикнул он. — Бог был поистине милосерден к вам. Скажите, как спаслись вы? Какой облик приняло провидение, чтобы сохранить вас для нас?

Никогда прежде не называл он её по имени, и, сорок восемь часов тому назад, Джэн Портер залилась бы нежным румянцем удовольствия, услыхав это обращение из уст Клейтона — теперь оно испугало её.

М-р Клейтон! — сказала она, спокойно протягивая ему руку: — прежде всего позвольте мне поблагодарить вас за вашу рыцарскую преданность моему дорогому отцу. Он рассказал мне, какой вы были самоотверженный и смелый. Как сможем мы отплатить вам за это?

Клейтон заметил, что она не ответила на его дружеский привет, но он не почувствовал никаких опасений по этому поводу. Она столько вынесла… Он сразу понял, что не время навязывать ей свою любовь.

— Я уже вознаграждён, — ответил он, — тем, что вижу в безопасности и вас и профессора Портера, и тем, что мы вместе. Я думаю, что я не мог бы вынести дольше вида сдержанного и молчаливого горя вашего отца. Это было самое печальное испытание во всей моей жизни, мисс Портер. А к этому добавьте и моё личное горе — самое большое горе, которое я когда-либо знал. Скорбь отца вашего была так безнадёжна, что я понял, что никакая любовь, даже любовь мужа к жене, не может быть такой глубокой, полной и самоотверженной, как любовь отца к своей дочери.

Девушка опустила взор. Ей хотелось задать один вопрос, но он казался почти святотатственным перед лицом любви этих двух человек и ужасных страданий, перенесённых ими в то время, как она счастливая сидела, смеясь, рядом с богоподобным лесным существом, ела дивные плоды и смотрела глазами любви в отвечающие ей такой же любовью глаза.

Но любовь странный властелин, а природа человека ещё более странная вещь. И Джэн всё же спросила, хотя и не попыталась оправдать себя перед своей собственной совестью. Она себя прямо ненавидела и презирала в тот момент, но тем не менее продолжала свой вопрос:

— Где же лесной человек, который пошёл вас спасать? Почему он не здесь?

— Я не понимаю, — ответил Клейтон. — О ком вы говорите?

— О том, кто спас каждого из нас, — кто спас и меня от гориллы.

О! — крикнул с удивлением Клейтон. — Это он спас вас? Вы ничего не рассказали мне о вашем приключении? Пожалуйста, расскажите!

— Но, — допытывалась она, — разве вы его не видели? Когда мы услышали выстрелы в джунглях, очень слабые, очень отдалённые, он оставил меня. Мы как раз добрались до открытой поляны, и он поспешил по направлению к схватке. Я знаю, что он пошёл помогать вам.

Тон её был почти молящий, выражение — напряжённое от сдерживаемого волнения. Клейтон не мог не заметить этого и смутно удивлялся, почему она так сильно взволнована, так озабочена тем, где находится это странное существо. Он не догадывался об истине, и как мог он о ней догадаться?

Однако, он ощутил смутное предчувствие какого-то грозящего ему горя, и в его душу бессознательно проник зародыш ревности и подозрения к обезьяне-человеку, которому он был обязан спасением своей жизни.

— Мы его не видели, — ответил он спокойно. — Он не присоединился к нам. — И после минуты задумчивого недоумения добавил: — Возможно, что он ушёл к своему племени — к людям, которые напали на нас.

Клейтон не знал сам, почему он это сказал: ведь он сам не верил этому; но любовь — такой странный властелин!

Девушка глядела на него широко раскрытыми глазами.

— Нет! — воскликнула она пылко,— слишком уж пылко— подумалось ему. — Это невозможно. Они — негры, а он ведь белый и джентльмен!

Клейтон смутился, но его соблазнил маленький зеленоглазый чертёнок.

— Он странное, полудикое существо джунглей, мисс Портер. Мы ничего не знаем о нём. Он не говорит и не понимает ни одного европейского языка, и его украшения и оружие — украшение и оружие дикарей западного побережья.

Клейтон говорил возбуждённо.

— На сотни миль вокруг нас нет других человеческих существ, мисс Портер, одни дикари! Он наверное принадлежит к племени, напавшему на нас, или к какому-нибудь другому, но столь же дикому, — он, может быть, даже каннибал.

Джэн Портер побледнела.

— Я этому не верю, — прошептала она как бы про себя. — Это неправда. Вы увидите, — сказала она, обращаясь к Клейтону, — что он вернётся и докажет вам, что вы не правы. Вы его не знаете так, как я его знаю. Говорю вам, что он джентльмен.

Клейтон был великодушный, рыцарски настроенный человек, но что-то в её тревожной защите лесного человека подстрекало его к безрассудной ревности. Он вдруг забыл всё, чем они были обязаны этому дикому полубогу, и ответил Джэн Портер с лёгкой усмешкой:

— Возможно, конечно, что вы правы, мисс Портер, — сказал он, — но я не думаю, чтобы кому-нибудь из нас стоило особенно беспокоиться об этом молодце, поедающем падаль. Конечно, может быть, что он полупомешанный, потерпевший когда-то крушение, но он забудет вас так же скоро, как и мы забудем его. В конце концов это только зверь джунглей, мисс Портер!

Девушка не ответила, но почувствовала, как больно сжалось её сердце. Гнев и злоба, направленные на того, кого мы любим, ожесточают наши сердца, но презрительная жалость заставляет нас пристыжённо молчать.

Джэн знала, что Клейтон говорил только то, что думает, и в первый раз попыталась подробно разобраться в своей новой любви и подвергнуть объект её критике.

Медленно отвернулась она от молодого человека и пошла в хижину, напряжённо раздумывая. Она попыталась представить себе лесного своего бога рядом с собою в салоне океанского парохода. Она вспомнила, как он ест руками, разрывая пищу, словно хищный зверь, и вытирает затем свои жирные пальцы о бёдра, — и содрогнулась.

Она пыталась вообразить, как она его представляет своим светским друзьям — его, неуклюжего, неграмотного, грубого человека.

Джэн задумчиво вошла в свою комнату, села на край постели из трав, прижав руку к тревожно дышащей груди, и вдруг почувствовала под блузой твёрдые очертания его медальона.

Джэн Портер вынула медальон и с минуту смотрела на него затуманенными от слёз глазами. Потом прижала его к губам, зарыла лицо своё в папоротники и зарыдала.

— Зверь? — прошептала она. — Пусть тогда бог тоже обратит меня в зверя; потому что, человек ли он или зверь — я его!

В тот день она не видела больше Клейтона. Эсмеральда принесла ей ужин, и она велела ей передать отцу, что ей нездоровится.

Следующим утром Клейтон рано ушёл со спасательной экспедицией в поиски за лейтенантом д'Арно. На этот раз отряд состоял из двухсот человек, при десяти офицерах и двух врачах. Провианта было заготовлено на неделю.

Были взяты с собой постельное бельё и койки — для переноса больных и раненых.

Это был решительный и свирепый отряд — карательная, а вместе с тем и спасательная экспедиция. Они добрались до места схватки вскоре после полудня, потому что шли теперь по знакомой дороге и не теряли времени в разведках.

Оттуда слоновая тропа прямо вела в посёлок Мбонги. Было всего два часа, когда голова экспедиции остановилась на опушке.

Лейтенант Шарпантье, командовавший отрядом, тотчас же послал часть его через джунгли к противоположной стороне посёлка. Другая часть была послана занять позицию перед его воротами, в то время, как сам лейтенант с остатком отряда остался на южной стороне поляны. Было условлено, что откроет нападение тот отряд который должен был занять северную, наиболее отдалённую позицию, чтобы дать ему время дойти. Их первый залп должен был служить сигналом для одновременной атаки со всех сторон, чтобы сразу штурмом овладеть посёлком.

Около получаса отряд с лейтенантом Шарпантье ждал сигнала, притаившись в густой листве джунглей. Эти полчаса показались целыми часами матросам. Они видели, как туземцы работают на полях и снуют у ворот посёлка.

Наконец, раздался сигнал — резкий ружейный выстрел, и ответные залпы дружно понеслись из джунглей к западу и к югу.

Туземцы в панике побросали свои орудия и кинулись к палисаду. Французские пули косили их, и матросы, перепрыгивая через простёртые тела, бросились прямо к воротам.

Нападение было так внезапно и неожиданно, что белые докатились до ворот прежде, чем испуганные туземцы успели забаррикадироваться, и в следующую минуту улица наполнились вооружёнными людьми, сражавшимися врукопашную в безвыходной путанице хижин.

Несколько минут чёрные стойко сражались при входе на улицу, но револьверы, ружья и кортики французов смяли туземцев копейщиков и перебили чёрных стрелков с их полунатянутыми тетивами.

Скоро бой перешёл в преследование и затем в страшную резню: французские матросы нашли обрывки мундира д'Арно на некоторых из чёрных противников.

Они щадили детей и тех женщин, которых они не были вынуждены убивать для самозащиты. Но, когда, наконец, они остановились, задыхаясь, покрытые кровью и потом, — во всём диком посёлке Мбонги не осталось ни одного воина. Тщательно обыскали каждую хижину, каждый уголок посёлка, но не могли найти ни малейшего следа д'Арно. Знаками они допросили пленных, и, наконец, один из матросов, служивший во французском Конго, заметил, что они понимают ломаное наречие, бывшее в ходу между белыми и наиболее низко стоящими племенами побережья. Но даже и тогда они не смогли узнать ничего положительного о судьбе д'Арно.

На все вопросы о нём им отвечали возбуждённой жестикуляцией или гримасами ужаса. Наконец, они убедились, что всё это лишь доказательство виновности этих демонов, которые две ночи тому назад умертвили и съели их товарища.

Потеряв всякую надежду, они стали готовиться к ночёвке в деревне. Пленных собрали в трёх хижинах, где их сторожил усиленный караул. У загороженных ворот были поставлены часовые, и весь посёлок погрузился в молчание сна, нарушаемое лишь плачем туземных женщин о своих мертвецах.

На следующее утро экспедиция двинулась в обратный путь. Моряки предполагали сначала сжечь посёлок дотла, но эту мысль не выполнили и не взяли с собой пленных. Они остались в посёлке плачущие, но всё же имея крышу над головой и палисады для защиты от диких зверей.

Экспедиция медленно шла по вчерашним следам. Десять нагруженных коек задерживали её ход. В восьми койках лежали наиболее тяжело раненые, а двое гнулись под тяжестью мертвецов.

Клейтон и лейтенант Шарпантье шли в тылу отряда; англичанин молчал из уважения к горю своего спутника, так как д'Арно и Шарпантье были с детства неразлучными друзьями.

Клейтон не мог не сознавать, что француз тем более остро чувствует своё горе, что гибель д'Арно была совершенно напрасной; Джэн Портер оказалась спасённой прежде, чем д'Арно попал в руки дикарей и, кроме того, дело, в котором он потерял жизнь, было вне его службы и было затеяно ради чужих. Но когда Клейтон высказал всё это лейтенанту Шарпантье, тот покачал головой:

— Нет, monsieur, — сказал он. — Д'Арно захотел бы умереть так. Я огорчён лишь тем, что не мог умереть за него, или, по крайней мере, вместе с ним. Жалею, что вы его не знали ближе, monsieur. Он был настоящим офицером и джентльменом — вполне предоставленное многим, но заслуженное очень немногими. Он не умер бесполезно, потому что смерть его за дело чужой американской девушки заставит нас, его товарищей, встретить смерть ещё смелее, какова бы она ни была.

Клейтон не ответил, но в нём зародилось новое чувство уважения к французам, оставшееся с тех пор и навсегда непомрачённым.

Было очень поздно, когда они дошли до хижины на берегу. Один выстрел перед тем, как они вышли из джунглей, известил бывших в лагере и на корабле, что д'Арно не спасён; — было заранее условлено, что когда они будут в одной или двух милях от лагеря, один выстрел будет означать неудачу, а три — удачу, в то время как два выстрела означали бы, что они не нашли ни д'Арно, ни его чёрных похитителей.

Их встретили печально-торжественно, и не много слов было произнесено, пока мёртвые и раненые, заботливо размещённые на шлюпках, не были тихо отвезены на крейсер.

Клейтон, изнурённый пятидневной трудной ходьбой по джунглям я двумя схватками с чёрными, вошёл в хижину, чтобы съесть что-нибудь и отдохнуть на сравнительно удобной постели из трав.

У дверей стояла Джэн Портер.

— Бедный лейтенант! — сказала она. — Нашли ли вы хоть след его?

— Мы опоздали, мисс Портер, — ответил он печально.

— Говорите мне всё! Что с ним случилось?

— Не могу, мисс Портер! Это слишком ужасно.

— Неужели они пытали его? — прошептала она.

— Мы не знаем, что они делали с ним перед тем, как убили его, — ответил Клейтон с выражением жалости на измученном лице, делая ударение на «перед тем».

— «Перед тем», как они убили его? Что вы хотите сказать? Они не? … Они не? … — Она подумала о том, что Клейтон сказал о вероятных отношениях лесного человека с этим племенем, и не могла произнести ужасного слова.

— Да, мисс Портер, они — каннибалы, — сказал он почти с горечью, потому что и ему пришла в голову мысль о лесном человеке, и страшная беспричинная ревность, испытанная им два дня тому назад, снова охватила его.

И тогда с внезапной грубостью, столь же чуждой Клейтону, как вежливая предупредительность чужда обезьяне, — он сгоряча сказал:

— Когда ваш лесной бог ушёл от вас, он, наверное, торопился на пир.

Об этих словах Клейтон пожалел ещё раньше, чем договорил их, хотя и не знал, как жестоко они уязвили девушку. Его раскаяние откосилось к тому безосновательному вероломству, которое он проявил по отношению к человеку, спасшему жизнь каждому из них и ни разу не причинившему никому из них вреда.

Девушка гордо вскинула голову.

— На ваше утверждение мог бы быть один подходящий ответ, м-р Клейтон, — сказала ока ледяным тоном, — и я жалею, что я не мужчина, чтобы дать вам такой ответ. — Она быстро повернулась к ушла в хижину.

Клейтон был медлителен, как истый англичанин, так что девушка успела скрыться из глаз прежде, чем он успел сообразить, какой ответ дал бы мужчина.

— Честное слово, — сказал он грустно, — она назвала меня лгуном! И мне сдаётся, что я заслужил это, — добавил он задумчиво. — Клейтон, мой милый, я знаю, что вы утомлены и издёрганы, но это не причина быть ослом. Идите-ка лучше спать!

Но прежде чем лечь, он тихонько позвал Джэн Портер из-за парусиновой перегородки, потому что желал извиниться. Однако с таким же успехом он мог бы обратиться и к сфинксу! Тогда он написал записочку на клочке бумаги и просунул её под перегородку.

Джэн Портер увидела бумажку, притворилась, что не заметила её, потому что была очень рассержена, обижена и оскорблена; но — она была женщиной и потому скоро как бы случайно подняла её и прочла:

Дорогая мисс Портер, у меня не было никакого основания сказать то, что я сказал. Единственное моё извинение — что, должно быть, нервы мои расшатались окончательно; впрочем, это вовсе не извинение! Пожалуйста, постарайтесь думать, что я этого не говорил совсем. Мне очень стыдно. Я никак не хотел обидеть вас, — вас менее, чем кого бы то ни было на свете! Скажите, что вы прощаете меня.

Ваш Сесиль Клейтон.

— Нет, он думал так, иначе он никогда бы этого не сказал, — рассуждала девушка; — но это не может быть правдой, и, я знаю, что это неправда!

Одно выражение в записке испугало её: «Я никак не хотел обидеть вас, — вас менее, чем кого бы то ни было на свете!»

Ещё неделю тому назад это выражение наполнило бы её радостью, теперь — оно угнетало её.

Она жалела, что познакомилась с Клейтоном. Она жалела, что встретилась с лесным богом, — нет, этому она была рада. А тут ещё та, другая записка, которую она нашла в траве перед хижиной после своего возвращения из джунглей, любовная записка, подписанная Тарзаном из племени обезьян.

Кто бы мог быть этот новый поклонник? Что, если это ещё один из диких обитателей страшного леса, который может сделать всё, что угодно для обладания ею?

— Эсмеральда! Проснитесь! — крикнула она. — Как вы раздражаете меня тем, что можете спокойно спать, зная, что кругом горе!

— Габерелле! — завопила Эсмеральда, приняв сидячее положение. — Что тут опять? Гиппосорог? Где он, мисс Джэн?

— Вздор, Эсмеральда, никого тут нет. Ложитесь опять! Вы достаточно противны, когда спите, но ещё несносней, когда проснётесь!

— Деточка вы моя сладкая, да что с вами, моё сокровище? Вы сегодня будто не в себе, — сказала служанка.

— Ах, Эсмеральда, я сегодня вечером совсем гадкая. Не обращайте вы на меня внимания — это будет самое лучшее с вашей стороны.

— Хорошо, сахарная моя, ложитесь-ка вы лучше всего спать. Ваши нервы издёрганы. Со всеми этими рассказами массы Филандера о ринотамах каких-то людоедских гениях оно и не удивительно!

Джэн Портер засмеялась, подошла к кровати Эсмеральды и, поцеловав щёку преданной негритянки, пожелала ей спокойной ночи.


Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Если Вы заметили ошибки, опечатки, или у вас есть что сказать по поводу или без оного — емалируйте сюда.

Rambler's
Top100 Рейтинг@Mail.ru
X