Rambler's
Top100
Приключения.
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Эдгар Берроуз
Сын Тарзана

Продолжение 3

Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание

XVIII. Три хищника и девушка

На следующий день Мериэм и Бвана увидели с веранды скачущего к ним по степи всадника. Бвана был озадачен. Он знал не только каждого белого, но каждого негра на много миль кругом. Если бы хоть один белый появился за сто миль от имения, Бвана узнал бы о нём. Ему непременно донесли бы, со всеми подробностями, где охотится белый, много ли он убивает и не убивает ли при помощи запретных средств? (Бвана не позволял охотиться с помощью синильной кислоты или стрихнина). Ему донесли бы также, как обращается этот новопришелец со своими людьми.

Многих европейцев прогонял Бвана назад на берег моря. Все начальники отрядов и караванов боялись Бваны, и поэтому всякий белый, охотящийся за львами с помощью отравленных приманок, оставался без людей — никто не шёл к нему. Зато все добросовестные охотники и все туземцы любили и уважали Бвану. Его слово было законом в здешнем краю.

Но об этом всаднике Бвана не был предупреждён. Он напрасно ломал себе голову, кто бы это мог быть? Но с обычным своим радушием он вышел на крыльцо и приветствовал гостя раньше, чем тот сошёл с лошади. Это был бритый, хорошо сложенный блондин лет тридцати. Судя по акценту, он был родом из Швеции. Лицо его показалось Бване знакомым — он где-то встречался с этим шведом, и ему было неловко признаться, что он позабыл его имя. Гость держался грубовато, но простодушно, и понравился хозяину. Бвана был рад всяким людям, прибывающим в эту страну, и не задавал им никаких вопросов, лишь бы они вели себя хорошо.

— Странно, что вы добрались до меня без предупреждения! — промолвил он гостю, — туземцы всегда сообщают мне о приближении белых людей.

Он ввёл его в дом и сказал слуге, куда отвести лошадь.

— Это случилось, должно быть, оттого, что я ехал с юга, — ответил незнакомец. — Я не встретил ни одной деревни на своём пути.

— Да, к югу от нас нет ни одной деревни с тех пор, как Ковуду покинул наш край.

Бвана был удивлён, как этот человек мог один приехать к ним с юга. К югу от них простирались пустынные тысячемильные джунгли.

— Я поехал туда с севера, — начал объяснять незнакомец, как бы догадываясь о мысли хозяина, — я намеревался там поохотиться. Но мой проводник, единственный человек из всего моего отряда, знакомый с этой страной, заболел и умер. Мы вынуждены были повернуть назад. Больше месяца мы жили только тем, что нам удавалось подстрелить. Мы не знали, что здесь живут белые люди. Сегодня утром я увидел дымок над вашей крышей и поскакал к вам. О, конечно, я слышал о вас, вас знает вся центральная Африка, я был очень рад, если бы вы разрешили мне остаться у вас недели на две отдохнуть и поохотиться.

— Конечно, конечно! — ответил Бвана. — Ставьте ваш лагерь рядом с лагерем моих молодцов, а сами живите у меня.

Бвана познакомил вновь прибывшего с Мериэм и Моей Дорогой. Приезжий назвал себя Ганс оном. При виде дам он проявил довольно странное смущение и как бы растерялся. Бвана заметил это, но объяснил это тем, что Гансону, вероятно, не приходилось встречаться с культурными женщинами. Хозяин поспешил увести его, чтобы угостить виски с содовой.

— Это очень странно, — сказала Мериэм Моей Дорогой, когда мужчины ушли. — Я как будто где-то видела его лицо. Это очень странно. Этого, конечно, не может быть.

Она замолчала и уже больше не возвращалась к этой теме.

Гансон не пожелал перенести свой лагерь поближе к дому, как ему советовал Бвана. Он говорил, что его слуги — народ задорный, сварливый, вечно ссорятся, и что лучше их держать подальше от дома. Сам он всё время избегал встречаться с дамами, навлекая на себя общие насмешки над своей застенчивостью. Зато он часто сопровождал мужчин на охоту и выказал себя отличным охотником. Вечера он проводил большей частью с приказчиком Бваны. В общении с этим малообразованным человеком он находил больше интереса, и у него оказалось с ним больше общего, чем с просвещёнными гостями Бваны. Гансон надолго уходил из дома и бродил по окрестностям. Нередко он захаживал в сад, который был гордостью и радостью Моей Дорогой и Мериэм: в саду было множество Цветов. Если он встречал в саду дам, он смущался, краснел и говорил в замешательстве, что он приходит сюда только для того, чтобы посмотреть на цветы северной Европы, которые Моя Дорогая так удачно взрастила на африканской почве.

Но неизвестно, кто привлекал его: запах цветов или черноволосая смуглянка Мериэм?

Гансон пробыл здесь три недели. Он уверял, что его молодцам надо отдохнуть и собраться с силами после ужасного путешествия по непроходимым джунглям юга.

Сам он, по его словам, тоже отдыхал и предавался беззаботной лени. В действительности, это было не совсем так: Гансон вовсе не был так свободен и беззаботен, как казался. Не привлекая постороннего внимания, он разделил свой отряд на две части и во главе каждой поставил верных, преданных ему людей. Их он посвятил в задуманный им план и обнадёжил их, что они получат хорошее вознаграждение в случае удачи. Одну часть отряда он отправил на север к месту пересечения всех караванных путей, идущих в Сахару с юга. Другую часть послал на запад и велел им разбить лагерь у большой реки, за которой начинались земли Великого Бваны.

Бване Гансон сообщил только о людях, посланных на север, о посланных же на запад умолчал. В другой раз, как бы случайно, к слову он сказал ему, что часть его подчинённых разбежалась. Сказал он это потому, что несколько охотников Бваны отправились в его северный лагерь, и он боялся, что они будут удивлены, не найдя там многих людей из его отряда.

***

Однажды, в жаркую ночь, Мериэм, которой не спалось, вышла побродить по саду. Морисон перед этим опять говорил ей нежные слова, и это так взволновало её, что она не могла заснуть.

В саду за большим пышно цветущим кустом лежал Гансон. Он смотрел на звёзды и чего-то ждал. Чего? Или вернее, кого? Он услышал приближающиеся шаги девушки и чуть-чуть приподнялся на локте. За десять шагов отсюда стояла его лошадь. Она была привязана к одному из столбов забора.

Мериэм медленно приближалась к кусту, за которым притаился Гансон. Гансон вынул из кармана шёлковый ярко-красный платок и бесшумно встал на колени. Внизу, в конюшне, заржала лошадь. Откуда-то издалека, из глубины джунглей, доносилось рычание льва. Гансон, всё ещё не разгибая спины, встал на ноги, готовый выпрямиться каждую минуту.

Снова заржала лошадь — на этот раз ближе. Слышно было, как она, проходя мимо изгороди, задевает кустарник. Гансон с удивлением раздумывал, откуда могла взяться эта лошадь? Ведь она только что перед этим ржала в конюшне. Он повернул голову и взглянул на животное. То, что он увидел, заставило его снова юркнуть в кусты и прижаться к земле, он увидел, что идёт мужчина и ведёт под уздцы двух осёдланных коней.

Через минуту к Мериэм подошёл Морисон Бэйнс. Мериэм взглянула на него с изумлением. Мистер Морисон улыбнулся — довольно принуждённо и робко.

— Я не мог заснуть, — сказал он, — и хотел немного покататься верхом. Но зашёл в сад и увидел вас. Мне пришло в голову, что, может быть, и вы непрочь предпринять вечернюю прогулку. Это очень приятная вещь, уверяю вас! Поедемте!

Мериэм засмеялась. Эта затея была ей по душе.

— Что ж, едем! — сказала она. Гансон негромко выругался. Молодые люди повели коней к воротам и лишь тогда заметили лошадь Гансона.

— Это лошадь того купца! — сказал Бэйнс.

— Должно быть, он приехал поговорить с приказчиком Бваны, — сказала Мериэм.

— Немножко поздновато, не так ли? — сказал Морисон. — Признаюсь, на его месте я не решился бы в такую позднюю пору пробираться через джунгли к лагерю.

Словно подтверждая его слова, лев снова зарычал в далёких джунглях. Мистер Морисон вздрогнул и посмотрел на девушку, как подействовал на неё этот зловещий звук. Но, казалось, она даже не слышала рычанья.

Через минуту молодые люди сели на коней и быстро поехали по равнине, залитой лунным сиянием.

Мериэм вдруг повернула своего коня прямо в джунгли. Опять раздалось рычанье голодного льва.

— Не лучше ли нам поехать в другую сторону, подальше от этого зверя? — предложил смущённый Морисон. — Вы, кажется, не слышите, как он рычит?

— Слышу, — сказала, смеясь, Мериэм. — Поедемте скорее в лес и подразним его.

Морисон натянуто улыбнулся. Ему вовсе не хотелось ехать к голодному льву, но он боялся, что Мериэм сочтёт его за труса, и потому согласился. Правда, у него было с собой ружьё, но свет луны мешал ему взять верный прицел. Морисону было очень не по себе. И только когда лев перестал рычать, к Морисону понемногу вернулось мужество. Они ехали по ветру, прямо в джунгли. Лев залёг в небольшой лощине, направо от всадников. Это был старый лев. Две ночи он ничего не ел, потому что уже не мог охотиться так успешно, как прежде: его прыжок не был таким быстрым, ловким и мощным, как в былое время, когда он нагонял ужас на обитателей джунглей. Две ночи и два дня был пуст его желудок; много ночей и дней он питался одной падалью. Впрочем, даже старый и немощный, лев остаётся грозой для обитателей джунглей.

Он чуял этой ночью опасный запах, но голод заставил его забыть об опасности. Пусть хоть двадцать вооружённых людей, только бы отыскать хоть какую-нибудь еду. Лев долго кружил по лесу и, наконец, залёг против ветра, чтобы самому остаться необнаруженным и в то же время иметь возможность наблюдать за намеченными жертвами. Нума был истощён от голода, но он рассчитывал на свою опытность и хитрость.

Тот же ветер понёс запах Нумы и запах людей далеко в джунгли. Какой-то другой зверь, сидевший в чаще леса, поднял голову, внюхался в этот запах, насторожился и прислушался.

— Скорее! — сказала Мериэм. — Ночью в лесу удивительно красиво. Лес здесь не густой, проехать можно. Льва вы не бойтесь, — добавила она, заметив нерешительность своего спутника. — Бвана говорит, что уже два года, как лев-людоед ушёл из наших мест. Здесь львы сытые, им и без нас достаточно дичи.

— Я не боюсь львов, — сказал Морисон. — Я только думаю, что ужасно неудобно ездить верхом в лесной чаще. Кустарник, цепкие ветки, лианы путаются под ногами. Вы понимаете сами, какая эта езда!

— Ну, пойдёмте пешком, — сказала Мериэм и приподнялась в седле, чтобы спрыгнуть.

— Нет, нет! — воскликнул Морисон, испуганный её решительностью. — Уж лучше поедем! — и он направил свою лошадь в лес.

За ним ехала Мериэм, а впереди, за кустами, ожидая удобного случая, чтобы прыгнуть на них, притаился Нума-лев.

На поляне показался одинокий всадник. Он пробормотал проклятие, когда увидел, что молодые люди скрылись из виду. Это был Гансон. Он следовал за Мериэм и Морисоном от самого дома. Эта дорога вела в лагерь Гансона, а потому если бы они заметили его, у него нашлось бы хорошее оправдание: он едет к себе в лагерь. Но они ни разу не оглянулись: они не подозревали о его присутствии.

Гансон помчался за Морисоном и Мериэм в лес. Пусть они заметят его, всё равно. Ему необходимо было наблюдать за ними и в то же время побывать сегодня же ночью в лагере.

Морисона он считал своим соперником и боялся, что этой ночью в лесу он овладеет доверчивой девушкой. Кроме того, Гансон боялся, что чернокожие Великого Бваны заведут сношения с его подчинёнными, и тогда обнаружится, что он, Гансон, солгал. Ведь всё это время он распускал ложные слухи, будто добрая половина его молодцов разбежалась. Если же его люди познакомятся с неграми Бваны, ложь непременно откроется. А этого он не мог допустить. Поэтому надо было торопиться побывать у себя в лагере.

Была ещё причина, заставлявшая его мчаться за девушкой. Однажды, когда Гансона не было в лагере, а его люди сидели у костра, вдруг выпрыгнул из-за кустов огромный лев и схватил одного из негров. Только благодаря смелости и находчивости товарищей несчастный был спасён; воины прогнали льва горящими головнями, копьями и ружейными пулями. Об этом случае Гансон не сказал никому в доме у Великого Бваны.

Итак, Гансон знал, что в их округе появился страшный хищник, решающийся нападать на людей. Он слышал рёв голодного зверя и не сомневался, что лев, которому так хочется крови, подстерегает Мериэм и Бэйнса. Он обозвал англичанина идиотом и пришпорил лошадь.

Мериэм и Бэйнс выехали на маленькую полянку. В пятидесяти шагах от них за кустами залёг Нума. Его жёлто-зелёные глаза напряжённо следили за всадниками, а кончик рыжего хвоста судорожно вздрагивал. Хищник измерял расстояние между собой и людьми. Прыгать сейчас или подождать немного? Быть может, люди ещё ближе подъедут к нему? Голод толкал его вперёд, а осторожность заставляла ждать. Из-за поспешного или необдуманного прыжка можно лишиться вкусного обеда. Если бы прошлой ночью он был терпеливее и подождал бы, пока чёрные люди заснут, ему не пришлось бы голодать ещё двадцать четыре часа.

Другой зверь, почуявший запах льва и приближающихся людей, сидел на суку, в нескольких шагах от льва. Под ним колыхалось серое, громадное тело слона. Зверь заворчал и спрыгнул с дерева на широкую спину слона. Он шепнул ему что-то на ухо, и слон Тантор стал раскачивать хобот по ветру, стараясь уловить этот запах, о котором ему только что шепнули на ухо.

Ему шепнули на ухо не только об этом, а ещё другое какое-то слово. Какое слово? Может быть, распоряжение, приказ? Услышав это слово, огромное животное двинулось неуклюжей, но неслышной походкой, по направлению ко льву, а на спине у него сидел Тармангани.

С каждой минутой запах льва становился сильнее. Нума терял терпение. Почему человеческое мясо так долго не подходит к нему? Сколько времени ему ещё ждать? Он сердито бил себя хвостом по тощим бокам и ворчал от досады.

Не подозревая об угрожающей опасности, девушка и молодой человек ехали по лужайке и мирно беседовали.

Их лошади шли рядом. Мистер Морисон Бэйнс взял Мериэм за руку и, крепко сжимая её, пламенно изливался в любовных признаниях.

— Поедем со мной в Лондон! — твердил он. — Сейчас, тайком, никому не говоря ни слова! Я найму сафари, они проводят нас к морю. Мы сядем на пароход и отправимся в Англию! А здесь только через день или два догадаются, что мы убежали.

— Зачем же нам бежать? — спросила девушка. — Бвана и Моя Дорогая разрешат нам повенчаться и здесь.

— В данную минуту я венчаться не могу, — объяснил мистер Бэйнс. — Мне нужно выполнить ещё кое-какие формальности. О них не стоит говорить, вы всё равно не поймёте. Мы повенчаемся потом… в своё время. А теперь… сейчас… я не могу больше ждать! Нам надо поехать в Лондон. Там всё устроится! Если вы любите меня, вы согласитесь поехать со мною. И почему вы говорите о венчании? Ведь вы жили в среде обезьян… Разве обезьяны хлопочут о каких-то бракосочетаниях, венчаниях? Они любят — это главное. Мы тоже любим друг друга, и больше ничего нам не нужно. Если бы вы и теперь жили среди обезьян, вы просто сошлись бы с самцом, как всякая обезьянья самка. Это закон природы, и никакому закону, созданному умом человеческим, не устоять против закона, созданного природой. И какое нам дело, что подумают о нас другие люди, если мы любим друг друга. Я готов отдать вам всю свою жизнь, а вы не хотите принести мне такую малую жертву!

— Вы любите меня? — спросила девушка. — И вы женитесь на мне, когда мы приедем в Лондон?

— Да, да, клянусь! — воскликнул он.

— Хорошо, я поеду с вами, — прошептала она, — хотя я и не понимаю, зачем это нужно.

Она склонилась к нему на плечо, он обнял её, и их губы слились в поцелуе.

В эту самую минуту из чащи леса высунулась огромная голова слона. Мистер Морисон и Мериэм слышали только друг друга, видели только друг друга, и потому ничего не заметили. Но Нума заметил всё. Точно также и тот человек, который сидел на объёмистой голове Тантора, не мог не увидеть, что какой-то мужчина крепко обнимает какую-то девушку.

Сидевший на голове у Тантора был Корак. Но девушка была так изящна, на ней было такое нарядное платье, что он не узнал своей Мериэм. Он увидел только самца-Тармангани и его самку.

В эту минуту лев прыгнул…

Он боялся, как бы Тантор не спугнул его добычи, и потому поторопился прыгнуть из своего укромного места возможно скорее. Он страшно рычал. Земля дрожала от его могучего рыка. Лошади остановились, как вкопанные. Мистер Морисон Бэйнс похолодел, побледнел: он ужасно испугался. Яркое сияние полной луны озарило льва. Мускулы мистера Морисона уже не повиновались ему: они подчинились другой, более могучей силе — закону природы, который говорит о самосохранении… Эта сила заставила его пришпорить коня и умчаться во весь опор — прочь из леса, на поляну, подальше от всякой опасности.

Конь Мериэм, увидя ускакавшую лошадь Морисона, пустился вслед за нею. Но девушка осталась спокойна, так же, как и полуголый дикарь, который, сидя на слоне, с улыбкой созерцал интересное зрелище.

Корак знал, что лев голоден. Он полагал, что лев имеет полное право охотиться. Кораку не было дела до каких-то двух Тармангани. Но один из Тармангани оказался самкой, и Корак почувствовал инстинктивное стремление взять эту самку под своё покровительство. Откуда появилось в нём это чувство, он и сам не мог бы объяснить. Ко всем Тармангани он относился враждебно, и тем не менее, несмотря на то, что он долгое время жил как дикий зверь, унаследованные им человеческие чувства нередко проявлялись в нём и брали верх над звериными инстинктами.

Он поднял тяжёлое копьё и кинул в бегущего Нуму. Конь девушки добежал как раз до противоположного края лужайки. Здесь быстроногому и подвижному льву уже нетрудно было напасть на него. Но разъярённый Нума предпочёл напасть не на коня, а на девушку. На неё-то он и кинулся теперь.

Но девушка, в ту самую минуту, как Нума вскочил на круп обезумевшего от страха коня, схватилась за ветку дерева и ловко вспрыгнула на самый верхний сучок. Видя такую ловкость, Корак невольно вскрикнул от удивления.

Его копьё попало Нуме в плечо; зверь соскочил с крупа лошади. Лошадь встала на дыбы и дико ржала. Освободившись от двойного груза, — от девушки и от льва, — она понеслась, как безумная. Нума извивался и корчился, стараясь стряхнуть с себя копьё, но это ему не удавалось. Тогда он пустился в погоню за лошадью.

Корак увёл Тантора в чащу леса. Он не хотел, чтобы его увидели.

Когда Гансон дошёл до опушки леса, до него донеслось страшное рычание льва. Он понял, что лев набросился на добычу. Через минуту он увидел мистера Морисона. Тот скакал, сломя голову, думая лишь о том, как ему спастись. Всей грудью он прижался к шее лошади, обхватил её обеими руками и всё глубже вонзал в неё шпоры.

Через несколько мгновений его догнала другая лошадь — без седока.

Гансон догадался о том, что случилось, и стон вырвался у него из груди. С проклятием помчался он вперёд, надеясь прогнать льва от его злополучной жертвы. Он снял с плеча винтовку и держал её наготове. И тут он увидел, что лев скачет за лошадью девушки. Этого Гансон понять не мог. Он знал, что, если Нуме удалось растерзать девушку, он никого другого преследовать уже не станет.

Он приблизился к зверю и, прицелившись, выстрелил. Лев остановился, посмотрел в его сторону, открыл пасть и повалился замертво. Гансон поскакал в лес и стал громко звать девушку.

— Я здесь, — услышал он откуда-то сверху. — Вы попали в него?

— Попал! — ответил Гансон. — Но где же вы? Счастливо вы, однако, отделались! Вы были на волосок от гибели. Надеюсь, это научит вас не кататься в джунглях по ночам.

Они вернулись вдвоём на поляну. Вскоре к ним приблизился очень медленным шагом мистер Морисон. Он объяснил, что его лошадь взбесилась и понесла, и что ему стоило немалого труда сдержать её на месте. Гансон улыбнулся: он только что видел, как отчаянно вонзал в неё шпоры испуганный Бэйнс. Но Гансон ничего не сказал. Он посадил Мериэм у себя за спиной, и все трое молча поехали по направлению к дому.

XIX. Западня

Когда белые люди уехали, Корак выбежал из джунглей на поляну и вытащил своё копьё из тела убитого льва. Он всё ещё улыбался. То, что он видел, было ему по душе. Одно только смущало его — как это белая девушка умудрилась с такой изумительной ловкостью вскочить на дерево — прямо со спины своей лошади! Так умеют прыгать только обезьяны, так умела прыгать только Мериэм! Он вздохнул. Мериэм погибла. Мериэм умерла. Бедная малютка Мериэм!

Ему было любопытно узнать, была ли эта человеческая самка и в других отношениях похожа на Мериэм. Ему страшно захотелось увидеть эту незнакомую девушку снова. Он посмотрел вслед трём фигурам, удалявшимся прочь. Куда они едут? Где эти люди живут? Не пойти ли за ними?

Но он не сдвинулся с места, он стоял и смотрел, пока они не скрылись из виду. Увидев цивилизованную европейскую девушку и щёголя-англичанина, одетого в хаки, он смутно вспомнил о чём-то забытом, давно не просыпавшемся в душе.

Когда-то и он сам мечтал вернуться к культурному образу жизни. Но когда умерла Мериэм, его покинули всякие надежды и желания. Теперь ему хотелось одного: жить в одиночестве, возможно дальше от людского общества.

Он вздохнул и медленно скрылся в джунглях.

Бвана встретил вернувшихся гостей на веранде своего дома.

Сквозь сон он услышал выстрел из ружья. Это стрелял Гансон. Бвана стал думать, что бы мог означать этот выстрел? Ему пришло в голову, уж не попал ли в какую беду один из его гостей? Встревоженный этой мыслью, он встал и отправился к своему приказчику, и там ему сообщили, что вечером здесь был Гансон, и что он уже несколько часов, как уехал. Вернувшись к себе, Бвана заметил, что ворота конюшни распахнуты настежь. Он вошёл в конюшню и увидел, что нет ни лошади Мериэм, ни той лошади, которой чаще всего пользовался мистер Морисон Бэйнс. Тогда Бване пришло в голову, что стрелял давеча Морисон; Бвана снова разбудил приказчика и хотел отправиться на поиски, но взглянул на поляну и увидел, что охотники уже едут домой.

Мистер Морисон начал было рассказывать о происшествии, но к его рассказу Бвана отнёсся холодно. Мериэм молчала. Она видела, что Бвана сердит на неё. До сих пор он никогда на неё не сердился, и потому его гнев мучительно терзал её сердце.

— Ступай к себе в комнату, Мериэм! — сказал он. — А вы, Бэйнс, зайдите на минуточку ко мне в кабинет. Я хочу сказать вам два слова.

Молодые люди повиновались. Даже в самых ласковых словах было у Бваны что-то такое, что заставляло людей повиноваться ему. Затем Бвана обратился к Гансону.

— А вы, Гансон, каким образом очутились с ними?

— Я сидел в саду, — ответил тот. — После того, как я расстался с приказчиком, я пошёл и лёг на траву полежать. У меня такая привычка. Немного полежал и нечаянно заснул. Слышу, разговаривают двое: Бэйнс и ваша барышня. О чём шёл у них разговор, я не слышал, но потом Бэйнс уходит в конюшню, выводит двух лошадей и уезжает вдвоём с мисс Мериэм. Я, конечно, не вмешивался, не моё это дело, но я подумал: «Мало ли что может случиться, особенно с барышней», — и поехал тихонько сзади. И хорошо сделал, потому что Бэйнс, как только увидел льва, пустился бежать без оглядки и оставил девушку одну. Слава богу, я не промахнулся и с первого же выстрела угодил зверю под лопатку.

Гансон замолчал.

Бвана тоже не сказал ни слова.

После этой паузы Гансон закашлялся в видимом замешательстве. Казалось, он хочет сказать что-то такое, о чём ему и самому неприятно говорить.

— В чём дело, Гансон? — спросил у него Бвана. — Вы хотите что-то сказать?

— Дело вот в чём… — промолвил, запинаясь, Гансон. — Я часто бываю у вас в саду, и мне не раз попадалась на глаза эта пара — барышня и молодой человек. И простите меня, пожалуйста, но, насколько я понимаю, мистер Бэйнс не доведёт до добра вашу барышню. Похоже на то, что он затевает бежать с ней отсюда.

Говоря это, Гансон и не подозревал, что он говорит чистейшую правду. У него были свои затаённые цели: он хотел сейчас воспользоваться мистером Бэйнсом, а потом отвязаться от него.

— Вот что я хотел бы предложить, — продолжал Гансон, — я собираюсь уезжать на днях. Не посоветуете ли вы мистеру Бэйнсу сделать вам одолжение и поехать вместе со мной на север — до большого караванного пути?

Бвана задумался.

— Видите ли, Гансон, — промолвил он, — мистер Бэйнс — мой гость, и я не могу выгонять его из дому. Кроме того, я не думаю, что ваши догадки об его отношениях к мисс Мериэм справедливы. Но мне вспоминается, что он сам говорил о своём желании возможно скорее вернуться домой. Может быть, он и примет ваше предложение поехать на север — вы, кажется, сказали, что завтра же собираетесь в путь? Приходите ко мне завтра утром, а пока до свидания. Благодарю вас за то, что вы не оставили Мериэм без защиты.

Гансон злорадно улыбнулся, но скрыл свою улыбку от Бваны. Повернувшись, он взял ружьё и ушёл.

А Бвана направился к себе в кабинет, где его ждал мистер Морисон. Мистер Морисон, видимо, был очень взволнован. Он шагал по кабинету из угла в угол.

— Бэйнс! — сказал без дальних околичностей Бвана. — Гансон завтра уезжает на север. Вы ему очень понравились. Он просил меня сообщить вам, что он с удовольствием возьмёт вас с собой. Спокойной ночи, Бэйнс.

По распоряжению Бваны, Мериэм не выходила из комнаты, покуда мистер Морисон собирался к отъезду. Гансон явился за ним рано утром. Впрочем, Гансон и не уходил никуда; он остался ночевать у приказчика, чтобы тронуться в путь на рассвете.

Прощание гостя с хозяином не отличалось особой сердечностью. Проводив Бэйнса, Бвана вздохнул с облегчением. Не легко было ему указать мистеру Морисону на дверь, но он не раскаивался в своём поступке. Он и сам видел, как увивается мистер Морисон за Мериэм. Зная, как чванится молодой человек своим аристократическим происхождением, Бвана понял, что тот и не подумает предложить своё дворянское имя этой безымянной арабской девушке. Бвана не сомневался, что при всей белизне своей кожи Мериэм арабская девушка.

Обо всём этом эпизоде Бвана не сказал ни слова самой Мериэм. С его стороны это была большая ошибка. Мериэм, хотя и чувствовала, сколько добра сделали ей Бвана и Моя Дорогая, всё же была и горда, и обидчива. Её оскорбило, что Бвана, изгнав мистера Морисона, не пожелал даже выслушать её объяснений. Кроме того, такой крутой поступок с молодым человеком сделал последнего в её глазах чуть ли не мучеником и пробудил в Мериэм особую симпатию к нему.

Гансон и Бэйнс тронулись в путь. Бэйнс хранил угрюмое молчание. Гансон попробовал сразу завести такой разговор, который помог бы ему перейти к намеченному плану. Он ехал рядом со своим спутником, немного сзади, и когда заметил, сколько тоски и уныния на его аристократическом лице, не мог удержаться от самой весёлой усмешки.

— С вами поступили там не слишком-то вежливо! — рискнул он сказать, кивнув головой в сторону дома, откуда они только что уехали.

Бэйнс молчал.

— Очень он высоко ценит эту девочку, — продолжал Гансон. — Он не хочет никому отдавать её замуж… Не желает расставаться с нею. Но, по-моему, он поступил неразумно, предложив вам уехать из дому. Надо же ей выйти за кого-нибудь замуж, а лучшего жениха, чем вы, не придумаешь. Вы такой джентльмен!

Бэйнса подмывало заметить Гансону, что тот вмешивается не в своё дело; но ему польстила последняя фраза Гансона. Этот «купец» стал казаться ему человеком весьма рассудительным.

— Да, он порядочный грубиян и нахал! — проворчал Морисон. — Но я проучу его. Он, может быть, и важная персона тут, в глуши, в центральной Африке, но в Лондоне моё положение гораздо выше, и он сам убедится в этом, когда приедет туда.

— Будь я на вашем месте, — сказал Гансон, — я бы никому не позволял вмешиваться в мои отношения к женщинам. Говоря между нами, я и сам его не очень долюбливаю, и если я могу вам помочь, пожалуйста, располагайте мной.

— Благодарю вас, Гансон, — сказал Бэйнс, слегка оживившись, — но что может предпринять человек в этой проклятой дыре?

Гансон хитро ухмыльнулся.

— Я сделал бы вот что: я бы взял эту девицу с собой. Если она вас любит, она пойдёт за вами с удовольствием.

— Это невозможно! — отозвался Бэйнс. — Вся эта гнусная местность у него в руках, — на целые мили кругом. Он поймает нас через два-три часа.

— Ну, нет, не поймает! — возразил Гансон. — Если я возьмусь за это дело, он никогда никого не поймает! Я уже десять лет занимаюсь тут торговлей и охотой, и знаю эту местность не хуже, чем он. Если вы хотите увезти эту девушку, я помогу вам, и ручаюсь, что никто не настигнет нас до самого моря. Мы сделаем так: вы напишете ей записочку, а я пошлю с этой записочкой моего человека. Назначьте ей свидание, скажите, что вам хочется попрощаться с нею, и я уверен, что она придёт. А пока мы передвинем нашу стоянку немного на север. Вы можете условиться с нею, чтобы она была готова в одну из ближайших ночей. Скажите ей, что я встречу её в определённом пункте и отвезу её на нашу стоянку, где вы будете её ожидать. Это самый хороший план, так как я знаю местность лучше, чем вы, и скорее проеду такое большое расстояние. Вы будете медленно двигаться с нашими сафари на север, а я с барышней догоню вас в дороге.

Бэйнс спросил:

— А если она не согласится поехать?

— Тогда снова назначьте ей свидание, но сами на это свидание не ходите, а Пошлите меня. Уж будьте покойны, я вам её доставлю. Если мы и обманем её, она потом об этом не пожалеет, особенно после того, как поживёт с вами два месяца, покуда мы доберёмся до моря.

Бэйнс хотел было притвориться, что этот безнравственный план возмущает его, но прикусил язык. Ведь он и сам имел такие же намерения по отношению к девушке.

Конечно, грубый торговец изобразил это слишком неприглядными красками. В его устах это дело принимает характер какого-то насилия. Но лондонский аристократ сообразил, что, если он воспользуется услугами Гансона, ему почти наверное обеспечен успех.

Он молча кивнул головой в знак согласия.

Всю остальную дорогу ни Гансон, ни Бэйнс не сказали почти ни слова. Каждый был погружён в свои думы, при чём и тот и другой думали друг о друге в высшей степени нелестные вещи.

Пробираясь сквозь густую растительность леса, они не принимали никаких мер предосторожности, и скоро треск сучьев под копытами их лошадей привлёк внимание третьего путника.

Это был Корак.

Корак решил прийти на то самое место, где он видел белую девушку, которая с такой поразительной ловкостью взобралась на вершину дерева. Его влекла к ней какая-то неотразимая сила. Он хотел увидеть её при свете дня, увидеть черты её лица, узнать, какого цвета её волосы, её глаза. Ему казалось, что она непременно должна быть похожа на погибшую Мериэм, хотя он и знал, что это пустая мечта. В ту минуту, когда она мелькнула перед ним при лунном свете, она показалась ему такого же роста, как его былая подруга, но формы её тела были более округлы и женственны.

Услыхав лошадиный топот, он украдкой пробрался сквозь листву, чтобы ближе увидеть, кто едет.

В молодом человеке он сразу признал того самого, кто обнимался с девушкой при лунном сиянии. Другого он не узнал, хотя и в его позе и во всём его облике было что-то удивительно знакомое.

Корак решил, что стоит ему следовать за этим молодым англичанином, и он непременно отыщет загадочную белую девушку, так взволновавшую его воображение. Поэтому, незамечаемый никем, он проводил Гансона и Морисона до самой стоянки. Здесь мистер Морисон написал небольшую записочку, а Гансон вручил её одному из своих подчинённых; тот немедленно помчался с нею на юг.

Корак не отходил от стоянки, он внимательно следил за англичанином. Он надеялся, что когда оба всадника доедут до этой стоянки, девушка окажется именно тут. Но он увидел, что его надежда не сбылась, и почувствовал большое огорчение.

Бейнс, не находя себе места, шагал взад и вперёд под деревьями. Гансон лежал в гамаке и курил. Они говорили мало. Корак растянулся на ветке прямо над ними, прячась в густой листве. Время шло к вечеру. Кораку захотелось пить и есть. Он сообразил, что белые люди не покинут до утра своей стоянки, и поэтому решил на время уйти отсюда. Он пошёл на юг, полагая, что по этой дороге легче всего встретить девушку.

***

Мериэм гуляла неподалёку от дома Бваны, в озарённом луной саду. Она всё ещё была оскорблена несправедливым, как ей казалось, обращением Бваны с мистером Морисоном Бэйнсом. Ей так и не объяснили, за что он был изгнан из дома, ибо, щадя её, и Бвана, и Моя Дорогая скрывали от неё истинный смысл того предложения, которое сделал ей Бэйнс.

Они знали то, чего Мериэм не знала; они знали, что он не имеет намерения жениться на ней. Если бы он хотел жениться, он, несомненно, обратился бы раньше всего к самому Бване, так как не мог сомневаться, что ответ будет положительным, конечно, в том случае, если сама Мериэм чувствует расположение к Морисону.

Мериэм любила их обоих, и Бвану, и Мою Дорогую, и была благодарна им за всё, что они для неё сделали, но она была дикарка, и в её маленьком сердце глубоко затаилась любовь к свободе; недаром она прожила столько лет привольной жизнью джунглей.

Теперь, впервые за всё то время, что она жила в этом доме, она почувствовала себя пленницей.

Она шагала по саду вдоль изгороди, как тигрица шагает по клетке. Вдруг она остановилась, прислушиваясь. Что такое она услыхала? Топот босых человеческих ног неподалёку от сада. Она вся превратилась в слух. Но звук не повторился. Тогда она снова стала шагать взад и вперёд вдоль изгороди. Она доходила до одного конца сада, потом поворачивала и, не останавливаясь, шла до другого конца.

Внезапно она заметила возле кустов белый конверт, которого не было здесь за минуту до этого, когда она проходила по той же тропинке.

Она сразу остановилась и прислушалась. В этот миг она более, чем когда-либо, была похожа на тигрицу: вся настороже, вся наготове.

За кустами притаился голый гонец и глядел на неё сквозь листву. Он увидел, что она подошла к конверту.

Значит, письмо дошло. Негр спокойно встал и, прячась в густой тени кустов, исчез в чаще.

Тонкий слух Мериэм ловил каждое его движение. Она и не пыталась рассмотреть, кто он такой. Она сразу догадалась, что это посланный мистера Морисона. Она нагнулась и подняла конверт. При ярком сиянии луны она без труда прочитала бывшую в конверте записку.

— «Я не могу уехать, не повидавшись с вами», — писал ей Бэйнс. — «Завтра утром приходите на просеку попрощаться. Приходите одна».

В записке было ещё несколько слов, от которых щёки у неё покраснели, а сердце забилось сильнее.

XX. В руках у негодяев

Было ещё темно, когда мистер Морисон Бэйнс выехал к месту свидания.

Он потребовал, чтобы ему дали проводника. По его словам, он боялся, что ему одному не отыскать небольшой просеки среди необъятных джунглей.

В действительности, причина была другая: ему просто было страшно пробираться одному в предрассветном мраке по джунглям. Вдвоём не так страшно. Ему дали в проводники одного из чернокожих, который и побежал впереди.

А сзади, по веткам деревьев, мчался вслед за мистером Морисоном Корак, которого разбудила утренняя суматоха в лагере.

Морисон добрался до просеки лишь в десятом часу утра. Мериэм ещё не пришла. Чернокожий лёг на землю отдохнуть. Бэйнс небрежно развалился в седле. Корак с большим комфортом растянулся на одной из верхних веток ближайшего дерева. Оттуда он отлично видел всё, а его не видел никто.

Прошёл час. Бэйнс начал нервничать. Корак догадался, что молодой человек явился сюда на свидание. Не трудно было угадать, кого он ждёт. Корак был очень доволен, что скоро он снова увидит гибкую фигуру милой девушки, напоминавшей ему Мериэм.

Вдруг до его ушей донёсся конский топот. Это была она. Бэйнс лишь тогда заметил её приближение, когда она появилась у другого конца поляны. Он пришпорил коня и помчался ей навстречу.

Корак испытующе вглядывался в неё, мысленно проклиная её широкополую шляпу, не позволявшую рассмотреть черты её лица. Корак увидел, что лицо мужчины на мгновение юркнуло под ту же широкополую шляпу. Он ясно представил себе, как их губы слились в поцелуе, и на миг в душе у него так ясно возникло одно воспоминание, одновременно и горькое, и сладостное, что он закрыл глаза, как бы стараясь скрыть нахлынувшие на него тревожные чувства.

Когда он снова поднял глаза, он увидел, что молодые люди уже не целуются, а о чём-то очень горячо разговаривают. Молодой человек, по-видимому, убеждал её в чём-то, а она колебалась.

Многие её жесты напомнили Кораку Мериэм. Мериэм так вскидывала голову — подбородком вперёд, так же качала головой: направо, налево.

Кончив разговор, мужчина крепко сжал девушку в объятиях и долго целовал на прощание. Потом она повернула коня и поехала по той же дороге, по которой приехала сюда. Мужчина смотрел ей вслед. Доехав до опушки, она оглянулась и помахала ему на прощание рукой.

— До вечера! — крикнула она ему, откинув голову назад, и тут, впервые за всё это время, Корак увидел её лицо.

Корак задрожал как лист. На мгновение он закрыл глаза, и когда открыл их, её уже не было, только потревоженная листва на опушке всё ещё продолжала колыхаться.

Неужели это правда? Это невозможно! Этого не может быть! И всё же он видел собственными глазами свою Мериэм.

Она выросла, пополнела. Она очень изменилась, но это была она, она! Она стала красивее, но это его прежняя, его маленькая Мериэм! Она жива! Она не умерла! Он видел её, видел свою Мериэм! Но она в объятиях другого мужчины!

И теперь этот мужчина тут, внизу, и его так легко убить!

Корак-Убийца нежно погладил своё любимое тяжёлое копьё. Он вынул из-за пояса охотничий нож.

Человек, сидевший на коне, кликнул своего сонливого проводника, поправил уздечку и двинулся обратно на север.

Неподвижно сидел Корак-Убийца, один среди молчаливого леса. Руки у него опустились, оружие и кровавые замыслы были забыты. Корак задумался. Он заметил ту неуловимую перемену, которая произошла с Мериэм. Когда в последний раз он видел её, это была маленькая полуголая Мангани, неуклюжая дикарка. Тогда она не казалась ему неуклюжей. Но теперь, когда он увидел, как она грациозна, он понял, что тогда ей действительно не хватало изящества. А он как был дикарь, так и остался.

И всё же он любил её по-прежнему. Ревность обожгла его душу, когда он увидел её в объятиях этого английского франта. Любил ли её англичанин? Впрочем, можно ли не любить её? И она тоже несомненно любила его, иначе зачем бы она стала так страстно целоваться с ним!

Мериэм любила другого!

Ему снова захотелось пойти и убить этого человека.

Но нет, ведь она любит его. Разве можно убить человека, которого любит Мериэм!

Потом ему захотелось догнать девушку и заговорить с нею. Он приподнялся, чтобы пуститься вдогонку, но тотчас же остановился: он вспомнил, что он голый, и ему стало стыдно.

Он, сын британского лорда, довёл себя до такого состояния, что ему стыдно показаться на глаза любимой женщине!

В течение нескольких лет ему никак не удавалось возвратиться к родным, а потом он уже сам не захотел возвратиться — из гордости!

Мальчиком он бежал в этот лес, просто потому, что, как всякий мальчик, он страстно любил приключения, опасности, дикую жизнь. Но потом он нечаянно оказался причастным к убийству одного американца-преступника, и это убийство нагнало такой ужас на его детский ум, что он бежал в джунгли. Та жестокость, с которой постоянно встречали его белые и чёрные люди, ещё сильнее отдалила его от человеческого общества и заставила побрататься со зверями. По своей собственной воле он сделался зверем. Зверем он жил, зверем он и умрёт!

Теперь уже поздно сожалеть об этом. Мериэм не умерла, как он думал ранее, но между ним и ею разверзлась такая пропасть, какой не могла бы создать и сама смерть: Мериэм стала культурной, образованной женщиной. Она любит человека своего круга. Корак понимал, что иначе и быть не может. Она не для него, не для голой, дикой обезьяны. Да, она не для него, но он всё-таки будет принадлежать ей до могилы, он постарается сделать всё, что в его силах, чтобы она была счастлива. Он пойдёт за этим молодым англичанином — и раньше всего посмотрит, не замышляет ли тот чего-нибудь худого по отношению к ней. Если окажется, что этот человек действительно желает ей добра, Корак подавит в себе ревность и будет всячески помогать ему. Но горе этому человеку, если он хочет обидеть Мериэм!

Кораку не стоило большого труда догнать молодого англичанина. Он догнал Бэйнса в ту самую минуту, когда Бэйнс въезжал в лагерь Гансона. Гансон вышел навстречу своему гостю. Корак бесшумно скользнул на вершину ближайшего дерева и притаился в листве. Там он пролежал до вечера. Англичанин никуда не уезжал. Неужели Мериэм придёт в лагерь? Прошло ещё немного времени, и из лагеря выехал Гансон, в сопровождении одного из своих чернокожих. Корак не обратил на это почти никакого внимания. Его в этом лагере интересовал лишь один человек: молодой англичанин.

Стемнело, а молодой человек всё ещё оставался в лагере. Поужинав, он принялся курить и выкурил бездну папирос. Приказав слуге подбросить дров в костёр, он стал расхаживать взад и вперёд перед палаткой. Из леса донеслось глухое рычание льва. Молодой человек ушёл в палатку, через несколько минут вернулся с ружьём и снова приказал сильнее разжечь костёр. Корак понял, что англичанин нервничает и боится, и губы у Корака сложились в презрительную усмешку.

Вот кто вытеснил его из сердца Мериэм! Этот трусишка, который весь задрожал, когда услышал, как рычит лев. Разве может такой человек защищать Мериэм от тех бесчисленных опасностей, которые угрожают ей в джунглях? Впрочем, этому человеку не придётся её защищать. Они оба будут жить в безопасности, среди культурной европейской обстановки. Разве европейцу нужна смелость? Разве ему приходится защищать свою подругу?

Снова усмешка презрения заиграла на губах у Корака.

Гансон со своим негритёнком приехал на ту же лужайку, куда сегодня утром приезжал Бэйнс. Было уже темно. Гансон оставил слугу на лужайке, а сам подъехал к опушке леса, ведя на поводу коня слуги. Там он остановился и стал ждать. В десятом часу вечера он увидел одинокую фигуру, скачущую к нему верхом от дома Бваны. Это была Мериэм.

Мериэм была сильно взволнована. Щёки у неё пылали. Когда она увидела, что сидящий на коне не Морисон, она отпрянула назад в изумлении.

Гансон поторопился объяснить ей, в чём дело:

— Мистеру Бэйнсу лошадь отдавила ногу. Поэтому он сам не мог приехать и поручил мне встретить вас и проводить в лагерь.

Девушка не могла заметить в ночной темноте, что на лице у говорящего играла злая улыбка.

— Не будем медлить, — продолжал Гансон, — надо торопиться, если мы не хотим быть настигнутыми.

— А он сильно повредил себе ногу? — тревожно спросила девушка.

— Нет, пустяки, небольшое растяжение связок. Боль в ноге не помешала бы ему держаться на лошади, но мы оба решили, что будет лучше, если он в эту ночь отдохнёт и полежит спокойно. Ведь предстоит неблизкий путь.

— Это правда! — согласилась девушка. — Пусть отдохнёт перед дальней дорогой.

Гансон повернул обратно в джунгли. Девушка следовала за ним. Они проехали на север не больше мили, а потом Гансон круто переменил направление и поехал на запад. Мериэм не обратила внимания на эту перемену маршрута. Она не знала в точности, где находится лагерь Гансона. Ей и в голову не могло прийти, что Гансон везёт её совсем в другое место.

Всю ночь они пробирались на запад. Когда рассвело, Гансон остановился, чтобы сделать краткий привал для завтрака. У него было припасено много провизии в двух мешках, привязанных к седлу. Подкрепившись едой, путники снова пустились в дорогу и в течение нескольких часов не сходили с коней. Наконец, после полудня, в самый зной, Гансон остановил коня и предложил девушке лечь отдохнуть.

— Здесь мы немного поспим, а наши кони пусть попасутся! — сказал он.

— Я не думала, что ваша стоянка находится так далеко, — заметила девушка.

— Я приказал своим людям, чтобы они отправились в дорогу на рассвете! — объяснил ей Гансон. — Я хотел отойти от вашего дома по возможности дальше. Нам ведь нетрудно будет догнать тяжело нагруженных сафари. Завтра утром мы догоним их.

Но они скакали добрую половину ночи и весь следующий день, а никаких сафари не видали. Мериэм, с детства изучившая джунгли, знала наверное, что по тем тропинкам, по которым они пробирались теперь, уже давно никто не проходил. И, в конце концов, в её душу начало закрадываться подозрение.

И спутник стал мало-помалу относиться к ней как-то иначе. Несколько раз она замечала, как он пожирает её жадными глазами. К ней снова вернулось подозрение, что где-то когда-то она уже видела этого человека. В джунглях ему ни разу не случилось побриться; русая щетина стала покрывать его подбородок, его щёки и шею. Чем больше девушка вглядывалась в эту начинавшую пробиваться бороду, тем сильнее росла в ней уверенность, что этого человека она уже видела прежде.

Она долго не решалась сказать своему спутнику, что она не совсем доверяет ему. Но, наконец, не выдержала. На второй день она остановила коня и высказала все свои сомнения. Гансон принялся уверять её, что стоянка находится всего за несколько миль отсюда.

— По моим расчётам мы должны были настигнуть их ещё вчера, — сказал Гансон. — Но я ошибся, они идут быстрее, чем я думал.

— Они вовсе тут и не проходили, — сказала Мериэм. — Все следы по дороге стёрты. Этим следам никак не меньше трёх недель.

Гансон засмеялся.

— Что же из этого? — вскричал он. — Жаль, что вы мне этого раньше не сказали. Я сразу объяснил бы вам, что мы идём по другой дороге, но сегодня… сегодня мы вступим на их дорогу, по которой идут они.

Теперь, наконец, Мериэм поняла, что этот человек лжёт. Какой идиоткой он считает её, если думает, что она способна поверить подобному вздору!

Но она не показала и виду, что разгадала его, а сама решила при первой же возможности бежать от своего похитителя. Украдкой она всматривалась в его лицо, и её мучила мысль: где же видела она этого человека, когда, при каких условиях, встречались они прежде, задолго до того, как они встретились на ферме у Бваны? Она перебирала в уме тех немногих белых людей, которых до сих пор ей доводилось знавать. Белые люди приходили в дуар её отца, когда она была маленькой девочкой. Их было мало, но она помнит их всех.

Наконец около полудня они вышли на берег какой-то широкой и тихой реки. На другом берегу реки Мериэм увидела лагерь, окружённый высокой стеной терновника.

— Ну, вот мы и приехали! — крикнул Гансон. Он достал револьвер и выстрелил несколько раз в воздух. Немедленно весь лагерь встрепенулся. Чёрные люди прибежали к реке. Гансон окликнул их и распорядился, чтобы чёрные подъехали в лодке и перевезли их на тот берег. Чуть только Мериэм вступила в лагерь, она тотчас же спросила о Бэйнсе. Её страхи на минуту улеглись, так как она увидела, что лагерь, который она считала выдумкой, существует на самом деле.

Гансон указал ей палатку, стоявшую посредине площадки, окружённой терновником.

— Там! — сказал он и повёл Мериэм к палатке. Перед тем, как войти в палатку, он приподнял одно из полотнищ и пропустил девушку вперёд.

Она вбежала туда — там никого не было! Она повернулась к Гансону. Широкая улыбка озарила лицо негодяя.

— Где мистер Бэйнс? — спросила она.

— Его нет! — ответил Гансон. — По крайней мере, я не вижу его. Но зато здесь я, а я, чёрт возьми, почище этого ничтожного труса. Вам он больше не нужен: вы теперь имеете меня.

И с громким хохотом он схватил её за руку. Мериэм сопротивлялась, но Гансон охватил её железными руками и медленно понёс к груде одеял, лежавших в углу палатки. Его лицо придвинулось к ней близко-близко. Глаза сузились от страсти и похоти. Мериэм изо всей силы вырывалась и билась, и вдруг она вспомнила точно такую же сцену, в которой он играл точно такую же роль, и только теперь она поняла, кого напоминает ей Гансон. Гансон — это швед Мальбин, он однажды пытался взять её силой. Тогда он пристрелил своего спутника, который хотел помешать ему; тогда её спас подоспевший на помощь Бвана, — да, да, это он! Это Мальбин! Она не узнала его, потому что он сбрил себе бороду, но теперь борода появилась опять, и она видит: это он, это Мальбин.

Но теперь уже Бвана не явится к ней на помощь.

XXI. Любовь перерождает

Негритёнок, которого Мальбин оставил на лужайке, просидел у дерева не более часа, как вдруг услышал у себя за спиной фырканье льва. Испуганный мальчик взобрался на дерево. Лев вышел на лужайку и направился к трупу антилопы. Труп этот негритёнок заметил только сейчас.

Зверь пожирал антилопу до рассвета. Негритёнок боялся заснуть. Он удивлялся, куда делся его хозяин с обеими лошадьми? Он уже год был у Мальбина и хорошо знал жестокий характер шведа. И понял, что Мальбин бросил его на произвол судьбы. Как и все остальные слуги Мальбина, мальчик ненавидел своего хозяина. Только страх заставлял его подчиняться. Уверенность, что хозяин бежал, ещё больше разжигала ненависть слуги.

На рассвете лев ушёл в джунгли. Негритёнок слез с дерева и направился к лагерю. Тысячи планов ужаснейшей мести копошились у него в мозгу; но он знал, что никогда не осмелится осуществить их: ведь хозяин принадлежит к высшей расе.

Пройдя не больше мили, негритёнок увидел следы двух лошадей; следы пересекали его дорогу. Мальчик лукаво улыбнулся и хлопнул себя по бедру.

Негры — как и всё остальное человечество — ужасные сплетники. Мальчик много слышал о прошлом своего хозяина от своих старших товарищей. Он знал также кое-что о заговоре Мальбина и Бэйнса; он знал, что часть отряда Мальбина находится на западе, и сообразил, что его хозяин увёз ту женщину в западный лагерь, а своего союзника оставил в нескольких милях от дома Великого Бваны: Бвана догонит его и расправится с ним.

Плохо спалось Морисону в лагере у шведа. Его мучили сомнения и страхи. Он заснул только к утру, окончательно разбитый и угнетённый. Его разбудил начальник отряда и сказал, что они должны немедленно идти на север. Бэйнс съёжился. Он заявил, что хотел бы подождать Гансона и Мериэм. Начальник уверял его, что медлить невозможно, так как им грозит серьёзная опасность. Он достаточно знал планы своего хозяина и понимал, что ему нужно держаться подальше от владений Великого Бваны. Бэйнс встревожился.

Что, если Гансон попался к Великому Бване? Что, если Бвана обо всём догадался? Он жестоко накажет его за беззаконный поступок! Он слышал о могуществе Бваны, ему говорили, что он карает смертью белых, посягающих на честь туземных женщин.

Бэйнс содрогнулся и нервно воскликнул:

— Мы должны убраться отсюда немедленно! Знаете ли вы дорогу на север? Едем, не теряя минуты!

И они немедленно выступили в путь.

В полдень усталый, покрытый потом негритёнок догнал отряд. Товарищи радостно встретили его. Он рассказал им все свои предположения о поведении их хозяина.

Бэйнс последний узнал обо всём случившемся. Когда он понял, что его обманули, что Гансон выкрал Мериэм для себя, он вскипел от бешенства.

Ему не приходило в голову, что Гансон сделал с ней только то, что он собирался сделать. Его обыграли в игре, которую он сам же затеял. Он потерял добычу, которую считал уже своей!

— Куда убежал твой хозяин? Ты знаешь? — спросил он у негритёнка.

— Знаю, господин! — ответил тот. — Он уехал в другой лагерь к большой реке, которая бежит к закату.

— Можешь ли ты показать мне дорогу? — спросил Морисон.

Мальчик охотно согласился. Он думал этим отомстить своему ненавистному господину. Кроме того, он избегнет наказания Великого Бваны, который раньше всего погонится за северным отрядом.

— Можем ли мы с тобой вдвоём добраться до того второго лагеря? — снова спросил Морисон.

— Да, господин.

Бэйнс подошёл к начальнику отряда. Он понял, почему этот отряд был поставлен у самой границы владений Великого Бваны; пока тот погонится за северным отрядом, западный успеет добраться до западного берега моря. Что ж! Он по-своему использует планы этого мерзавца. Он не попадётся в руки к Великому Бване!

— Ступайте на север! — сказал Бэйнс начальнику отряда. — Я же вернусь в дом и попробую отвлечь Великого Бвану на запад.

Негр заворчал, но согласился. Ему не хотелось подчиняться человеку, который так позорно трусил всю ночь. Но попасть в руки могучих воинов Великого Бваны, с которыми давно уже враждовало его племя, ему хотелось ещё меньше. Радовало его только то, что теперь у него был хороший способ покинуть своего хозяина. Он знал такой путь на север, о котором белые не имели понятия. Там Великий Бвана никогда не отыщет его.

И он повёл своих людей на север. А мистер Морисон Бэйнс, в сопровождении негритёнка, пошёл в джунгли, на юго-запад.

Корак некоторое время следил за Морисоном. Но заметив, что они идут не туда, и что им не встретиться с Мериэм, он покинул их и пошёл к тому месту, где в последний раз он видел любимую девушку в объятиях другого мужчины.

Он был счастлив, что она осталась жива, и сначала даже не ревновал её. Но потом явилась и ревность, мрачная, кровожадная ревность. О, бедный мистер Морисон Бэйнс, если бы он знал, что здесь, в ветвях, у него за спиной, сейчас сидело таинственное дикое существо, которое так ненавидит его, он, наверное, умер бы со страха.

Корак тоскливо ждал Мериэм, но Мериэм не пришла!

Вместо неё на поляне появился высокий широкоплечий мужчина, одетый в хаки, а за ним — отряд чёрных воинов. Лицо его было сурово. Тоска была написана у него в глазах — такая глубокая тоска, что даже ярость не могла изгладить её. Человек всматривался в землю. Затем он сделал знак своим людям: он узнал всё, что хотел. Надо идти дальше, к северу. Неподвижно лежал Корак, как каменное изваяние. Горе разрывало ему сердце. Он ушёл, опустив голову, не смотря по сторонам, как старик, которого придавила беда.

Бэйнс ехал по зарослям за негритёнком. Когда ветки деревьев спускались слишком низко, Бэйнсу приходилось слезать с лошади и брести пешком. Негритёнок вёл его кратчайшим путём, но лошадь этим путём идти не могла. И на другой день англичанину пришлось расстаться со своей лошадью.

Чем больше думал Морисон о судьбе Мериэм, чем больше разбирал его гнев, тем яснее он понимал, что сам был всему виною и что ему никогда не заслужить её расположения.

Теперь только понял он, как любил её. Он сравнивал её с другими женщинами — богатыми и знатными — и видел, что от этого сравнения она только выигрывает. И он возненавидел не только Гансона, но и себя, — он почувствовал себя омерзительным. Жажда мести и любви крепла в его душе.

Избалованный, привыкший к роскоши, он всю жизнь относился ко всему легкомысленно и теперь впервые испытывал настоящее горе и настоящее унижение.

Месть и сознание своей вины вели его по джунглям. «Слишком поздно! Слишком поздно! Опоздаю!» — было главной его мыслью. И мысль эта властно толкала его вперёд.

Он остановился, когда уже совсем стемнело. Негритёнок падал от усталости, но он пригрозил мальчику, что убьёт его, если тот остановится. Негритёнок не понимал, что стало с этим странным белым человеком, который ещё прошлой ночью так боялся темноты. Мальчик хотел удрать, но Бэйнс догадался о его замыслах и не отходил от него ни днём, ни ночью.

То, что благородный мистер Морисон не боялся лечь и заснуть ночью в джунглях, было важнейшим признаком происшедшей в нём перемены. Кроме того, он шёл рядом с негром, а это был демократизм, который прежде ему никогда и не снился.

Наутро он проснулся больной, усталый, продрогший, но решение его идти отомстить Гансону и спасти девушку было непоколебимо. Даже не подкрепившись едой, они снова пустились в путь. После усиленных просьб негритёнка, Морисон остановился у ручья, и они наскоро перекусили. Затем они снова стали пробираться сквозь чащу деревьев, лиан и кустов.

В это самое время Корак медленно шёл на запад вместе со своим слоном, Тантором, которого он встретил в джунглях. Одинокий и опечаленный юноша был рад зверю. Слон нежно обвил его хоботом, и через минуту Корак очутился на могучей спине, где не раз он, бывало, дремал в полуденную пору.

А далеко на севере в это время великий Бвана и его чёрные воины мчались за убегающим отрядом. Каждый шаг удалял их от девушки, которую они хотели спасти, но они не знали об этом.

А в большом доме грустно ждала их женщина, которая любила Мериэм как свою дочь и надеялась, что её муж привезёт её обратно.

XXII. Бегство

Когда Мальбин мускулистыми руками сжал руки борющейся Мериэм, она потеряла всякую надежду. Она ни разу не крикнула, потому что ей неоткуда было ждать помощи, а джунгли научили её не кричать попусту.

Но случайно, во время борьбы, её рука дотронулась до револьвера, который торчал у Мальбина из-за пояса. Он медленно увлекал её на груду одеял, а она в это время вытаскивала револьвер у него из-за пояса.

Едва Мальбин доволок её до края неубранной постели, она внезапно толкнула его, и он упал. Она нажала курок.

Но револьвер дал осечку. Мальбин встал. Она бросилась бежать, но у дверей его тяжёлая рука снова опустилась к ней на плечо. С бешенством раненой львицы она повернулась и выстрелила ему в лицо.

Он застонал от боли и гнева, покачнулся, выпустил её и упал без чувств на землю. Не обернувшись к нему, Мериэм пустилась бежать. Негры думали погнаться за нею, но испугались её револьвера. Она бежала на юг, в джунгли.

Подчиняясь инстинктам маленькой Мангани, она сразу же влезла на дерево. Там она сбросила с себя амазонку, чулки, башмаки, она знала, что всё это больше не понадобится ей. Шаровары для верховой езды будут защищать её от холода; они не очень стеснительны, но всё остальное ей совершенно не нужно.

Она стала думать о том, как трудно ей будет без оружия. Зачем она не сняла с Мальбина его патронташ? Если бы у неё были заряды, она могла бы защищать себя на пути к Бване и Моей Дорогой, которых она так безмерно любила.

Подумав немного, она решила вернуться в палатку и захватить револьверные пули.

Конечно, её могут схватить, но ведь без оружия она всё равно погибнет. Как она защитит себя в джунглях? Откуда добудет пищу? И она снова направилась к лагерю, из которого только что убежала.

Мериэм была уверена, что Мальбин убит наповал, такую рану она нанесла ему. Она надеялась, что, когда стемнеет, ей удастся проскользнуть в лагерь и выкрасть его патронташ. Но едва она устроилась поудобнее на дереве, невдалеке от стоянки, как увидела Мальбина: он вышел из палатки, вытирая кровь с лица.

Он жив!

С бранью накинулся он на своих подчинённых, засыпая их градом вопросов, и немедленно весь лагерь побежал искать беглянку.

Когда Мериэм убедилась, что возле палатки никого не осталось, она слезла с дерева и через лужайку побежала к лагерю.

Озираясь, она проникла в палатку; патронташа там не было, но в углу лежала шкатулка, в которой Мальбин держал все свои вещи, назначенные к пересылке в западный лагерь.

Мериэм схватила шкатулку, предполагая, что там находятся патроны. Быстро сорвала она парусину, который была обшита шкатулка, и подняла крышку. В шкатулке оказались самые различные вещи. Какие-то письма, бумаги, газетные вырезки. Среди этого хлама Мериэм увидела фотографию маленькой девочки, а к фотографии была приклеена вырезка из парижской газеты, такая пожелтевшая и истёртая, что её невозможно было прочесть. Эта же фотография была воспроизведена на другом газетном лоскутке.

Находка заинтересовала девушку. Где она видела это лицо?

И вдруг она поняла, что это её собственный портрет. Здесь была изображена она, малютка Мериэм! Но как попала карточка к этому человеку? Зачем её напечатали в газете? О чём говорится на этом истёртом клочке бумаги?

Мериэм была озадачена. Тут скрывалась какая-то тайна. Долго разглядывала она эту выцветшую фотографию. Но потом вспомнила, зачем пришла сюда и снова принялась рыться в шкатулке. На этот раз её поиски увенчались успехом: на дне шкатулки оказалась коробка с патронами. Да, это патроны от револьвера, который лежал у неё в кармане, и, пересыпав их в карман шаровар, она снова принялась разглядывать свою фотографию, но тщетно старалась разгадать тайну портрета.

До неё донеслись голоса. Она насторожилась; голоса приближались. Мериэм ясно услышала злобную ругань шведа. Мальбин идёт сюда. Мериэм выглянула из палатки. Увы, слишком поздно! Она окружена.

Белый и три негра торопливо шли к палатке. Она спрятала карточку у себя на груди и быстро зарядила револьвер. Затем вернулась в глубину палатки и направила дуло револьвера в ту сторону, откуда каждую минуту могли войти её преследователи. Мальбин остановился у входа и грубым голосом отдавал приказания. Он долго не входил; девушка успела обдумать план бегства. Она нагнулась, приподняла нижний конец парусины и, озираясь, поползла на животе из палатки.

И как раз в ту минуту, когда в палатку вошёл Мальбин, Мериэм уже успела уползти. Низко нагнувшись, она подбежала к ближайшей хижине, остановилась и оглянулась. Никого не было видно.

Из палатки Мальбина послышались проклятия. Швед заметил, что кто-то рылся у него в шкатулке. Он созвал своих людей. Мериэм побежала в самый конец стоянки, к большому дереву. Её охватила радость. Теперь ей удастся ускользнуть. Она быстро вскарабкалась на дерево и увидела оттуда, как Мальбин двинул отряд негров в джунгли. На этот раз он оставил в лагере на страже троих молодцов, а сам направился к югу.

Едва он скрылся из виду, девушка скользнула за терновую изгородь и побежала к реке. Здесь стояли пироги, на которых отряд перебирался сюда с того берега. Не легко было девушке справиться с неуклюжей и громоздкой лодкой, но ничего другого не оставалось: она должна была переплыть реку. Но сейчас сделать это было невозможно. Место, где стояли пироги, было видно из лагеря. Переплывать сейчас значило быть пойманной. Нужно было ждать наступления ночной темноты.

Около часу Мериэм лежала в укромном месте, взволнованно наблюдая за часовыми. Один из них сидел так, что должен был неминуемо заметить её, если она попробует спустить на воду лодку.

Вдруг из чащи леса показался Мальбин. Он вспотел и тяжело дышал. Подбежав к реке, он пересчитал пироги. Ясно было, что он угадал тайные замыслы девушки. Она хочет перебраться через реку. Иначе ей никак не вернуться к своим покровителям. Облегчённый вздох вырвался из его груди, когда он убедился, что все пироги на месте. Оглянувшись, он заговорил с начальником отряда, который, в сопровождении нескольких негров, следовал за ним. По приказанию Мальбина, все пироги, кроме одной, были спущены на воду. Мальбин позвал стражу, оставленную в деревне, затем все они сели в пироги и поплыли вверх по течению.

Мериэм следила за ними, пока они не скрылись за изгибом реки. Их нет! Какая радость! Они оставили ей пирогу, в которой лежит весло! Она не верила своему счастью. Теперь ей нечего медлить. Она спрыгнула на землю. Между ней и пирогой было не больше десяти шагов.

За изгибом реки Мальбин причалил к берегу. Он оставил своих негров в лодках, а сам высадился на берег вместе с начальником своего отряда и принялся искать места, откуда ему было бы удобнее следить за оставленной пирогой. Мальбин заранее улыбался. Он был уверен в успехе. Рано или поздно девушке непременно придётся переехать реку. Может быть, она не скоро додумается до этого. Что ж? Они подождут. Они готовы ждать хоть день, хоть два.

Увы, он не ожидал, что она так скоро пустится в путь. Когда он вышел на место, откуда видна была оставленная пирога, он заревел от ярости. Девушка была уже на середине реки.

Он кинулся к своим лодкам. Начальник отряда бежал за ним. Мальбин заставил своих гребцов работать изо всех сил. Пироги помчались вниз по течению. Расстояние между ними и девушкой становилось всё меньше и меньше. Она увидела их, когда была уже недалеко от берега. Надо удвоить усилия. О, если бы ей удалось причалить хоть на две минуты раньше! Скорее туда, к деревьям! Там её не поймают! Она была уже совсем недалеко от берега.

Увидев, что добыча снова ускользает из рук, Мальбин стал кулаками и бранью подгонять своих чёрных гребцов. Между его передней лодкой, где сидел он сам, и девушкой оставалось не больше тридцати сажен. Сейчас он догонит её. Но она неслась как стрела и достигла спасительного берега, осенённого ветвями деревьев.

Мальбин закричал не помня себя.

— Стой!

Бессильная злоба сводила его с ума. Он поднял ружьё и прицелился в гибкую фигурку, исчезающую в чаще деревьев.

Мальбин был превосходный стрелок. Ему не приходилось делать промаха на таком близком расстоянии. Не промахнулся бы он и теперь, если бы его лодка не наткнулась на ствол упавшего в воду дерева, как раз в ту секунду, когда он спускал курок. Этому дереву Мериэм была обязана жизнью. Пуля пролетела над самой её головой и исчезла в густой листве.

Мериэм обрадовалась, увидев, что на небольшой полянке, которую ей надо было пересечь, когда-то стояла негритянская деревушка. Там и здесь ещё торчали остатки разрушенных хижин. Растительность джунглей со всех сторон наступала на полянку. Улицы деревушки уже успели порасти молодым лесом. Здесь было пустынно и тихо.

Удобнее всего бежать ей мимо хижин. Ей казалось, что в хижинах никто не живёт. Она не видела острых глаз, которые следили за ней с каждого покривившегося на бок крыльца, из каждого покосившегося овина. Не подозревая опасности, она выбежала на улицу деревушки. Это был ближайший путь в джунгли.

На расстоянии мили к востоку, по следам, которые оставил Мальбин, когда вёз Мериэм к себе в лагерь, тащился грязный, угрюмый, усталый человек в разорванном хаки. Он остановился, услышав выстрел Мальбина. Негритёнок, который шёл впереди, остановился тоже.

— Мы сейчас придём, господин! — сказал он почтительным тоном.

Белый утвердительно кивнул головой и приказал идти дальше. Это был изысканный и изнеженный Морисон Бэйнс. Лицо и руки его были расцарапаны и покрыты кровью. Его одежда была изодрана в клочья. Но в отрепьях, в крови и грязи Бэйнс преобразился. И этот новый Бэйнс был лучше прежнего — тщеславного фата.

У каждого человека, плохого и хорошего, таятся под спудом благородство и мужество. Бэйнс поступил скверно с любимой девушкой, но раскаяние преобразило его: он был теперь мужественнее и благороднее, чем прежде.

Негр и Морисон шли по направлению выстрела. Негр был безоружен. Бэйнс сам нёс своё ружьё, хотя оно утомляло его, он не доверял негру. Но теперь он не побоялся дать оружие своему чернокожему спутнику. Он знал, как негр ненавидел Мальбина, и, радуясь этой ненависти, он предчувствовал кровавую схватку. Ведь он и шёл для того, чтобы отомстить. Ему самому ружьё не нужно: он прекрасно стрелял из револьвера.

Вдруг неподалёку от них раздались выстрелы. Пули пролетели над их головами. Вслед за выстрелами прогремел свирепый рёв. Затем всё смолкло.

Бэйнс торопился. Он бежал из последних сил. Но джунгли казались ему теперь совершенно непроходимыми. На каждом шагу он спотыкался и падал. Негр дважды сбивался с пути, и им долго приходилось искать дорогу. Наконец они вышли на поляну, где находилась полуразрушенная деревня.

На заросшей молодым леском деревенской улице лежал ещё тёплый труп негра; он был убит пулей навылет. Кругом ни души. Они остановились, прислушиваясь.

Что это? Голоса и всплески вёсел?..

Бэйнс побежал на берег, к кустарнику, через деревню. Негритёнок бежал рядом с ним. Пройдя через кустарник, они вышли к реке и увидели пироги Мальбина, причаливающие к противоположному берегу. Негр узнал своих товарищей.

— Как нам перебраться на тот берег? — спросил Бэйнс.

Негр покачал головой. Пирог на этом берегу не было. Крокодилы разорвут на части всякого, кто вздумал бы пуститься вплавь по реке. Вдруг он увидел пирогу, на которой убежала Мериэм. Он дёрнул Бэйнса за руку и показал ему пирогу. Бэйнс едва удержался от радостного крика. Под прикрытием ветвей они быстро пробрались в пирогу. Негр схватил весло, и Бэйнс оттолкнулся от дерева. Через минуту они уже мчались к лагерю шведа — на противоположный берег. Бэйнс, сидя на корме, следил, как люди Мальбина вытаскивают лодки на берег.

Вот и Мальбин выпрыгнул из передней пироги, вот он оглядывается и видит пирогу Бэйнса. С удивлением показывает он на неё своим подчинённым.

Мальбин остановился. Ему нечего бояться. В этой одинокой пироге всего два человека. Но кто они такие? Кто этот белый? Неужели это Бэйнс? Мальбину казалось невероятным, чтобы мистер Морисон Бэйнс мог пойти за ним в джунгли; тем не менее, это было так. Мальбин узнал его — грязного, оборванного — и понял, что заставило этого щёголя идти по его следам через дикие заросли джунглей.

Бэйнс пришёл отомстить. Это казалось невероятным, но другого объяснения Мальбин придумать не мог. Он пожал плечами. В течение всей своей жизни ему мало приходилось считаться с другими людьми. Швед крепко сжал винтовку и ждал.

Вот они совсем уже близко.

— Чего вам надо? — заорал Мальбин, угрожающе поднимая винтовку?

Мистер Морисон Бэйнс встал.

— Ах ты, мерзавец! — закричал он.

Он выстрелил из револьвера. Мальбин тоже выстрелил. Ещё секунда, и Мальбин выронил винтовку, схватился за грудь и упал навзничь. Бэйнс вздрогнул. Он судорожно закинул голову. Несколько мгновений он держался на ногах, затем медленно опустился на дно лодки.

Чёрный гребец не знал, что делать? Если Мальбин действительно убит, негритёнок может без опаски присоединиться к своим товарищам; но если швед только ранен — разумнее возможно скорее убраться на тот берег. Негр медлил, держа пирогу на середине реки. Он уважал своего нового хозяина и был огорчён его смертью. Но Бэйнс зашевелился и пытался повернуться на другой бок. Он был ещё жив. Чернокожий поднял его и посадил. Негр стоял перед Бэйнсом с веслом в руке и старался узнать, куда тот ранен. Но снова раздался выстрел, и негритёнок с простреленной головой упал за борт, всё ещё держа весло в руке.

Бэйнс взглянул на берег. Он увидел Мальбина, который приподнявшись на локтях, целился в него. Англичанин соскользнул на дно пироги. Пуля прожужжала над ним. Мальбин, тяжело раненный, не мог целиться так метко, как раньше.

Бэйнс с усилием лёг на живот и, держа револьвер, приподнялся над бортом.

Мальбин сразу заметил его и ещё раз выстрелил. Но Бэйнс и не пробовал прятаться. Он старательно целился в шведа, зная, что тому нелегко попасть. Он нажал курок. Раздался выстрел, и в гигантское тело Мальбина вонзилась ещё одна пуля.

Но Мальбин не был убит. Он снова прицелился, и опять щёлкнул выстрел. Пуля раздробила обшивку пироги около самого лица Бэйнса, но тот продолжал стрелять. Мальбин ответил ему с берега, лёжа в луже собственной крови. Пирогу уносило течением. И два раненых человека продолжали этот необычайный поединок до тех пор, пока извилистая африканская река не скрыла мистера Морисона Бэйнса из виду.

XXIII. Между крокодилом и львом

Когда Мериэм пробежала по деревне половину улицы, из тёмных хижин выскочили негры и погнались за ней. Мериэм ускорила шаг, надеясь спастись, но сильные руки схватили её, и она упала. Она стала умолять негров отпустить её, но слова замерли у неё на устах… Мериэм увидела высокого, сурового старика, который, сверкая глазами, глядел на неё из-под белых складок бурнуса. Мериэм вздрогнула от удивления и ужаса. Это был шейх!

Она затрепетала перед этим страшным стариком, как трепещет убийца перед судьёй, который сейчас прочтёт ему смертный приговор. Она не сомневалась, что шейх узнал её. Годы не настолько изменили её, чтобы человек, знающий её с детства, мог не узнать её.

— Ты вернулась на родину? — насмешливо проговорил шейх. — Ты просишь, чтобы мы накормили и приютили тебя?

— Отпустите меня! — вскричала девушка. — Мне ничего не надо, только отпустите меня к Великому Бване.

— Отпустить тебя? К Великому Бване? — зарычал шейх и из уст его полился целый поток сквернословия по адресу белого человека, которого ненавидели и боялись все преступные люди джунглей.

— Ты хочешь вернуться к Великому Бване? Так вот у кого ты скрывалась с тех пор, как бежала от меня! Так вот кто гонится за тобой по пятам через реку — Великий Бвана, да?

— Через реку переплывает швед, которого ты прогнал из своей страны, когда он и Мбида замышляли похитить меня! — ответила девушка.

Глаза шейха загорелись гневом. Он оставил Мериэм и помчался со своими неграми на берег, чтобы устроить засаду в прибрежных кустах, убить Мальбина и истребить весь его отряд. Но было уже поздно. Мальбин давно высадился на берег, ползком пробрался через лес к деревне и в эту минуту, не смея верить своим глазам, смотрел на разыгрывающуюся перед ним сцену. Шейха он узнал сразу. Мальбин боялся больше всего на свете двух людей: Великого Бваны и шейха. Одного взгляда на высокую, знакомую фигуру было достаточно, чтобы Мальбин, гонимый страхом, поспешно вернулся со своими людьми к реке. Шейх достиг берега, когда лодки Мальбина были уже далеко. После залпа стрел с берега и нескольких ответных выстрелов с лодок, араб приказал своим людям прекратить стрельбу, захватил пленницу и двинулся на юг. Одна из пуль Мальбина попала в негра, который с несколькими воинами был оставлен шейхом в деревне сторожить Мериэм. Товарищи не стали заботиться о раненом, присвоили себе его оружие и платье и оставили его на том месте, где он нашёл свой конец. На него-то и наткнулся Бэйнс, когда вошёл в деревню.

***

Шейх со своим отрядом ехал вдоль реки к югу. Один из негров отъехал в сторону напиться воды и увидел Мериэм, которая изо всех сил старалась оттолкнуть свою лодку от противоположного берега. Негр обратил внимание шейха на это странное зрелище: белая женщина, одна, без спутников, в глубине Африки! Шейх спрятался тогда со своими людьми в покинутой деревне, чтобы поймать таинственную незнакомку, когда она выйдет на берег. Мечты о богатом выкупе никогда не покидали шейха. Уже не раз случалось ему таким путём набивать свои карманы. Это была лёгкая нажива, но шейх лишился её с тех пор, как Великий Бвана сократил его прежние владения.

Когда же белая женщина попалась в расставленную ей ловушку, и шейх узнал в ней ту самую девочку, которую он столько лет терзал и тиранил, он почувствовал глубокое удовлетворение. Немного времени потребовалось шейху для того, чтобы установить прежние «отеческие» отношения к девушке: при первом удобном случае он ударил её по лицу. Он заставил несчастную пройти всю дорогу пешком в то время, как мог дать ей лошадь одного из своих воинов, или посадить её к себе на седло.

Он упивался её страданиями, и во всём отряде не нашлось ни одного человека, который с сочувствием отнёсся бы к ней. А, может, кто и сочувствовал ей, но из страха перед шейхом не решался проявить свою жалость.

Двухдневное путешествие вернуло Мериэм в родную деревню, где протекало её горькое детство. Первое, что бросилось в глаза девушке, когда её ввели за ограду, было беззубое отвратительное лицо Мабуну, её бывшей няньки.

Быстро промелькнувшим сновидением показались Мериэм долгие годы, проведённые ею вдали от этой ограды, без Мабуну и шейха. Только новое платье да окрепшее девичье тело заставляли Мериэм верить, что эти годы были не сном, а явью.

Жители деревушки, казалось, были обрадованы появлением странно одетой белой девушки, которую многие из них знали ещё ребёнком. Мабуну притворялась, что очень рада возвращению Мериэм, и, обнажая беззубые дёсны, строила отвратительные гримасы, которые должны были служить выражением радости. Но Мериэм не могла без содрогания вспомнить те пытки, которым подвергала её старая ведьма в былые годы.

Среди арабов, появившихся в деревне за время отсутствия Мериэм, был Абдул Камак, высокий, красивый молодой человек лет двадцати. Он глядел во все глаза на Мериэм с нескрываемым восхищением и ушёл, злобно ругаясь, когда шейх велел ему убираться вон.

Мало-помалу арабы свыклись с Мериэм и оставили её в покое. Как и раньше, ей было разрешено свободно ходить по деревне. Частокол был высокий и крепкий, у ворот день и ночь стояли часовые, и шейх не боялся, что она убежит.

Мериэм не любила жестоких арабов и развратных грязных негров. Она была совсем одинока и, как прежде, в далёкие дни своего безрадостного детства, уходила на окраину деревни, в тёмный уголок, где в былые годы так часто играла с милой Джикой под тенью развесистого дерева; дерево срубили, и Мериэм угадала причину: ведь с этого дерева спрыгнул Корак в тот памятный день, когда шейх был избит до полусмерти; благодаря этому дереву Мериэм была спасена от мучительно тяжкой жизни, которая так долго была её уделом, что она даже и представить себе не могла, что такое радость и счастье.

Мелкий кустарник рос около частокола; под его тенью любила мечтать Мериэм. Огонёк счастья вспыхивал в её сердце и согревал своим светом её тоскующую душу, когда она вспоминала первую встречу с Кораком, а потом долгие годы их жизни в лесу, где Корак окружил её нежными заботами и мужественно охранял от всех напастей с самоотвержением и чистой любовью старшего брата. С каждым днём он становился ближе и дороже её сердцу, и она с удивлением и негодованием вспоминала о тех месяцах, когда его образ почти изгладился из её памяти.

Но вот перед мысленным взором девушки вставал облик Морисона, и в её душе наступало смятение. Любила ли она изящного молодого англичанина? Она думала о блеске и роскоши Лондона, который такими яркими красками описывал ей Морисон.

Она старалась представить себя уважаемой и любимой среди блестящего общества великой столицы. Картины, которые рисовало ей её воображение, были нарисованы для неё Морисоном. Это были великолепные, соблазнительные картины, но они быстро тускнели и меркли, когда в её памяти вставал могучий образ смуглого полунагого гиганта, молодого повелителя джунглей. Мериэм тяжело вздохнула и приложила руку к стучащему сердцу.

Её рука почувствовала под тонким платьем края фотографической карточки, которую она спрятала у себя на груди, когда бежала из палатки Мальбина. Тогда она не успела как следует рассмотреть её. Мериэм вытащила карточку и стала вглядываться в лицо маленькой девочки. О, конечно, это её лицо! Из-под большого кружевного воротника спускался на тонкой цепочке золотой медальон. Мериэм нахмурила брови. Какие-то мучительно-неуловимые воспоминания проснулись в её душе. Разве может быть эта одетая по-европейски девочка дочерью арабского шейха? Соблазнительная надежда зажглась в её сердце. Она не могла не верить свидетельствам своей памяти. Она помнит этот медальон, это её медальон. Какая же тайна погребена в её прошлом?

Мериэм долго сидела, разглядывая карточку, и вдруг почувствовала, что она не одна, что кто-то стоит близко, кто-то неслышными шагами подкрался к ней. С быстротою молнии девушка спрятала карточку у себя на груди. Тяжёлая рука опустилась ей на плечо. Мериэм была уверена, что это шейх, и с ужасом ожидала удара.

Но удара не последовало. Мериэм нерешительно подняла голову и увидела тёмные глаза Камака, молодого араба.

— Я видел карточку, которую ты сейчас спрятала, — сказал он. — На карточке изображена ты, когда ты была совсем маленькой. Дай мне взглянуть на неё ещё раз.

Мериэм испуганно отодвинулась от араба.

— Я отдам её тебе, — сказал он. — Я знаю, что ты не любишь шейха, своего отца. Я тоже не питаю к нему нежности. Не бойся, я не выдам тебя. Позволь мне посмотреть на твою карточку.

Одинокая среди бессердечных врагов, Мериэм ухватилась за соломинку, которую ей протягивал Абдул Камак. Может быть, в нём она найдёт друга, в котором так нуждается! Всё равно, он уже видел карточку и, если захочет, может рассказать о ней шейху. Тогда всё пропало — шейх отнимет у Мериэм её драгоценность. И Мериэм решила уступить просьбе молодого араба, положилась на его благородство и протянула ему карточку.

Абдул Камак внимательно рассматривал фотографию. Он сравнивал лицо, изображённое на карточке, с лицом девушки. Он медленно покачал головой.

— Да, — сказал он, — это ты. Но как случилось, что дочь шейха одета в одежды неверных?

— Я не знаю, — ответила Мериэм. — Я никогда не видела этой карточки. Я нашла её только несколько дней назад, в палатке у шведа, у Мальбина.

Абдул Камак удивлённо поднял брови. Он повертел карточку в руках и его взгляд упал на газетную вырезку, приклеенную с другой стороны. Араб кое-как разбирал французские буквы. Он провёл шесть месяцев в Париже с несколькими товарищами на выставке и немного усвоил язык и приобрёл пороки своих победителей. Теперь он применял к делу приобретённые познания. Медленно, с трудом, он прочёл газетные строки. Лукавый огонёк зажёгся в его глазах.

— Ты читала это? — спросил он.

— Это по-французски, — сказала Мериэм, — я плохо знаю этот язык.

Абдул Камак молча смотрел на девушку. Она была прекрасна. Как и во многих других мужчинах, она зажгла в нём неодолимую страсть. Он опустился перед ней на колени.

Счастливая мысль пришла в голову Абдулу Камаку. Он не расскажет Мериэм, что написано в газете рядом с фотографическим снимком. Надо, чтобы она ничего не знала о своём происхождении. Иначе, для него всё погибло.

— Мериэм! — прошептал араб. — Когда я увидел тебя впервые, моё сердце сказало мне, что я навсегда останусь твоим рабом. Я помогу тебе. Ты ненавидишь шейха, я тоже ненавижу его. Позволь мне спасти тебя. Беги со мной, и мы вернёмся в великую пустыню, где правит мой отец, такой же могучий шейх. Ты согласна?

Мериэм молчала. Ей было очень тяжело обидеть единственного человека, который предлагал ей покровительство и дружбу, но она не хотела его любви. Ободрённый её молчанием, молодой человек обнял её и привлёк к себе. Но Мериэм с силой оттолкнула его и освободилась из его объятий.

— Я не люблю тебя! — вскричала она. — Не заставляй меня ненавидеть. Ты один был добр ко мне, и я не хочу быть злой, но я не люблю тебя.

Абдул Камак вскочил.

— Ты полюбишь меня! — сказал он. — Хочешь, или не хочешь, а я увезу тебя. Если ты выдашь меня шейху, я расскажу ему о твоей карточке. Я ненавижу шейха, и…

— Ненавидишь шейха? — раздался грозный голос. Араб и Мериэм обернулись. В двух шагах от них стоял шейх. Абдул быстро засунул фотографическую карточку себе под бурнус.

— Да! — сказал он. — Я ненавижу шейха! И с этими словами он нанёс страшный удар старику, повалил его на землю и бросился через деревню к высокому толстому дереву, к которому была привязана его осёдланная лошадь.

Вскочив на коня, Абдул Камак помчался к воротам. Шейх быстро оправился от полученного удара, вскочил на ноги и стал громко сзывать своих воинов. Чернокожие бросились навстречу скачущему во весь опор всаднику, но Абдул Камак раздавал удары направо и налево прикладом своего длинного ружья, и чёрные воины не могли подойти к нему. Он быстро приближался к воротам. Тут неизбежно должны были его остановить! Часовые торопливо запирали широкие двери. Беглец взвёл курок. Лошадь мчалась бешеным галопом. Два раза выстрелил сын пустыни, и часовые упали. С торжествующим громким криком, высоко над головой размахивая винтовкой, Абдул Камак проскакал через ворота, и джунгли поглотили его.

Шейх был взбешён. Пена ярости показалась у него на губах, и он приказал во что бы то ни стало изловить беглеца. Воины бросились исполнять приказание, а шейх быстрыми шагами подошёл к Мериэм.

— Карточка! — зарычал он. — О какой карточке говорил этот негодяй? Где она? Дай её сюда!

— Абдул Камак унёс её! — печально сказала Мериэм.

— Какая это карточка? — спросил шейх. Он грубо схватил девушку за волосы, поставил на ноги и стал дико трясти. — Кто изображён на карточке? Говори!

— Там изображена я! — сказала Мериэм. — Маленькая девочка, лет шести. Я украла карточку у шведа, у Мальбина. А на другой стороне наклеена вырезка из старой газеты.

Шейх побледнел от гнева.

— Что написано в газете? — прохрипел он сдавленным от бешенства голосом, так что Мериэм с трудом поняла вопрос.

— Я не знаю. Я не понимаю по-французски. Эти слова успокоительно подействовали на шейха. Он даже улыбнулся и перестал трясти Мериэм. Шейх приказал Мериэм никому не говорить о фотографической карточке. Чтобы никто не слышал о ней, кроме шейха и Мабуну.

А в это время по дороге торговых караванов мчался к северу на вспененном коне Абдул Камак.

***

Морисон потерял из виду раненого шведа. Пирогу англичанина уже не могла настигнуть пуля, и он устало растянулся на дне лодки. Много часов пролежал он в полном оцепенении.

Морисон очнулся ночью. Он лежал неподвижно и, глядя на звёзды, старался понять, где он находится. Почему качается его жёсткая кровать? Почему так часто меняются очертания звёзд? Сначала ему пришло в голову, что он грезит во сне, но когда он пошевельнулся, чтобы стряхнуть с себя сон, острая боль заставила его вспомнить всё. Он плывёт по великой африканской реке, в туземной пироге, раненый, одинокий и беспомощный.

Морисон с трудом приподнялся и сел. Он осторожно нащупал рану: кровь остановилась, и ему было почти не больно. Может быть, рана лёгкая, может быть, задеты только мускулы? Но что, если рана будет заживать медленно? Тогда он умрёт с голоду. Разве может он, раненый, добывать себе пищу?

Он стал думать о Мериэм. Морисон знал, что Мериэм была в руках у шведа, но какая судьба постигла её потом? Если даже Гансон и умер, разве это спасёт Мериэм? Она во власти негодяев, жестоких дикарей, и ей не будет пощады. Бэйнс закрыл лицо руками, а совесть говорила ему, что он один виноват в её несчастной судьбе. Его необузданная страсть отдала невинную чистую девушку в лапы развратного шведа и его воинов. Он слишком поздно понял, что всего дороже для него в жизни первая любовь, загоревшаяся у него в груди, любовь к девушке, которую он погубил.

Он должен искупить своё преступление. Он должен спасти Мериэм и, если нужно, пожертвовать для неё своей жизнью! Морисон стал искать в лодке вёсла: его решение придало ему сил, и он забыл о своей ране. Но весла не было. Он взглянул на берег. Во мраке безлунной ночи он смутно различал очертания леса. Джунгли больше не пугали его. Но он даже не удивился своему бесстрашию, потому что не думал о себе и был всецело поглощён мыслями о том, как спасти Мериэм.

Он опустился на колени и, перегнувшись через борт, стал грести раскрытой ладонью. Боль мучила его, он слабел с каждой минутой, но всё-таки с невероятной настойчивостью грёб несколько часов. Ближе и ближе подплывала пирога к берегу. Морисон услышал рычанье льва. Он положил рядом с собой винтовку и продолжал безбоязненно грести.

Изнеможённому Морисону казалось, что целая вечность прошла, пока, наконец, нос пироги не уткнулся в кусты у берега. Морисон схватился за гибкую длинную ветку. Опять раздалось рычанье льва. Лев подполз ближе; что, если грозный хищник бросится на Морисона, чуть только нога англичанина вступит на землю?

Морисон попробовал, надёжна ли ветка. Да, она выдержит дюжину таких, как он! Англичанин спустил ветку, наклонился, нашёл на дне пироги винтовку и вскинул её на плечо. Потом схватился за сук и стал медленно, испытывая мучительную боль, подниматься на мускулах. Он висел над пирогой. Пирога выскользнула у него из-под ноги, и, тихо покачиваясь, поплыла вниз по течению. Скоро ночная тьма покрыла пирогу своей непроницаемой пеленой.

Всё пропало; отступление невозможно. Или взобраться выше на дерево, или рухнуть в воду — другого выбора нет. Он сделал попытку перекинуть ногу через сук, за который держался, но последние силы оставили его, и нога не слушалась. Он не мог шевельнуться. Несколько минут он висел неподвижно. Он ясно сознавал, что если он не вскарабкается выше, гибель для него неизбежна.

Лев зарычал совсем близко. Бэйнс глянул вверх. В двух шагах от себя он увидел две сверкающие фосфорические точки. Лев стоял у воды, глядя на Морисона и ожидая его. — Что же, — подумал англичанин, — пускай подождёт. Львы не умеют лазить по деревьям, и если я взберусь на дерево, он не достанет меня.

Его ноги почти касались воды. Он не подозревал, что висит так низко, потому что густая тьма скрывала от него поверхность реки. Внезапно раздался плеск воды, и около ног Морисон услышал страшное лязганье зубов крокодила.

— Боже! — вскричал Бэйнс. — Эта гадина хватает меня за ногу!

Он напряг все свои силы, чтобы сесть на сук, на котором висел, но тщетно. Его ноги не повиновались ему. Надежды не было. Он чувствовал, что его усталые, затёкшие пальцы скользят и готовы разжаться. Он падает в воду, в чёрную пасть смерти, которая уже раскрыта, чтобы поглотить его.

И вдруг листья зашуршали у него над головой. Ветка, в которую судорожно вцепились пальцы Морисона, опустилась под удвоенной тяжестью. Морисон ещё держался: смерть наверху и смерть внизу, но добровольно он ей не отдастся.

Что-то мягкое и тёплое прикоснулось к его руке, а потом кто-то сильной рукой поднял его слабеющее тело в чёрную чащу ветвей.


Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Если Вы заметили ошибки, опечатки, или у вас есть что сказать по поводу или без оного — емалируйте сюда.

Rambler's
Top100 Рейтинг@Mail.ru
X