Rambler's
Top100
Приключения.
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Эдгар Берроуз
Сын Тарзана

Продолжение 1

Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание

VI. В джунглях

На всю жизнь запомнил сын Тарзана первую ночь, проведённую им в джунглях. Лютые звери не грозили ему ужасной смертью; кровожадные дикари ни разу не выглянули из-за деревьев. Впрочем, может быть, были и звери, и дикари, но мальчик был так углублён в своё отчаяние и в свои тяжёлые мысли, что всё равно не заметил бы их.

Он думал о своей несчастной маме; сознание огромной вины перед родителями заставляло его невыносимо страдать. Американца ему не было жалко: вор заслужил наказание. Но Джек с ужасом думал о том, что все его планы расстроены теперь убийством Шендона. Теперь ему не вернуться домой! Ужас перед жестоким судом дикарей, о котором он читал в захватывающих, но фантастических рассказах, заставил его бежать без оглядки в джунгли. Но не только за себя он боялся: он боялся доставить своим родителям новое горе и опорочить их честное имя в позорном судебном процессе.

Когда наступило утро, мальчик немного приободрился. Проснулось солнце и вместе с ним в груди у Джека проснулась новая надежда. Он может другим путём вернуться в цивилизованный мир. Кто же сможет догадаться, что он имеет какое-нибудь отношение к убийству незнакомца, в крошечной гостинице на далёком диком берегу?

Мальчик сидел на суку, прижавшись к обезьяне; он не спал почти всю ночь; он совсем продрог. Тонкое бельё не защищало его от сырости джунглей. Лохматый бок его друга был его единственной защитой. Как он обрадовался рассвету, сулившему столько тепла, как благословлял он солнце, целителя всех несчастий!

Он разбудил Акута.

— Идём! — сказал он. — Я продрог, я хочу есть. Мы поищем еды там, на солнышке, — и он показал на открытое место, поросшее мелким кустарником и усеянное обломками скал.

Мальчик сразу спрыгнул на землю. Обезьяна же принялась осторожно нюхать утренний воздух. Наконец, убедившись в полной безопасности, она медленно спустилась к мальчику.

— Нума и его подруга Сабор едят тех, которые раньше спускаются, а потом озираются. Те же, кто раньше озирается, а спускается после, сами едят их.

Так обезьяна дала мальчику первый урок мудрости джунглей. Сначала они посидели рядком на открытой поляне, так как сын Тарзана хотел обогреться. Обезьяна учила его выкапывать червяков; но мальчика не прельстила подобная пища. Он нашёл несколько птичьих яиц и съел их сырыми. Потом Акут накопал всяких съедобных кореньев. Наконец, они набрели на воду. Это была большая лужа солоноватой, дурно пахнущей жидкости; края её были утоптаны ногами бесчисленных животных. Табун зебр ускакал при их появлении.

Мальчика мучила жажда, и он, не привередничая, начал пить. Акут тем временем стоял, подняв голову, и прислушивался к каждому шороху. Затем он велел мальчику встать на страже и сам наклонился к воде. Но время от времени он поднимал голову и пристально вглядывался в кусты, которые росли на противоположном берегу этого грязного пруда. Утолив свою жажду, он спросил мальчика:

— Всё ли благополучно?

Акут, как всегда, говорил по-обезьяньи.

— Да, — отвечал мальчик, — ни один листик не дрогнул, пока ты пил.

— Здесь, если ты хочешь остаться живым, ты должен полагаться не только на свои глаза, но и на свои уши и на свой нос. Главным образом — на нос. Когда я увидел зебр, убежавших от нас, я понял, что нет опасности на этом берегу. Иначе они убежали бы задолго до нашего появления. Но на том берегу может прятаться враг, и я не могу его учуять, потому что ветер дует туда и уносит запах. Поэтому я направляю по ветру свои глаза и уши: куда нельзя проникнуть носом, можно проникнуть глазами.

— И кого же ты увидел там? Никого! — сказал мальчик, смеясь.

— Я увидел там Нуму, он прячется в кустах, вон там, где растёт высокая трава, — сказал Акут.

— Там лев? — воскликнул мальчик. — Откуда ты знаешь? Я ничего не вижу.

— Тем не менее, Нума — там, — ответил Акут. — Сначала я услыхал его вздох. Теперь ты ещё не можешь отличить вздох Нумы от шелеста ветра, но ты должен со временем научиться узнавать вздох Нумы. Потом я стал смотреть и увидел, что трава движется в одном месте сильнее, чем может колыхать её ветер. Взгляни, она трепещет под его дыханьем, видишь ты? Видишь, она дрожит у его боков — слева и справа. Так не дрожит трава нигде вокруг.

Мальчик напрягал своё зрение. Его глаза были лучше обычных человеческих глаз. Наконец, он легонько вскрикнул.

— Да, — сказал он шёпотом, — я вижу. Лев лежит вон там. Его голова повёрнута к нам. Он смотрит на нас?

— Нума смотрит на нас, — ответил Акут, — но мы в безопасности, если не подойдём слишком близко. Он лежит на своей добыче. Брюхо его уже почти полно, иначе мы слышали бы хруст костей. Он следит за нами из любопытства. Он либо будет кончать свой обед, либо пойдёт пить. Он не станет прятаться от нас, потому что сейчас мы для него не враги и не добыча. Но это прекрасный случай: ты научишься видеть Нуму. А ты должен уметь видеть Нуму, если хочешь жить в джунглях. Нума не трогает обезьян, когда нас много. Клыки у нас длинные и сильные, мы умеем сражаться; но когда нас немного, а он голоден, мы должны быть осторожны. Обойдём его, и ты познакомишься с запахом Нумы. Чем скорее ты выучишься узнавать этот запах, тем лучше. Но держись поближе к деревьям, ибо иногда Нума совершает непредвиденные поступки. Держи уши, глаза и нос открытыми! Помни всегда, что враг может скрываться за каждым кустом, на каждом дереве, в каждой заросли. Спасаясь от Нумы, не попади в зубы к Сабор, его подруге. Иди за мной!

И Акут стал обходить лужу.

Мальчик шёл по его следам. Чувства его были напряжены, нервы натянуты. Вот это жизнь! Он забыл о своём решении выйти на берег у какого-нибудь другого порта и вернуться обратно в Лондон. Он думал теперь только о диких радостях жизни, о борьбе с могуществом обитателей джунглей, царивших в лесах и пустынях дикого материка. Он не знал страха. Но честь и совесть он знал, и они причиняли ему немало тревог, когда начинали бороться с любовью к свободе за обладание его душой.

Скоро мальчик почувствовал резкий запах хищника. Он улыбнулся. Что-то подсказало ему, что он узнал бы этот запах среди миллионов других запахов, даже если бы Акут не сказал ему, что лев близко. Было что-то странно знакомое в этом запахе, что-то сверхчувственно-знакомое, от чего короткие волосы встали у него на затылке и верхняя губа непроизвольно обнажила оскаленные клыки; он почувствовал, что все его мышцы напряглись, как бы готовясь к страшной битве; он испытывал удивительно приятное ощущение, какого никогда раньше не знал. Он стал другим существом — осторожным, проворным, ко всему готовым. Запах Нумы превратил мальчика в зверя.

Он никогда не видел льва, ведь мать запрещала ему ходить в зверинец. Он знал его только по картинкам и жаждал увидеть царя зверей во плоти. Он непрестанно смотрел через плечо Акута, надеясь, что вот-вот Нума встанет с добычи и обнаружит своё присутствие. Потом он замедлил шаги и немного отстал от обезьяны. Вдруг он услышал пронзительный крик своего косматого друга. Мальчик мгновенно повернул голову, и его охватил трепет восторга: полузакрытая кустами стояла перед ним красавица-львица; спина у неё изогнулась; сверкающие зеленоватые глаза глядели прямо в глаза мальчику. Их разделяло не более десяти шагов. Сзади, за спиной у львицы, стоял Акут и старался диким рёвом отвлечь её внимание от мальчика. Он надеялся, что мальчику удастся вскочить на дерево.

Но отвлечь Сабор было невозможно. Она глядела на мальчика. Он стоял между нею и её мужем, между нею и её добычей.

Это было подозрительно. Может быть, он таит какие-нибудь замыслы против её повелителя, или, может быть, он хочет отнять их добычу. Львица была раздражена. Рёв Акута злил её. Она завыла и сделала шаг по направлению к мальчику.

— На дерево! — крикнул Акут.

Мальчик повернулся и кинулся бежать. Дерево было в нескольких шагах от него. Нижняя ветка была высоко над землёй. Мальчик и львица прыгнули одновременно: мальчик — к ветке, львица — к мальчику. Как мартышка, вскочил он на дерево. Огромная лапа чуть-чуть задела его. Когти львицы сорвали тесёмки, поддерживавшие его панталоны, и панталоны остались в лапах хищника. Мальчик полез вверх полуголый. Львица прыгнула снова.

Акут, сидя на соседнем дереве, громко кричал, награждая львицу самыми обидными прозвищами. Мальчик присоединился к своему другу. Целый поток ругательств обрушивался на голову врага. Но мальчик хотел пустить в ход более существенное оружие. Под руками у него не было ничего, кроме сухих веток. Он собрал их в охапку и бросил в оскаленную морду Сабор, совершенно так же, как это делал его отец двадцать лет тому назад, когда его преследовали эти большие кошки джунглей.

Львица немного постояла под деревом. Но убедилась ли она в бесполезности подобного времяпровождения, или просто погнал её голод, она царственной походкой направилась в кусты к своему супругу и больше не показывалась.

Освободившись от врагов, Акут и мальчик спустились на землю, чтобы продолжать прерванное путешествие. Старая обезьяна упрекала мальчика в неосторожности.

— Если бы ты не думал так много о льве, который был у тебя за спиной, тебе удалось бы заметить львицу гораздо раньше, — сказал Акут.

— Но ты сам не заметил львицы и прошёл близко-близко от неё, — сказал мальчик. Акут нахмурился.

— Так и погибают у нас в джунглях, — сказал он. — Всю жизнь мы осторожны, внимательны, но вдруг на минутку, на одну маленькую минутку, мы забываем осторожность, и… — Акут мимически показал, как зубы вонзаются в свежее мясо.

— Это хороший урок, — заключил он. — Теперь ты знаешь, как нехорошо, когда нюх, зрение и слух, словом, всё твоё внимание, слишком долго обращены в одну сторону.

Этой ночью сын Тарзана продрог до костей. Никогда в жизни он не испытывал такого лютого холода. Фланелевые панталоны почти совсем не грели, но всё-таки в них было теплее, чем без них. Зато на следующий день Джек снова жарился на солнце, потому что опять шёл с Акутом по поляне, где не было ни одного деревца.

Мальчик упорно шёл к югу. Он не оставил намерения пробраться кружным путём к какому-нибудь берегу и разыскать лазейку в цивилизованный мир. О своём плане он ничего не говорил Акуту, потому что знал, что Акут будет очень огорчён предстоящей разлукой.

Уже месяц длилось их путешествие, и мальчик быстро усваивал законы джунглей. Мускулы у него укреплялись с каждым днём и постепенно приучались отвечать требованиям, которые предъявляла к ним новая жизнь. Железная сила отца была унаследована сыном, но чтобы укрепить её, нужно было ею пользоваться, в один прекрасный день мальчик с восторгом заметил, что прыгать с одного дерева на другое ему совсем не страшно и не трудно. Он стал прыгать по деревьям и через несколько дней уже умел прыгать с очень большой высоты, не испытывая ни малейшего головокружения, а под конец до того наловчился, что стал скакать с ветки на ветку гораздо проворнее, чем тяжеловесный Акут.

Холод, жар и ветер сделали его гладкую белую кожу грубой и коричневой. Однажды Джек снял свою фланелевую курточку, чтобы искупаться в небольшом ручье. Крокодилы там не водились: ручей был слишком мелкий. Джек и Акут с наслаждением плескались в холодной воде; вдруг с дерева спрыгнула мартышка, подхватила лежавшую на земле куртку — последний символ принадлежности Джека к культурному миру — и утащила её с собой.

Сначала Джеку было трудно без одежды, но постепенно он убедился, что быть голым гораздо удобнее. А через несколько дней он с наслаждением ощущал свободу и ловкость своего обнажённого тела. Как удивились бы школьники, если бы встретили его в таком виде! Он весело улыбался, представляя себе эту встречу. Они, несомненно, позавидовали бы ему! Джек думал о них с высокомерной жалостью, но когда он представлял себе, что они на родине наслаждаются уютом и материнской лаской, тяжёлый клубок подступал к его горлу, и у него перед глазами, затуманенными непрошенной влагой, вставало нежное лицо опечаленной мамы. В такие минуты он начинал торопить Акута.

Они уже свернули на восток, по направлению к морю. Старая обезьяна думала, что они разыскивают её родное племя; Джек не разочаровывал своего друга. Он решил сообщить ему о своём намерении только тогда, когда они доберутся до цивилизованной страны.

Однажды на берегу реки путники неожиданно набрели на туземную деревушку. Несколько чёрных детей играли у воды. Сильно забилось сердце мальчика — целый месяц он не видел людей. Ничего, что они дикари! Ничего, что у них чёрная кожа! Они — его братья и сёстры! Джек бросился вперёд. Акут предостерегающе зарычал и схватил мальчика за руку. Джек вырвался и с радостным криком побежал к играющим детям.

Звук его голоса заставил всех обернуться. С минуту дети смотрели на него расширенными глазами, а потом, громко крича, бросились в деревню. За детьми побежали матери, и в ответ на испуганные крики из ворот деревни выскочило около десятка чёрных воинов, вооружённых копьями и щитами.

При виде этой суматохи мальчик остановился. Счастливая улыбка соскользнула у него с лица, когда воины с угрожающими жестами и воинственными криками кинулись на него. Акут, сидя на дереве, умолял мальчика скорее вернуться в лес. — Чёрные люди убьют тебя! — кричал он.

Несколько секунд Джек в оцепенении следил за приближающимися воинами, потом поднял руки вверх и закричал им, что пришёл к ним как друг, что хотел только поиграть с их детьми, но не хотел их обидеть. Конечно, чернокожие не поняли ни единого слова и ответили Джеку так же, как отвечали всем диким зверям, которые выскакивали из джунглей и нападали на их жён и детей. Десяток копий полетел в Джека, но ни одно не задело его. По спине мальчика пробежал холодок, и волосы зашевелились на темени. Его глаза сверкнули. Не любовь, а ненависть светилась в этих глазах. С рыданием дикого зверя, которого преследуют охотники, он бросился в джунгли.

Акут поджидал его на дереве. Акут умолял мальчика бежать как можно скорее, потому что старая обезьяна хорошо понимала, что она и безоружный мальчик не могут бороться с вооружёнными чёрными воинами. Акут был убеждён, что чернокожие будут преследовать их.

Новые, никогда не испытанные чувства овладели сыном Тарзана. Он пришёл с простодушным, открытым сердцем, пришёл предложить свою дружбу чёрным людям, которых он считал своими братьями. Они даже не выслушали его, а встретили недоверием и копьями. Злоба и ненависть охватили Джека. Акут умолял его бежать поскорее, но он рвался назад. Джек хотел сразиться с дикарями. Он отлично сознавал, что это безумие, что голыми руками ему не победить вооружённых людей, но он вспомнил о своих зубах, о своих мощных кулаках, и возможность борьбы ясно представилась ему.

Медленно пробираясь по деревьям, он постоянно оглядывался по сторонам, чтобы враг не захватил его врасплох. Встреча с львицей научила его быть осторожным. Позади были дикари, которые, громко крича и метая копья, быстро продвигались вперёд. Вскоре он снова увидел своих преследователей. Они не заметили его, потому что им не приходило в голова искать человека в ветвях. Мальчик находился как раз над ними. Они прошли ещё около мили вперёд и, никого не найдя, повернули обратно к своей деревне. Теперь пришёл долгожданный случай отомстить. Жажда мести кипела у него в жилах, когда он сквозь пурпурный туман увидел своих преследователей.

Он повернулся и пошёл за ними. Скоро он потерял Акута из виду; обезьяна продолжала путь, не замечая, что мальчик отстал; она считала безумием связываться с этими людьми и их смертоносными копьями.

Бесшумно скользя с дерева на дерево, мальчик двигался за воинами. Наконец, один из них отстал от своих товарищей, растянувшихся гуськом по узкой тропинке, которая вела в деревню. Мальчик свирепо улыбнулся. Он быстро нагнал негра и принялся преследовать его, осторожно и бесшумно, как Шита-пантера преследует свою добычу. Он не раз уже видел Шиту во время охоты.

Неожиданно и беззвучно прыгнул он на широкие плечи дикаря. Его цепкие пальцы сразу нащупали горло. Тяжесть мальчика опрокинула негра на землю; в его спину упёрлись колени, сжимая дыхание. Затем ряд сильных острых зубов вонзился ему в шею, и в то же время железные пальцы сдавили горло. Воин захрипел и начал биться, стараясь сбросить с себя неведомого врага; но мало-помалу он ослабевал, и, наконец, жестокое, безмолвное существо, сидевшее у него на спине, втащило его безжизненное тело в кусты.

VII. Первая обида

Обнаружив, что мальчика нет нигде поблизости, Акут повернул обратно и бросился на поиски. Но вскоре он внезапно остановился; он заметил, что сквозь деревья к нему пробирается чья-то фигура. Это был Джек. Но нет, неужели это он? В руках у мальчика было копьё. За спиной у него болтался щит. На его руках и ногах висели железные браслеты. Его бёдра прикрывал широкий пояс, из-за которого торчал нож.

Увидев своего друга, мальчик живо бросился к нему, чтобы похвастать своими трофеями. Он гордо показывал каждое своё приобретение и с видом знатока объяснял, как надо обращаться с оружием.

— Я задушил его и перегрыз ему горло, — сказал он. — Я хотел подружиться с ними, но они предпочли быть моими врагами. А теперь, когда у меня есть копьё, я сумею показать даже Нуме, что значит нападать на нас. Только белые люди и большие обезьяны будут нашими друзьями, Акут! Мы разыщем их. Остальных мы будем или избегать, или убивать. Этому я научился в джунглях.

Они обошли деревню чернокожих и продолжали своё путешествие к морю. Мальчик был горд своим оружием и украшениями. Он учился метать копьё, беспрерывно упражнялся и вскоре овладел им в совершенстве. В то же время Акут учил его распознавать следы, запахи и звуки. Джунгли сделались для мальчика открытой книгой. То, что совершенно ускользнуло бы от внимания цивилизованного человека, что лишь отчасти улавливал дикарь, было для него полно глубокого смысла. Он различал по запаху все породы травоядных и хищников и узнавал направление их движения по шороху травы и звуку шагов. Он мог, не оборачиваясь, сказать, сколько львов находится за его спиной, обращённой к ветру, — два или четыре, и на каком расстоянии от него, — за сто или за пятьсот миль.

Многому научил его Акут, но ещё большему научился он сам, инстинктивно-странной интуицией, унаследованной от отца. Он полюбил жизнь джунглей. Непрестанная борьба со смертельными врагами, державшая в напряжении мышцы и днём, и ночью, возбуждала в нём любовь к приключениям и опасностям, которая дремлет в глубине души каждого сына Адама. Но, несмотря на любовь к джунглям, он не давал своим эгоистическим желаниям взять верх над чувством долга, которое беспрестанно твердило ему, что он поступил нехорошо, покинув родительский дом. Он любил своих милых родителей и терзался угрызениями совести, что причинил им столько горя своим исчезновением. Он твёрдо решил добраться до такого места, откуда можно послать им письмо. Они вышлют ему денег, и он вернётся в Лондон. Он был уверен, что родители позволят ему потом поселиться в их африканском имении. Это будет так чудно, гораздо лучше, чем жить в цивилизованном мире скучной жизнью пресыщенных богатых людей.

И теперь, когда каждый шаг приближал его к морю, расстояние уже не терзало его, несмотря на то, что он пользовался всеми радостями дикой, привольной жизни: он сознавал, что делает всё возможное, чтобы скорее возвратиться домой. Кроме того, ему очень хотелось встретить белых людей — существ одной с ним породы, — ибо общество обезьяны не всегда приходилось ему по душе. Встреча с неграми больно уязвила его. Он пришёл к ним с раскрытым сердцем, с такой наивной, детской верой в их радушие, что оказанный ими приём разрушил самые его нежные чувства. Он больше не считал чернокожих своими братьями. Он знал, что эти двуногие — такие же враги, как и те бесчисленные кровожадные звери, которыми кишмя кишели джунгли.

Так проходили дни. Путешествие, охота, прыганье по деревьям настолько укрепили мускулы мальчика, что даже флегматичный Акут поражался успехам своего ученика. И мальчик, уверенный в своей силе и ловкости, забывал всякую осторожность: он ходил по джунглям с гордо поднятой головой, пренебрегая опасностью. Учуяв запах Нумы, Акут сразу вскакивал на дерево, а мальчик смеялся в лицо царю зверей, храбро проходя у него перед носом. Но Джеку всегда сопутствовало счастье: львы, которые встречались ему, бывали, по-видимому, сыты, или, быть может, наглость этого странного существа, дерзавшего врываться в их владения, до того поражала их, что мысль о нападении не приходила им в голову. Как бы там ни было, но мальчик не раз без всякого вреда для себя проходил в нескольких шагах от огромных львов, которые только провожали его глазами с угрожающим ворчаньем.

Но не у всех львов одинаковый характер. Они так же отличаются друг от друга, как и люди. Недостаточно знать, как поступили десять львов, чтобы предвидеть, как поступит одиннадцатый. Львы нервны и раздражительны. И вот однажды мальчик встретил одиннадцатого льва. Он шёл с Акутом по лужайке, заросшей кустами. Мальчик первый заметил Нуму. Обезьяна была в нескольких шагах от него.

— Скорее, Акут, на дерево! — смеясь закричал мальчик. — Нума залёг в кустах направо! Беги скорее, Акут! Я, сын Тарзана, буду прикрывать тебя.

И Джек с громким смехом бросился к кусту, в котором прятался Нума.

— Спасайся! — рычала обезьяна, но мальчик взмахнул копьём и закружился в импровизированной военной пляске перед самым кустом, чтобы показать царю зверей своё презрение. Ближе и ближе подходит он к ужасному хищнику… вот он уже в десяти шагах… и вдруг, с громовым рёвом, лев вскочил!

Это был лев огромных размеров. Всклокоченная, густая грива разметалась у него по плечам. Мощные челюсти были вооружены смертоносными клыками. Его жёлто-зелёные глаза сверкали алчностью и злобой.

Мальчик, с жалким копьём в руке, понял сразу, что этот лев не похож на тех львов, с которыми ему приходилось встречаться. Но отступления не было… Ближайшее дерево в нескольких саженях от него — лев настигнет его раньше, чем он пробежит полдороги! Вот-вот он прыгнет — спасения нет!..

Позади льва, в двух шагах, росло терновое дерево. Это было бы самое близкое убежище, … но на пути к нему стоял лев… Копьё, крепко зажатое в руке, и дерево позади льва внушили Джеку дикую мысль, нелепую до смешного мысль, но у мальчика не было времени взвешивать свои мысли. Последняя надежда на спасение — терновое дерево! Когда лев прыгнет, будет поздно: Джек должен действовать немедленно!

И вот, к невыразимому ужасу Акута и к величайшему изумлению Нумы, мальчик бросился прямо на зверя. На одну секунду лев застыл от неожиданности, и в эту секунду Джек Клейтон проделал штуку, которую часто проделывал в школе.

Он бежал прямо на дикого зверя, целясь в него копьём. Лев, с широко раскрытыми круглыми глазами, ожидал нападения; его задние лапы были напряжены для прыжка; он готовился встретить дерзкое существо страшным ударом, которого не выдержал бы и череп буйвола.

Джек на полном бегу воткнул копьё в землю перед самой мордой зверя, и прежде чем поражённый лев мог что-либо сообразить, перелетел через его голову прямо в колючие объятия тернового дерева.

Он был спасён, но изодрал себе всю кожу.

Акут, незнакомый со спортом, никогда в жизни не видел подобного прыжка. Он был восхищён! Чувствуя себя в безопасности, он радостно прыгал по веткам и выкрикивал хвастливые насмешки посрамлённому Нуме; а тем временем мальчик, жестоко исцарапанный и окровавленный, старался найти в своём колючем убежище такое место, где его пытка была бы менее мучительна; он избежал смерти ценой адской боли: содранная кожа висела клочьями, и он весь истекал кровью. Ему казалось, что проклятый зверь никогда не уйдёт и будет стеречь его тысячу лет у тернового дерева…

Простояв добрый час под деревом, лев, наконец, покинул свой пост и величественной походкой стал удаляться прочь. Когда он отошёл на довольно большое расстояние, измученный мальчик стал слезать с колючего дерева, причиняя новую боль своему израненному телу.

Долго после этого не заживали кровавые раны Джека. Полученный же им урок не изгладился у него из памяти во всю жизнь. Никогда больше он не искушал судьбу понапрасну.

На несколько дней мальчик и обезьяна вынуждены были прекратить своё путешествие. Джек должен был оправиться от ран, причинённых острыми иглами тернового дерева. Обезьяна заботливо зализывала раны мальчика, — это было его единственным лекарством; и раны скоро начали заживать, потому что здоровый молодой организм быстро вырабатывал новые ткани.

Когда мальчик немного оправился, они отправились в путь, дальше по направлению к морю. Джек был окрылён сладкой надеждой, что скоро он достигнет заветной цели.

И вот наконец блаженная, долгожданная минута настала. Они пробирались через густые заросли тропического леса, и вдруг зоркие глаза мальчика разглядели на земле свежий след — след, который заставил затрепетать его сердце, след белого человека! Среди бесчисленных отпечатков босых ног ему сразу бросился в глаза хорошо знакомый отпечаток европейского башмака. Здесь прошло много людей, и шли они к северу: их путь под прямым углом пересекал то направление к морю, в котором шли Акут и мальчик.

Наверно, у этих белых людей можно будет расспросить о кратчайшей дороге к берегу! А может быть, они идут туда сами! Во всяком случае, их надо догнать во что бы то ни стало! Ну, хотя бы для того, чтобы на них взглянуть!

Мальчик был возбуждён; он страстно желал поскорее пуститься в погоню. Акут колебался. Что ему до людей? Для Акута Джек был не человеком, а такой же обезьяной, как и он сам; это был сын царя обезьян. Акут прилагал все усилия, чтобы отговорить мальчика; он твердил, что скоро они найдут родное обезьянье племя, что Джек вырастет и сделается царём обезьян, как был его отец. Но Джек не сдавался. Он желает непременно повидаться с белыми людьми; он попробует через них послать весточку родителям. Акут внимательно слушал то, что говорил ему Джек, но чутьё животного подсказало ему истину: мальчик замышляет вернуться на родину…

Это открытие очень огорчило старую обезьяну. Акут любил Джека и был предан ему, как верная собака хозяину. Его обезьянье сердце лелеяло надежду, что он никогда не расстанется с мальчиком. Теперь эта надежда угасала… Акут был в отчаянии, но он всё-таки остался верен своему юному спутнику и с тяжёлым сердцем согласился догонять караван белых людей: ему казалось, что это последнее путешествие, которое они совершают вместе.

Следы каравана были совсем недавние. Караван мог находиться от них всего в нескольких часах пути; они без труда догонят его, так как они могут передвигаться по верхушкам деревьев с большой быстротой там, где девственная чаща почти непроходима для белых людей.

Мальчик пробирался впереди. Радостный и возбуждённый, он не хотел показывать своего счастья товарищу; тому это счастье могло причинять только горе. И мальчик первый увидел белых людей, к которым он так стремился.

Далеко протянулась длинная цепь тяжело нагруженных чёрных рабов. Негры падали от усталости и болезней; но вооружённые чёрные солдаты побоями поднимали их и заставляли идти дальше. Два высоких белых человека шли по сторонам каравана; огромные русые бороды почти скрывали их черты. Мальчик собирался приветствовать белых людей громким, радостным криком, но этот крик замер у него на устах; мальчик увидел, как бородатые люди стегали длинными бичами своих чёрных носильщиков. Несчастные негры были навьючены кладью, во много раз превышавшей их силы.

Мальчик заметил, что солдаты и белые всё время оглядывались назад, словно боясь какой-то опасности. Он приостановился, а затем медленно пошёл за ними следом, и в груди его клокотало негодование при виде жестокого зрелища расправы с рабами. Акут шёл рядом с ним. Зверю это не казалось столь ужасным, как мальчику, но и ему внушало отвращение бесцельное избиение беззащитных рабов. Он взглянул на мальчика. Почему же его друг, встретив наконец зверей одной с ним породы, не побежит к ним навстречу?

— Они — враги, — пробормотал мальчик. — Я не могу идти с ними, я убил бы их за такое обращение с людьми; но, — продолжал он, подумав, — я могу спросить у них, как пройти в ближайший порт, и тогда, Акут, мы пойдём туда сами.

Обезьяна ничего не отвечала, и мальчик побежал к каравану. Он не успел пробежать и ста ярдов, когда один из белых его заметил. С тревожным криком он схватил карабин и выстрелил в мальчика. Пуля ударила в землю как раз перед Джеком и осыпала ему ноги сухими листьями. В ту же минуту и второй белый, и чёрные солдаты принялись лихорадочно обстреливать Джека.

Мальчик мгновенно укрылся за деревом. Очевидно, паническое бегство по джунглям расстроило нервы Карлу Иенсену и Свэну Мальбину: весь отряд был во власти непрерывных страхов. В каждом звуке им мерещилась погоня; им казалось, что вот-вот их настигнет свирепый шейх со своей кровожадной свитой. При таком нервном напряжении не мудрено, что Мальбин, увидев молчаливо бегущего за караваном белого воина, открыл по нему стрельбу. Остальные, не раздумывая, последовали его примеру.

Когда первое возбуждение улеглось, оказалось, что один только Мальбин давал себе ясный ответ в том, зачем он стрелял. Многие негры утверждали, что они тоже видели врага, но их показания были столь сбивчивы и разноречивы, что Иенсен, который попросту никого не видел, слушал их с недоверчивой улыбкой. Один солдат говорил, что он видел трёх странных арабов с длинными чёрными бородами. Другому воспалённое воображение рисовало чудовище одиннадцати футов в вышину, с человечьим телом и головой слона.

Разведчики, посланные немедленно на розыски, не нашли никого. Акут и мальчик после первых залпов поспешили бежать в глубь джунглей.

Мальчик был опечален. Он ещё не успел забыть огорчения, которое ему причинила жестокая встреча, оказанная чернокожими, а теперь белые люди встретили его ещё враждебнее.

— Звери, которые слабее меня, в ужасе бегут от меня, — бормотал он вполголоса, — а звери, которые сильнее меня, стремятся разорвать меня на части. Чёрные люди хотели убить меня копьями и стрелами. Белые люди, люди моей породы, прогнали меня ружейными выстрелами. Неужели все существа в мире — мои враги? Неужели Акут — единственный друг сына Тарзана?

Старая обезьяна подошла к мальчику.

— Есть племя больших обезьян, — сказала она, — только они будут друзьями другу Акута, только они ласково встретят сына Тарзана. Ты видел, что людям нет до тебя дела. Пойдём же искать родное племя больших обезьян!

Язык обезьян состоит из односложных гортанных слов, дополняемых жестами и знаками. Его почти невозможно дословно передать человеческой речью; но таков был смысл сказанного Акутом.

Некоторое время они шли молча. Мальчик был глубоко погружён в свои мысли, в которых преобладали ненависть и жажда мщения. Наконец он заговорил:

— Хорошо, Акут, — сказал он, — мы пойдём искать наших друзей, больших обезьян.

VIII. Отверженный

Год прошёл с тех пор, как два шведа в паническом ужасе бежали из страны коварного шейха. Маленькая Мериэм по-прежнему играла со своей Джикой. Джика истрепалась вконец, но для Мериэм она была прекрасна, как всегда. Девочка, склонясь над её костяной головой, шептала в неслышащие уши обо всех своих страданиях и надеждах, ибо перед лицом безнадёжности надежда не покидала её. Правда, её мечты были довольно неопределённы: она мечтала о том, как она вместе с Джикой убежит в какое-нибудь уединённое место, где нет ни шейхов, ни злых Мабуну, и станет играть одна среди цветов, среди ярких птиц и весёлых маленьких мартышек, резвящихся в чаще деревьев.

В этот день Мериэм сидела в траве на краю селения; она играла в тени развесистого дерева, которое росло за изгородью, окружавшей селение. Она строила для Джики шалаш из листьев. Перед шалашом был посажен лес из маленьких веточек. Камешки служили посудой. Джика готовила обед. Девочка непрерывно беседовала со своей маленькой подругой и была так погружена в домашние заботы Джики, что не заметила, как на дерево как раз над её головой неслышно вскочило какое-то странное существо.

Два внимательных глаза следили за нею сверху. В этой части деревни не было никого, кроме девочки; шейх несколько месяцев тому назад уехал на север. Маленькая Мериэм беззаботно играла, не подозревая, что в это самое время шейх возвращался домой во главе своего каравана и был в каком-нибудь часе пути от своей деревни…

Год прошёл с тех пор, как белые люди пулями прогнали мальчика обратно в джунгли. Он отправился после этого разыскивать племя человекообразных обезьян — это были единственные существа, на дружбу которых он мог рассчитывать. Несколько недель шёл он с Акутом на восток, всё углубляясь в джунгли. Год прошёл для Джека недаром: его мускулы приобрели крепость стали; он лазил и скакал по деревьям со сверхъестественной ловкостью; он научился великолепно владеть оружием.

За этот год Джек превратился в могучего силача с хитрым, сметливым умом. В сущности он был ещё мальчиком, но когда он принимался, играючи, бороться с огромным человекообразным, он всегда одерживал победу. Акут учил мальчика обезьяньей борьбе, и вряд ли можно было найти лучшего знатока военных приёмов первобытного человека, и вряд ли существовал ученик, способный быстрее усваивать уроки своего учителя.

Блуждая по лесу в поисках племени больших человекообразных обезьян, Джек и Акут питались разными произведениями флоры и фауны джунглей. Когда лесные звери беззаботно шли к водопою, два страшных хищника неожиданно падали на них сверху, с нависших ветвей и оглушали их могучими кулаками. Часто Джек пускал в ход своё копьё — антилопы и зебры падали, поражённые метким ударом.

Юноша прикрывал свою наготу леопардовой шкурой, но не стыдливость побуждала его к этому. Враждебная встреча, оказанная ему людьми его расы, разбудила в нём инстинкты дикого зверя. В каждом человеке скрывается зверь, но в крови у Джека звериные инстинкты кипели и бурлили, потому что он унаследовал их от отца, который был воспитан среди диких зверей. Джек носил шкуру леопарда прежде всего как военный трофей, как символ своей доблести: он заколол леопарда ножом в схватке один на один. У него были вкусы первобытного человека, он любил украшать своё тело, а шкура показалась ему очень красивой; это была вторая причина, почему он носил её. А когда шкура высохла, растрескалась и начала разлезаться, — он не знал искусства дубления и выделки шкур, — он был так опечален, что долго не решался выбросить свой трофей. Когда же, через несколько дней, он заметил на плечах у одного чернокожего такую же шкуру, прекрасную, пушистую, правильно выделанную, он, не раздумывая ни минуты, бросился с ветвей дерева на спину ничего не подозревавшего дикаря, вонзил ему в сердце острый клинок и завладел драгоценной добычей.

Совесть не упрекала его за этот вооружённый грабёж. В джунглях сила есть право, и достаточно одного дня, чтобы эта истина глубоко укоренилась в сознании каждого, кто попадёт в этот лес, — будь то человек или зверь. Джек не сомневался, что если бы такой же случай представился дикарю, дикарь поступил бы точно так же. Жизнь мальчика и жизнь чернокожего в джунглях имеют такую же малую цену, как жизнь льва или буйвола, как жизнь зебры или оленя, как жизнь любой из тех бесчисленных тварей, которые ползают, бегают, прыгают и летают в тенистом сумраке дремучих лесов. Жизнь дана каждому человеку только одна, а врагов, которые стремятся отнять эту жизнь, множество. Чем больше ты уничтожишь врагов, тем больше у тебя шансов сохранить собственную жизнь. Итак, мальчик, улыбаясь, снял с побеждённого пёструю красивую шкуру и продолжал с Акутом прерванный путь. Они разыскивали племя больших обезьян, которое, конечно, встретит их с распростёртыми объятиями.

И вот в один прекрасный день Акут и Джек нашли тех, кого искали. В самой глубине джунглей, далеко от человеческих взоров, на ровной вершине холма Джек удостоился увидеть дикий танец Дум-Дум, которого не случалось видеть ни одному человеку, тот самый Дум-Дум, который некогда так лихо отплясывал его отец.

Джек и Акут спали в густых ветвях высокого дерева, когда до их слуха донёсся далёкий гул барабанов. Оба мгновенно проснулись. Акут первый понял, в чём дело.

— Большие обезьяны! — вскричал он. — Они пляшут Дум-Дум! Вставай, Корак, сын Тарзана, идём скорее к нашему народу!

Акут называл мальчика Кораком, потому что не мог выговорить его имени Джек. На языке обезьян Корак значит убийца. Убийца приподнялся с развесистой ветки, на которой он спал, прислонившись к стволу, и, потягиваясь, стал расправлять своё сильное, молодое тело. Его гладкая коричневая кожа лоснилась, освещаемая бледным лунным сиянием, которое лилось сквозь густую листву.

Обезьяна, скорчившись, сидела на ветке. Она тихо и глухо рычала от волнения. Мальчик зарычал в ответ. Обезьяна беззвучно спустилась на землю. Лунный свет серебрил поляну и освещал неуклюжего Акута, со всклокоченной чёрной шерстью, и стоящего рядом с ним, оттеняя его неуклюжесть, грациозного мальчика, с гладкой, красивой кожей. Мальчик насвистывал весёлую песенку, которую распевали его далёкие школьные товарищи. Джек был счастлив. Минута, о которой он так долго мечтал, скоро настанет; он найдёт, наконец, друзей, он найдёт родную среду. Часто в первые месяцы его бродяжьей жизни, когда ему трудно было свыкнуться с постоянными опасностями и лишениями, мальчик вспоминал далёкую Англию, вспоминал с тоской родной дом, отца и мать. За последнее время воспоминания эти потускнели, поблекли, и он уже редко им предавался. Постепенно старая жизнь на родине стала казаться Джеку далёким, полузабытым сновидением, и он уже перестал мечтать о том, чтобы пробраться к какому-нибудь приморскому городу и оттуда в Лондон: прежнее решение превращалось в прекрасную, но несбыточную грёзу.

Мысли о Лондоне и о цивилизованном мире были погребены в глубине его сознания и почти никогда не выплывали на поверхность. Только формами тела и более развитым умом он отличался от огромного свирепого животного, которое стояло рядом с ним.

В избытке радостных чувств, Джек звонко шлёпнул Акута по затылку. Полусердясь, полушутя, обезьяна обернулась и оскалила пасть; длинные, волосатые руки обхватили мальчика, и оба повалились на землю; они катались по земле, рычали, смеялись, царапались, кусались. Это была их любимая игра, которая в то же время была для них полезной гимнастикой. Мальчик показал Акуту некоторые приёмы борьбы, которым научился в школе, и обезьяна быстро их воспринимала.

Но было одно искусство, которым никак не мог овладеть Акут — бокс. Обезьяну всегда поражало, как это мальчику удавалось одним метким ударом кулака лишать её способности защищаться; это злило её, и ей подчас приходилось сдерживать себя, чтобы не вонзить зубы в мягкое тело друга, — ибо всё же она была обезьяной, с обезьяньим нравом и обезьяньими свирепыми инстинктами; но, на счастье Джека, в такие минуты она совершенно теряла голову от гнева и забывала все правила наступления и защиты; тогда меткие удары начинали сыпаться на неё со всех сторон, и ей приходилось отступать, мрачно ворча, с оскаленными зубами. Всякий раз после такого урока бокса она дулась на мальчика часа два или три.

В эту ночь им не пришлось заняться боксом. Не успели они обменяться несколькими ударами, как запах Шиты, пантеры, заставил их насторожиться. Огромная кошка пробиралась сквозь заросли прямо перед ними. На минуту она остановилась, прислушалась. Мальчик и обезьяна угрожающе закричали, а хищная красавица поспешила скрыться.

Тогда они двинулись на звук Дум-Дума. Барабанный бой становился всё громче и громче. Теперь им было слышно рычание пляшущих обезьян, и в ноздри им ударил обезьяний запах. Шерсть на спине у Акута встала дыбом: проявления страха и радости часто бывают сходны.

Медленно пробирались путники по джунглям, всё приближаясь к месту сходбища больших обезьян. И вот внезапно необычайная сцена открылась глазам мальчика. Для Акута это зрелище было знакомо, но Корак никогда не видел ничего подобного: он почувствовал, как холодная дрожь пробежала по его телу. Огромные обезьяны плясали, образуя неправильные круги вокруг утоптанных глиняных барабанов, в которые три старых самца неутомимо колотили палками, почти размочаленными от долгого употребления.

Акут, знавший нравы и обычаи обезьяньей породы, решил не обнаруживать своего присутствия, пока у его сородичей не пройдёт дикое исступление пляски. Когда барабаны умолкнут и утробы насытятся, он покажется своему племени. Затем произойдёт совещание, после которого он и Корак будут приняты в члены общины. В течение нескольких недель, а, быть может, и месяцев, к ним будут относиться подозрительно и с пренебрежением, но со временем это пройдёт.

Акут надеялся, что среди этих обезьян найдутся такие, которые знали и помнят Тарзана; в таком случае ему будет легче представить им мальчика. Затаённой мечтою Акута было сделать Корака обезьяньим царём. Когда мальчик увидел необычайную пляску человекоподобных, он был готов броситься в самую гущу пляшущих; Акуту стоило больших усилий удержать его от этого безумного шага: он знал, что оба они были бы немедленно разорваны на клочки. Обезьяны доводят себя до такого бешенства, что в это время самые сильные и свирепые хищники боязливо обходят сторонкой место ужасного Дум-Дум.

Луна опустилась к самому горизонту; барабаны зазвучали тише, исступление танцующих начинало слабеть. Наконец, последний удар барабана, и звери принялись за истребление пищи, которую они наготовили для этой оргии.

Акут объявил Кораку, что это был обряд провозглашения нового царя, и указал ему большую фигуру косматого монарха, который овладел скипетром так же, как многие правители человечьей породы: убив своего предшественника.

Когда обезьяны наелись до отвала и многие уже собрались завалиться спать, Акут дёрнул Корака за руку.

— Идём, — шепнул он. — Следуй за мной! Делай всё, что будет делать Акут.

Он медленно стал пробираться через чащу деревьев и остановился на дереве. Здесь он постоял с минуту, а затем тихо завыл. Десятка два обезьян вскочили на ноги. Их маленькие глазки забегали по сторонам. Царь первый заметил две незнакомые фигуры. Он издал зловещее ворчание. Затем он сделал несколько шагов по направлению к пришельцам. Шерсть на нём ощетинилась. Его ноги одеревенели, и он шёл неуклюже, прихрамывая. За спиной у него толпилось несколько огромных самцов.

Он остановился, не доходя до пришельцев, как раз на таком расстоянии, чтобы его нельзя было ни схватить, ни ударить. Здесь он остановился и принялся раскачиваться взад и вперёд на своих коротких ногах, оскаливая могучие клыки с устрашающими гримасами и издавая по временам грозное ворчанье — в один темп с телодвижениями. Постепенно раскачивания становились всё быстрее, и рычание превращалось в один сплошной громовой рёв. Акут знал, что он старается привести себя в ярость, чтобы броситься на них. Но старая обезьяна не собиралась сражаться: она пришла с мальчиком к этому племени, чтобы навсегда связать с ним свою судьбу.

— Я — Акут, — сказала она, — он — Корак. Он — сын Тарзана, который был царём обезьян. Я тоже был царём обезьян, которые жили в стране великих вод. Мы пришли, чтобы охотиться вместе с вами, чтобы сражаться бок о бок с вашим племенем. Мы — великие охотники. Мы могучие бойцы. Примите нас с миром!

Царь перестал раскачиваться. Он смотрел на них из-под нависших бровей. Его налитые кровью глаза сверкали жестокой злобой. Он слишком недавно стал царём и ревниво относился к своему званию. Он боялся, что эти две странные обезьяны вздумают оспаривать его права. Гладкое, безволосое существо называлось человек, а человека он боялся и ненавидел.

— Убирайтесь вон! — взревел он. — Убирайтесь, или я убью вас!

Пока обезьяны кончали свою пляску, мальчик, стоя за спиной Акута, дрожал от радостного нетерпения: ему хотелось поскорее спрыгнуть вниз, к косматым чудовищам, и показать им, что он их друг, что он им родной. Он ждал, что они встретят его с распростёртыми объятиями, и теперь слова царя наполнили его сердце скорбью и негодованием. Чернокожие прогнали его. Он пошёл к белым, к родным, белым людям, но, вместо привета и участия, ему ответили градом пуль. Большие обезьяны оставались его последней надеждой. Он пришёл искать общества, в котором ему отказали люди. Но и обезьяны отвергли его. Гнев охватил мальчика.

Царь обезьян стоял как раз под веткой, на которой они сидели. Прочие обезьяны полукругом теснились за спиной царя и с любопытством наблюдали за тем, что происходит. Прежде, чем Акут мог понять намерения мальчика и удержать его, мальчик прыгнул на землю прямо перед царём, который теперь принялся вновь раскачиваться, чтобы привести себя в ярость.

— Я — Корак! — закричал мальчик. — Я — Убийца. Я пришёл к вам как друг. Вы хотите прогнать меня. Что ж, я уйду. Но раньше я докажу вам, что сын Тарзана — ваш повелитель, такой же повелитель, каким был его отец, и что он не испугался ни вашего царя, ни всех вас!

Царь обезьян на минуту застыл от удивления: он не ожидал от пришельца такой дерзости. Акут был поражён не менее царя: он был в отчаянии, он умолял Корака опомниться, не рисковать своей жизнью, потому что он знал, что сейчас к священной площадке сбегутся все бойцы на помощь царю и беспощадно расправятся с самозванцем. Но вряд ли царю и понадобится помощь! Одно усилие мощных челюстей, и нежная шея мальчика обагрится кровью… Броситься на защиту Корака — значило идти на верную смерть, но преданный Акут не задумался ни на минуту. С глухим рычанием он спрыгнул на землю и встал рядом со своим другом.

Царь сделал шаг по направлению к мальчику и протянул длинные руки, чтобы обхватить его шею. Он широко раскрыл пасть, собираясь вонзить поглубже жёлтые клыки в гладкое смуглое тело. Корак пригнулся к земле и готовился принять нападение. Он сжался как пружина, стараясь избегнуть мощных объятий врага, а затем, в одно мгновение выпрямившись, нанёс царю бешеный удар кулаком в живот: всю тяжесть своего тела, всю силу своих стальных мышц он вложил в этот удар. С ужасным воем царь обезьян опрокинулся на спину, судорожно цепляясь за своего противника.

Яростное рычание вырвалось из груди у обезьян, когда они увидели, что их царь побеждён; они бросились на Корака и Акута, чтобы стереть их с лица земли. Но старая обезьяна была слишком умна и не желала принять такой неравный бой. Уговаривать мальчика бежать было бесполезно, Акут знал это: была только одна надежда на спасение, и он ухватился за неё. Обхватив мальчика вокруг пояса, Акут поднял его с земли и бросился бегом к другому дереву, которое низко опускало над землёй свои ветви. Вся свора обезьян с рёвом кинулась за беглецами. Но Акут, старый Акут с барахтающимся мальчиком на плече, оказался проворнее своих преследователей.

Одним прыжком вскочил он на дерево и с ловкостью мартышки втащил мальчика на самую вершину. Но и здесь он не остановился. Он бросился дальше по верхушкам деревьев, не выпуская из рук свою драгоценную ношу, и скоро скрылся в ночном сумраке джунглей. Некоторое время обезьяны гнались за ним, но расстояние между ними всё увеличивалось; наконец, потеряв его из виду, они остановились, а затем повернули обратно, оглашая ночную тишину рёвом неудовлетворённой злобы.

IX. Новый друг

Тяжело было на душе у Корака. Бесцельно бродил он с Акутом по джунглям на другой день после неласкового приёма, оказанного ему обезьянами. Разочарование давило его сердце. Жажда мести кипела у него в груди. Он с ненавистью смотрел на всех обитателей джунглей, оскаливая зубы и грозно рыча, когда кто-нибудь попадался ему на глаза. Он выражал своё дурное расположение духа так же, как его выражали дикие звери джунглей, от которых он невольно перенимал их повадки.

Они шли по ветру медленно и осторожно, вглядываясь в заросли перед собой; внезапная опасность могла угрожать им только впереди, так как запах врага был бы унесён от них ветром. Вдруг оба остановились и склонили головы набок. Неподвижно, как каменные изваяния, стояли они и прислушивались. Ни один мускул у них на лице не дрогнул. Вдруг Корак рванулся вперёд и вскочил на ближайшее дерево. Акут последовал за ним. Они вспрыгнули так бесшумно, что и в десяти шагах человеческое ухо не могло бы уловить ни малейшего шороха. Они пробирались по деревьям, часто останавливаясь и прислушиваясь. По их смущённым, недоумевающим взглядам было видно, что оба они очень озадачены. Наконец, в ста ярдах от себя мальчик заметил деревянную изгородь, а за нею палатки из козьей кожи и хижины, крытые соломой. Свирепое рычание вырвалось у него из груди. Негры! Он ненавидел их. Он тотчас же кинулся на разведку, крикнув Акуту, чтобы тот подождал его.

Горе обитателю деревни, который попадётся на глаза Убийце!

Пробираясь по нижним ветвям, перепрыгивая с одного гигантского дерева на другое, Корак бесшумно подвигался к селению. За изгородью слышался чей-то голос. Корак направил свой путь туда. Большое дерево свешивалось над тем местом, откуда доносился голос. Корак вскочил на это дерево; он держал копьё наготове; он слышал, что человек совсем близко. Наконец, он заметил сквозь листву очертания своей жертвы. С поднятым копьём в руке опускался он ниже и ниже, чтобы лучше разглядеть свою жертву. Сейчас копьё прожужжит и пронзит её!

Наконец, он увидел спину человека. Он замахнулся копьём, чтобы мощно метнуть его. И вдруг убийца остановился. Он немного подвинулся вперёд и стал всматриваться. Хотел ли он лучше прицелиться или, может быть, грациозные линии маленького детского тельца внезапно охладили жажду убийства, клокотавшую у него в крови?

Он тихо опустил копьё, улёгся спокойно на длинном суку, глядя широко раскрытыми удивлёнными глазами вниз на существо, которое он собирался убить, на маленькую девочку со смуглой кожей орехового цвета. Он больше не рычал. Только одно выражение было написано у него на лице — выражение напряжённого внимания: он старался понять, что делает девочка? Вдруг лицо его осветилось улыбкой: девочка повернулась, и он увидел Джику, безобразную куклу, с головой из слоновой кости и с телом из крысиной шкурки. Девочка нежно смотрела на куклу; прижимала её к груди и, качая, пела грустную арабскую колыбельную песенку. Взгляд Убийцы сделался задумчив и нежен…

Быстро летели часы за часами. Корак лежал на своей ветке и наблюдал за играющей девочкой. Он ни разу не видел её лица: только чёрные волосы да маленькое загорелое плечико, да красивые круглые колени, выглядывавшие из-под коротенькой юбочки, — вот и всё, что он мог рассмотреть. Изредка он мог заметить круглую щёчку и нежно очерченный маленький подбородок. Девочка поверяла своё горе Джике.

Корак, забыв о своих кровавых замыслах, слишком слабо сжимал копьё; оно выскользнуло у него из руки и ударилось о нижнюю ветку. Этот звук привёл Убийцу в себя: он вспомнил, что пришёл убить человека, голос которого ему послышался в джунглях; он поймал копьё налёту, и ненависть вернулась к нему. Корак взглянул на девочку: он представил себе, как копьё полетит вниз, как железный наконечник вонзится ей в тельце, как горячая кровь обагрит нежную кожу; эта смешная кукла выпадет из рук девочки, когда она забьётся в предсмертных мучениях… Убийца содрогнулся… Затем он гневно взглянул на своё копьё, будто оно было живым существом, способным понимать и чувствовать.

Что сделает девочка, если он спустится к ней? Скорее всего заплачет и убежит. Тогда прибегут люди с копьями и ружьями; они либо убьют его, либо выгонят вон. Какой-то комок подкатился к его горлу; мальчик и сам не подозревал, как ему нужен был товарищ, родной ему по крови. Ему захотелось спуститься вниз и поговорить с девочкой, хотя он знал, что она говорит на каком-то чужом, незнакомом ему языке. Ничего! Можно объясниться с нею жестами! Это не так уж невозможно! Кроме того, ему очень хотелось увидеть её лицо. Всё, что он видел, говорило ему, что она прехорошенькая. Но больше всего его привлекало её нежное материнское отношение к этой причудливой кукле.

Наконец он решился. Он привлечёт к себе её внимание и издали ободрит её улыбкой. Медленно стал он спускаться вниз. Корак уже почти слез с дерева, когда он услышал сильный шум, донёсшийся с другой стороны селения. Он выглянул из-за ветвей и увидел большие ворота в конце главной улицы; к этим воротам шумной толпой сбегались отовсюду мужчины, женщины и дети. Вот ворота распахнулись, и в деревню вошёл караван. Тут были и чернокожие рабы и загорелые арабы северных пустынь; проводники, с проклятиями понукающие верблюдов; перегруженные тяжёлой кладью ослы, которые с трогательным терпением переносят жестокие побои погонщиков и только печально шевелят ушами; козы, овцы и лошади. Впереди всех ехал высокий суровый старик. Не отвечая на приветствия толпы поселян, он направился прямо в середину деревни, к большой палатке из козлиных шкур. На пороге стояла старая морщинистая ведьма; высокий старик заговорил с ней.

Из своего скрытого убежища Корак видел всё: он видел, что старик расспрашивал о чём-то чёрную женщину, потом чёрная женщина ткнула пальцем в направлении дерева, под которым играла девочка. — Наверно, это её отец! -думал Корак. — Отец надолго уезжал из дому и теперь, вернувшись домой, прежде всего спрашивает о своей маленькой дочке. Как она обрадуется ему! Как весело побежит к нему навстречу, как бросится к нему объятия! С какой любовью прижмёт её отец к груди и будет осыпать поцелуями! — Корак глубоко вздохнул. Он вспомнил о своём отце в далёком Лондоне.

Он взобрался повыше на дерево. Сам он был несчастлив, и ему хотелось насладиться зрелищем счастья других. Что если заговорить со стариком? Может быть, тот поверит добрым намерениям Джека и разрешит ему посещать деревню? Надо попробовать! Мальчик решил, что он будет смирно сидеть, пока араб поздоровается с дочерью, а потом слезет с дерева и дружески заговорит с ними.

Араб медленно подкрадывался к девочке. Ага, отец хочет доставить сюрприз своей дочке! Корак представил себе её радостный испуг, когда она неожиданно увидит отца! Глаза у мальчика заблестели от нетерпения…

Старик уже стоял позади девочки; суровое лицо его не улыбалось. Девочка всё ещё не замечала его. Она непринуждённо болтала со своей бессловесной Джикой. Старик кашлянул. Девочка вздрогнула и быстро обернулась. Корак увидел её лицо, прелестное, невинное детское личико с большими, тёмными глазами. Мальчик был уверен, что это личико осветится счастьем, чуть только девочка узнает отца, но не счастье, а ужас прочёл он у неё на лице, ужас засветился в её глазах, ужас искривил её рот, ужас сковал все её члены. Злобная улыбка змеилась на тонких губах араба. Девочка пробовала отползти в сторону, но старик грубо ударил её ногой в бок, и она упала ничком на траву; тогда он впился в её тельце своими костлявыми пальцами и принялся наносить ей жестокие удары куда попало.

А над ним, в ветвях дерева, притаился зверь, там, где минуту назад лежал улыбающийся мальчик, зверь с раздувающимися ноздрями и оскаленными зубами, зверь, дрожащий от бешенства.

Шейх стоял, наклонившись над девочкой, когда Убийца спрыгнул перед ним на землю. В левой руке у мальчика было зажато копьё, но он позабыл о копье: его правая рука была сжата в кулак, и в тот момент, когда шейх выпрямился, поражённый неожиданным появлением упавшего с неба голого человека, тяжёлый, сокрушающий удар в нижнюю челюсть, удар молодого гиганта, обладавшего почти сверхъестественной силой, свалил его на землю.

Истекая кровью, шейх потерял сознание. Корак подошёл к девочке. Она поднялась на ноги и широко раскрытыми, испуганными глазами взглянула сначала на мальчика, а потом на распростёртое тело шейха. Невольным движением покровителя Убийца обнял девочку и встал рядом с ней, ожидая, когда шейх очнётся. Они стояли минуту молча, потом девочка заговорила.

— Когда он встанет, он убьёт меня! — сказала она по-арабски.

Корак не понял её. Он покачал головой и заговорил с ней сначала по-английски, а потом по-обезьяньи. Но она не поняла ни слова. Она наклонилась и коснулась рукоятки кинжала, который торчал у араба из-за пояса. Затем она подняла над головой ручку, сжатую в кулак, и погрузила воображаемое лезвие себе в сердце. Корак понял: старик очнётся и убьёт её. Девочка, дрожа, стояла около него. Она не боялась его. Зачем ей бояться того, кто спас её от жестоких побоев шейха? Никто никогда не делал для неё ничего хорошего. Она посмотрела ему в лицо: это было юное, красивое лицо, такое же смуглое, как и её лицо; ей понравилась пятнистая шкура леопарда, которая покрывала его гибкое тело от плеч до колен; его металлические браслеты и запястья возбудили её зависть. Она очень любила браслеты, но шейх никогда не позволил ей носить ничего, кроме этого единственного бумажного платья, убого прикрывавшего её наготу; никогда у маленькой Мериэм не было ни красивых мехов, ни шёлковых тканей, ни драгоценных камней; а всё это ей так нравилось…

Корак смотрел на девочку. Он с детства относился к девчонкам с презрением; даже мальчики, которые играли с ним, были, по его мнению, маменькими сынками. Он не знал, что ему делать. Не оставить же её здесь, у старого араба, который зверски изобьёт её или, быть может, убьёт! Нет! Но, с другой стороны, может ли он взять её с собой в джунгли? Легко ли ему будет таскать за собой по джунглям слабую, боязливую девочку? Она будет пугаться своей собственной тени, когда взойдёт луна и выползут хищные звери, наполняя рычаньем и воем ночную темноту.

Несколько минут он стоял, погружённый в раздумье. Девочка следила за выражением его лица, стараясь догадаться, о чём он думает. Она тоже думала о будущем: она так боялась остаться здесь, где её ожидает ужасная месть злобного шейха. Во всём мире она может ждать помощи только от этого полунагого, незнакомого юноши, который так чудесно спустился из облаков, чтобы спасти её от обычных побоев. А вдруг её новый друг уйдёт? Она внимательно взглянула в его напряжённое лицо и затем подошла к нему близко-близко и положила свою смуглую мягкую руку ему на руку. Нежное прикосновение вывело его из задумчивости; он взглянул ей в глаза и обнял её снова, так как увидел слёзы у неё на ресницах.

— Идём! — сказал он. — Джунгли добрее людей. Ты будешь жить в джунглях под защитой Корака и Акута.

Слова его ничего ей не сказали, но она поняла движение его руки. Маленькая ручка обвилась вокруг его талии, и они направились вместе к изгороди.

У дерева, с которого он впервые увидел её, он взял её на руки и прыгнул с нею на нижние ветки; девочка доверчиво прижалась к его могучей груди, и рука её, сжимавшая Джику, свисала за его спиной.

Они прошли небольшое расстояние от деревни, когда Мериэм заметила впереди страшную фигуру Акута. Вскрикнув, девочка ещё теснее прижалась к Кораку и со страхом указала пальчиком на обезьяну.

Увидев Корака, возвращающегося с живой ношей, Акут решил, что Убийца принёс пленника, и с рычанием кинулся к ним; хрупкая девочка способна была вызвать в сердце зверя не больше жалости, чем побеждённый в бою обезьяний самец. Она была чужая и должна быть убита. Он обнажил свои жёлтые клыки при их приближении, но, к его удивлению, Убийца тоже оскалил зубы, но не на неё, а на Акута, и свирепо при этом зарычал.

— Ага! — подумал Акут. — Убийца достал себе жену! — и, подчиняясь обычаям своего племени, он оставил их наедине, а сам, отвернувшись, занялся вдруг каким-то дождевым червяком, весьма аппетитным на вид. Но уголком глаза он украдкой наблюдал за Кораком. Юноша посадил свою пленницу на большой сук, за который она крепко уцепилась, чтобы не упасть.

— Она пойдёт с нами! — сказал Корак Акуту, указывая на девочку пальцем. — Ты её не трогай! Мы будем оберегать её,

Акут пожал плечами. Ему вовсе не хотелось обременять себя заботами об этом человечьем детёныше. Она безнадёжно беспомощна — он видел это ясно: она боится его, боится сидеть на ветке. Акут держался того мнения, что беспомощных надо истреблять. Но приходилось мириться с ней, раз этого хочет Убийца.

Акуту новое существо совсем не нравилось, это он мог положительно утверждать. Её кожа была лысая и гладкая, точь-в-точь как у червяка; её лицо нельзя было назвать привлекательным. Она была далеко не так хороша, как некоторые из обезьяньих самок, которых он приметил прошлой ночью; вот где настоящая красота, вот где грация и женственность! Огромный благородный рот, милые жёлтые клыки и мягчайшие усы! Акут вздохнул. Затем он выпрямился во весь рост и принялся прыгать взад и вперёд по своей ветке, ибо даже такое никудышное существо, как эта самка Корака, должно было оценить по достоинству его прекрасное сложение и грациозную осанку.

Но бедная маленькая Мериэм только крепче прижималась к Кораку; одну минуту ей даже захотелось обратно в деревню, где условия существования были так знакомы и привычны. Обезьяна пугала её; обезьяна была слишком велика и имела очень свирепый вид. В движениях Акута ей чудилась угроза: она не понимала, что он хотел понравиться ей; она не могла знать, что узы дружбы связывают это чудовище с богоподобным юношей, спасшим её от шейха.

Вечер и ночь Мериэм была во власти нескончаемых страхов; Корак и Акут носились по деревьям в поисках добычи и вели девочку головокружительными путями. Один раз они спрятали её в ветвях дерева, а сами начали подкрадываться к оленю; ей было очень страшно оставаться одной в населённых чудовищами джунглях, но её страх обратился в ужас, когда она заметила, как мальчик и обезьяна прыгнули с ветвей на спину оленя и свалили его на землю; когда она услышала, как её прекраснолицый спаситель издал дикое звериное ворчанье; когда она увидела, как его белые, крепкие зубы вонзились в трепещущее тело оленя.

Когда Корак вернулся обратно к Мериэм, его лицо, грудь и руки были запачканы кровью; он предложил ей огромный кусок тёплого сырого мяса. Девочка в ужасе отшатнулась от него. По-видимому, Корака очень огорчило её нежелание отведать мяса; он побежал в лес и принёс ей сочных плодов. Девочка снова почувствовала благодарность и уважение к своему спасителю. Она наградила его нежной улыбкой. О, если бы она знала, что значила эта улыбка для одинокого мальчика, жаждавшего любви!

Когда пришло время устраиваться на ночь, Корак был очень озабочен: он боялся, что девочка во сне упадёт с дерева; положить её спать на землю нельзя, её растерзают дикие звери. И мальчик уложил девочку на широкой ветке между собой и Акутом так, чтобы она не могла упасть и чтобы ей было тепло от их тел.

Мериэм долго не могла уснуть: её страшила чёрная бездна, разверзавшаяся под нею, и косматое чудовище, лежавшее рядом; но в конце концов природа взяла верх над этими страхами, и она забылась в глубоком сне.

Когда она проснулась, солнце было уже высоко на небе. Сначала она не могла решить, проснулась ли она или всё ещё грезит во сне. Её голова сползла с плеча Корака, и взор её упал на волосатую спину обезьяны. Она съёжилась от страха. Затем она почувствовала, что кто-то держит её, и, повернув голову, встретила улыбающийся взор юноши. Когда он улыбался ей, все её страхи рассеивались. Она крепче прижалась к нему, чтобы быть подальше от ужасной обезьяны.

Корак заговорил с нею на языке обезьян. Но она покачала головой и отвечала ему по-арабски. Арабский язык был также незнаком ему, как ей обезьяний. Акут сел на суку и смотрел на них. Он понимал, что говорил Корак, а девочка издавала какие-то глупые звуки, непонятные и смешные. Акут не понимал, чем она так понравилась Кораку. Он долго и пристально смотрел на неё, внимательно следил за каждым её движением, затем почесал голову, встал и отряхнулся.

Девочка опять испугалась его. Зверь видел, что она боится его и решил её немножко попугать: пригнувшись к ветке, он протянул свою длинную косматую лапу, как бы собираясь схватить её. Глаза у Акута были весёлые: он забавлялся. Увлечённый своей шуткой, он не заметил, как у мальчика сузились зрачки, как тот втянул голову в широкие плечи, приготовляясь к нападению. Едва лапа обезьяны коснулась девочкиной руки, как юноша внезапно вскочил на ноги и испустил короткое ворчание. Перед глазами Мериэм мелькнул кулак и сильно ударил по физиономии удивлённого Акута. Акут перевернулся и полетел с дерева вниз.

Корак следил за его падением. Вдруг он услышал странный шорох в ближайших кустах. Девочка тоже посмотрела вниз. Но она не видела ничего, кроме рассерженной обезьяны, с ворчанием встававшей на задние лапы. Внезапно, как стрела из лука, куча пятнистого меха метнулась на спину Акута. То была Шита-пантера.

X. Жизнь втроём. — «Мангани идут!»

Когда пантера прыгнула на Акута, Мериэм вскрикнула от неожиданности и ужаса, но не потому, что она испугалась за судьбу обезьяны, а потому, что юноша, только что побивший это чудовище, собирался совершить безумный поступок.

Едва только появился хищник, Корак выхватил свой нож и, прыгнув вниз, повис на ветвях. В то мгновение, когда Шита готовилась вонзить свои острые клыки в тело обречённого Акута, Убийца вскочил ей прямо на спину.

Огромная кошка была поймана в момент прыжка, когда она ещё не успела выдрать и клока шерсти из обезьяньей шкуры; с диким воем стала она кружиться, бросаться на спину, стараясь когтями и клыками поймать врага, впившегося зубами ей в затылок и не перестававшего колоть ей бок ударами ножа.

Акут, услышав внезапный шум у себя за спиной, с необычайной ловкостью для такого грузного зверя вскочил на дерево рядом с девочкой; но когда он увидел, что случилось, он мгновенно спрыгнул обратно на землю. Перед лицом опасности, угрожавшей его товарищу, он сразу позабыл недавнюю обиду и так же был готов без раздумья жертвовать собой ради друга, как Корак ради него.

В результате Шита, неожиданно для себя, оказалась между двух взбешённых зверей, которые с остервенением рвали её на части. Крича, ворча и воя, кружились они втроём в кустах, заставляя дрожать на дереве единственного зрителя этой дикой сцены, маленькую Мериэм, испуганно прижимавшую Джику к своей детской груди.

Нож мальчика решил исход сражения: пантера конвульсивно вздрогнула в последний раз и безжизненно растянулась в траве. Юноша и обезьяна встали на ноги, и их взоры скрестились над простёртым трупом врага. Корак кивнул головой в сторону девочки.

— Не трогай её больше, — сказал он, — она моя!

Акут молчал, глядя налитыми кровью глазами на труп Шиты. Затем он выпрямился, поднял взор к небесам и издал такой ужасный вой, что девочка снова вздрогнула и съёжилась. Это был крик победы. Мальчик одну минуту безмолвно глядел на Акута. Затем он вскочил на дерево и поспешил к девочке. Акут присоединился к ним. Несколько минут он зализывал свои раны. Затем он отправился искать себе завтрак.

В течение нескольких месяцев странная жизнь втроём протекала без особых происшествий. Вернее, не случалось ничего необыкновенного для юноши и обезьяны: для девочки это был непрерывный кошмар, длившийся много дней и недель, пока она не привыкла спокойно смотреть в безглавый лик смерти и перестала содрогаться при прикосновении её холодной мантии. Постепенно она выучивалась единственному способу обмена мыслями со своими друзьями — языку обезьян. Гораздо быстрее постигла она искусство джунглей и, в конце концов, часто была им полезной — стояла на страже, пока они спали, помогала им находить след зверей и т. п. Акут разговаривал с ней только в случаях крайней необходимости, но по большей части старался её избегать. Юноша был всегда добр к ней и готов был переносить ради неё какие угодно неудобства и лишения. Заметив, что она страдает от ночного холода и сырости и что ей очень неудобно спать, он построил для неё маленький шалаш в ветвях испанского дерева. Там маленькая Мериэм спала в тепле, уюте и безопасности. Убийца и обезьяна спали поблизости на голых ветвях. Корак часто устраивался у самого входа в шалаш, чтобы охранять свою подругу от хищных зверей. Шалаш был очень высоко над землёй, и им не приходилось бояться Шиты. Но им могла угрожать опасность от Хисты-змеи и от павиана, жившего неподалёку и всегда скалившего зубы при встрече с ними.

С постройкой шалаша их бродяжья жизнь окончилась. К ночи они должны были возвращаться к своему дереву. Река протекала рядом; дичи, плодов и рыбы было кругом в изобилии. Их жизнь протекала в той повседневной суете, которой живут все дикие: они либо искали чего бы поесть, либо спали. Они никогда не думали о завтрашнем дне.

Когда юноше приходила на память его прежняя жизнь в далёкой культурной столице, ему казалось, что там жил не он, а какое-то другое существо; он совершенно не надеялся вернуться когда-нибудь в культурные страны. Ибо, стараясь избегать тех, с кем он когда-то хотел подружиться, он зашёл так далеко в глубь дикого материка, что чувствовал себя теперь навсегда похороненным в джунглях.

Кроме того, с появлением Мериэм, он обрёл то, чего ему больше всего недоставало в джунглях — товарища-человека. В его дружбе с девочкой не было никакого оттенка чувственности: они были друзьями, товарищами — не больше. Они относились друг к другу как два мальчика, если не считать немного внимания и покровительства, которое инстинктивно оказывал ей Корак.

Девочка боготворила его, как боготворила бы преданного брата. Любви они оба не знали; но, по мере того, как юноша становился старше, было ясно, что и его посетит любовь, как всякого другого самца в диких джунглях.

В джунглях у них было много знакомых. Маленькие мартышки часто собирались вокруг них поболтать и попрыгать. Акута они очень боялись и держались от него в стороне. Корака они боялись меньше, но, когда мужчины уходили, мартышки подходили к Мериэм близко-близко, рассматривали её украшения и играли с Джикой, которая очень забавляла их. Девочка веселилась с мартышками и кормила их. Они развлекали её в долгие часы, когда Корака не было дома.

Кукла Джика совершенно изменилась с тех пор, как её маленькая мама покинула деревню шейха. Теперь она была одета так же, как и Мериэм: платье её составлял лоскуток леопардовой шкуры, прикрывавший её с плеч до колен. Несколько травинок, вставленных в сбившийся ком волос, заменяли ей перья. Такие же травинки на руках и ногах служили ей браслетами. Джика стала настоящей дикаркой. Но сердце у неё не изменилось: она осталась такой же внимательной слушательницей, как и раньше. Её драгоценным качеством было то, что она никогда не перебивала и ничего не рассказывала о себе.

Сегодня было всё так же, как всегда. В течение часа Джика внимательно слушала Мериэм. Кукла сидела, прислонившись к стволу дерева, а её хозяйка с кошачьей грацией лежала перед ней на толстой ветке.

— Маленькая Джика, — говорила Мериэм, — наш Корак ушёл надолго. Скучно и тоскливо в джунглях, когда с нами нет Корака. Что он принесёт нам сегодня? Ещё один блестящий браслет для моей ноги? Или мягкий замшевый пояс, который он отнимет у чернокожей женщины? Он говорит, что ему гораздо труднее отнять украшения у женщины, чем у мужчины, потому что женщин он не убивает. Женщины борются с ним и кричат; на их крики прибегают мужчины с копьями и стрелами; Кораку приходится взбираться на дерево. Иногда он тащит за собой на дерево и женщину и там отнимает у неё украшения для Мериэм. Он говорит, что негры стали бояться его и когда он появляется, все — и мужчины, и женщины — прячутся в своих хижинах. Но он и туда бежит за ними и редко возвращается, не достав стрел для себя и подарков для Мериэм. Корак в джунглях — могучий владыка, это — наш Корак, нет, мой Корак, мой, мой, мой!

Маленькая испуганная мартышка вскочила ей на плечо и оборвала её излияния:

— Спасайся скорее! — кричала она. — Мангани, Мангани идут!

Мериэм лениво взглянула через плечо на суетливую нарушительницу её покоя.

— Спасайся сама, маленькая Ману, — сказала она. — Корак и Акут — единственные Мангани в наших джунглях; это они возвращаются с охоты. Ты когда-нибудь увидишь свою тень, маленькая Ману, и перепугаешься до смерти.

Но мартышка закричала ещё громче и проворно полезла вверх, к тонким веткам, куда не может добраться Мангани, большая обезьяна.

Мериэм слышала, что кто-то приближался, карабкаясь по ветвям. Она внимательно прислушалась: приближались двое — две больших обезьяны, конечно, Корак и Акут. Для неё Корак был тоже большой обезьяной, Мангани — так они трое всегда называли себя. Человек был их врагом, и они не считали себя больше принадлежащими к человеческому племени. Тармангани, или большую белую обезьяну, как назывался белый человек на их языке, км вообще не приходилось встречать. К Гомангани, большим чёрным обезьянам, или неграм, никто из них не принадлежал, — так что они звали себя просто Мангани.

Мериэм решила притвориться спящей и подшутить над Кораком. Она легла на спину и крепок закрыла глаза. Она слышала, как они подходят ближе и ближе. Они подошли к самому дереву и вдруг остановились, должно быть, заметили её; но почему они стоят так тихо? Почему Корак не здоровался с ней, как всегда? Молчание начинало ей казаться подозрительным. Быть может, Корак тихо хочет подшутить над ней? Что же, она перехитрит его! Она чуть-чуть приоткрыла глаза, — и сердце у неё замерло. Огромная обезьяна, чужая обезьяна, какой она никогда не видела, бесшумно подкрадывалась к ней. За её спиной виднелась вторая…

С ловкостью белки вскочила Мериэм на ноги. Обезьяна кинулась за ней. Прыгая с ветки на ветку, девочка полетела по джунглям. За ней неслись две огромный обезьяны. Над ними, по верхушкам деревьев, с визгом и писком мчались мартышки, швыряя ветками в Мангани и подбодряя девочку.

С дерева на дерево прыгала Мериэм, стараясь держаться на тоненьких ветках, где не могли пройти её преследователи. Обезьяны гнались за ней всё быстрее и быстрее. Пальцы их уже не раз касались её, но она ускользала от них, делая самые рискованные прыжки.

Она постепенно пробиралась к верхушкам деревьев. Только бы ей добраться до верхних веток, — и она спасена! Но вдруг, после одного из самых безумных прыжков, ветка под ней подломилась, и она полетела вниз. Ей не раз приходилось падать, и она не боялась падения. Её огорчало другое: теперь ей не удастся так скоро добраться до верхушки дерева. Её падение остановил толстый сук, и она за него зацепилась; не медля ни секунды, она вскарабкалась на ветвь и хотела броситься дальше, но в этот момент грузная фигура обезьяны спрыгнула сверху и очутилась рядом с ней. Длинная, волосатая рука обхватила её талию.

Почти одновременно подбежала вторая обезьяна. Она протянула лапу к Мериэм, но её похититель, крепко сжимая свою добычу, оскалил зубы и угрожающе зарычал. Мериэм старалась вырваться из цепких объятий: она била кулаками по лохматой груди, по заросшей шерстью щеке. Она вонзила свои крепкие зубы в руку чудовища. Обезьяна ударила её злобно по лицу, не отворачивая оскаленной морды от своего товарища, который, по-видимому, оспаривал у неё добычу.

Обезьяне, поймавшей Мериэм, было неудобно сражаться на шатком суку. Не выпуская своей жертвы, она спрыгнула на землю. Вторая обезьяна последовала за ней, и они сцепились в яростной схватке. Девочка, пользуясь их ссорой, несколько раз пыталась ускользнуть, но всякий раз, оставив на время свою дуэль, они бросались за ней и ловили её.

Она не раз получала удары, которые они предназначали друг для друга. Наконец, она упала на траву без чувств. А рядом две обезьяны дико бились с бешеным рёвом.

Над ними благим матом кричали мартышки, шмыгая вверх и вниз по деревьям. Птицы с причудливым оперением слетелись смотреть на сражение. Где-то вдали завыл лев.

Обезьяны катались по земле и рвали друг друга на части. Их лапы сплетались, как руки борющихся людей. Клыки разрывали мясо. Кровь стекала по косматым телам, и земля кругом стала красной.

Мериэм без сознания лежала на земле. Наконец, одна обезьяна стала одолевать, и бойцы упали на землю в последний раз. Несколько минут обезьяны лежали неподвижно. Только одна из них встала после этих объятий; глубокая, кровавая рана зияла у неё на шее. Она принялась медленно похаживать между девочкой и своим поверженным врагом; она попирала его ногами, испуская дикое ворчанье. Мартышки с визгом разбежались. Лев снова завыл вдалеке.

Обезьяна подошла к Мериэм и прислушалась, дышит ли девочка. Девочка была жива. Мартышки стали постепенно возвращаться; они глядели на победителя сверху, отчаянно кривляясь и визжа.

Обезьяна зарычала на них, оскалив клыки; затем она подняла девочку, перекинула её через плечо и понесла по джунглям.

Мартышки следовали за ней.

XI. Любовь и борьба

Когда Корак вернулся с добычей с охоты, он услышал над головой тревожную болтовню мартышек. О чём они тараторят? Что случилось? Наверное, какая-нибудь неосторожная обезьянка попалась в холодные объятия удава. Юноша поспешил наверх. Мартышки — любимцы Мериэм; Корак всегда рад помочь им. Он быстро скакал по деревьям. На дереве, где был шалаш Мериэм, он положил свою добычу и громко позвал девочку. Ответа не было. Он спустился ниже. Может быть, девочка спряталась в нижних ветвях?

На толстом суку, на котором любила качаться Мериэм, одиноко сидела Джика, прислонившись к стволу. Что это значит? Мериэм никогда не оставляла свою Джику. Корак взял куклу и сунул её за пояс. Он громче позвал Мериэм, но Мериэм не отвечала. Визгливая стая мартышек убегала всё дальше и дальше, и теперь Корак едва различал их пронзительные, беспокойные крики.

Быть может, есть какая-нибудь связь между тревогой маленьких Ману и непонятным исчезновением Мериэм? Не дожидаясь Акута, который ещё не вернулся с охоты, Корак помчался по ветвям догонять возбуждённую ватагу мартышек. Он догнал их скоро. Увидя Корака, мартышки завизжали, замахали руками и стали указывать вниз. Он взглянул и понял причину их тревожных криков.

Сердце у юноши замерло, когда он увидел гибкое тело девочки на волосатом плече у большой обезьяны. — Мёртвая! — с ужасом подумал он, и в ту же секунду в его душе проснулось новое, незнакомое чувство. Он сам не понимал, что с ним; но он чувствовал, что весь мир заключён для него в этом хрупком, маленьком, нежном тельце, которое так беспомощно, так жалко свисает с могучего плеча обезьяны.

Разве может он жить без Мериэм? Мериэм — его солнце, его луна, его звёзды. Мериэм умерла — для него умер свет, умерла ласка, умерло счастье. Стон вырвался из его груди. Затем с рычанием дикого зверя он как стрела помчался за гнусным похитителем.

При звуке угрожающего рёва обезьяна оглянулась. Бешенство зажглось в глазах Убийцы, потому что в похитителе он узнал царя обезьян, того самого царя обезьян, который так жестоко прогнал его, сына Тарзана, когда он всею душою желал побрататься с племенем больших человекообразных.

Царь обезьян положил девочку на траву и приготовился биться за свою драгоценную добычу. Он узнал Корака и был уверен, что легко справиться с ним. Разве он не прогнал мальчишку с круглой поляны, даже не прибегнув к зубам? Зверь втянул голову в плечи и бросился на гладкокожую тварь, у которой хватило наглости оспаривать у царя его добычу.

Они, как два разъярённых буйвола, повалились на траву в смертельной схватке. Корак позабыл о своём ноже: только вкус вражьего мяса, разрываемого алчными челюстями, только потоки горячей крови, обагряющие обнажённое тело, могли утолить его бешенство. Корак-Убийца не знал, что им руководит не мстительность, не злоба, а более могучее чувство — чувство самца, который бьётся с соперником за свою самку.

Царь обезьян не рассчитал нападения и, прежде чем он успел опомниться, Корак сжал его в своих железных объятиях.

Зажмурив глаза в безумном исступлении, юноша искал пальцами волосатую глотку зверя.

В эту минуту Мериэм очнулась. Широко раскрытыми глазами она глядела на разъярённых бойцов.

— Корак! — вскричала она. — Корак! Милый Корак! Я знала, что ты спасёшь меня! Убей его, Корак, убей его!

Тяжело дыша, с горящими глазами, она вскочила на ноги и подбежала к Кораку. В траве валялось копьё, брошенное Убийцей. Девочка заметила его. Не бледнея, наблюдала она эту страшную, первобытную схватку. От нервного потрясения, которое она перенесла, когда за ней гналась обезьяна, не осталось и следа. Она была возбуждена, но не чувствовала ни волнения, ни страха. Её Корак сражался с другим Мангани, который хотел её украсть, но Мериэм не прыгнула на дерево, чтобы издали, с высокой ветви, в безопасности следить за ходом битвы, как поступила бы самка Мангани. Нет, она схватила копьё и, выбрав удачный момент, вонзила его прямо в сердце дикому зверю. Корак не нуждался в её помощи, так как царь обезьян уже лежал в последнем издыхании, с перегрызенной глоткой, но, поднявшись на ноги, он с улыбкой поблагодарил свою союзницу.

Какая она красивая и стройная. Неужели она так преобразилась за несколько часов его отсутствия? Или, быть может, схватка с обезьяной сделала его столь впечатлительным? Новая Мериэм явилась его восхищённому взору. И от нервного напряжения он стал видеть всё окружающее в ином свете. Сколько дней прошло с тех пор, как он унёс маленькую арабскую девочку из её родной деревушки? Он не знал этого; в джунглях никто не считает времени, и он не замечал уходящих дней. Но теперь он внезапно увидел, как мало эта Мериэм похожа на ту маленькую девочку, которая когда-то няньчилась с Джикой, под тенью высокого дерева, у ограды селения. Наверное, перемена совершалась с большой постепенностью, если он так долго не замечал её. Что же заставило его теперь так внезапно заметить эту перемену? Его взгляд перебегал с девочки на тело убитого зверя. И вдруг он разгадал истинную причину похищения девочки; его глаза широко раскрылись от внезапно блеснувшей мысли, а затем засверкали от ярости, когда он взглянул на гнусного хищника. Он снова посмотрел на Мериэм, и густая краска залила его щёки. Да, конечно, он смотрел на неё теперь другими глазами — глазами мужчины, который смотрит на женщину.

Пока они стояли, возбуждённые, над трупом убитого врага, Акут вернулся с охоты. Увидев поверженного царя обезьян, он с победным рычаньем бросился к трупу, вскочил на него и принялся издеваться над павшим врагом, чванливо выпячивая грудь и кривя свои длинные подвижные губы; шерсть встала на нём дыбом. Он не обращал никакого внимания на Мериэм и Корака. В глубине его сознания зашевелились какие-то давно забытые ощущения, когда он глядел на распростёртое тело сородича и втягивал в себя его запах. Животная ярость Акута была только внешним проявлением просыпавшихся в нём чувств, но внутренние ощущения старой обезьяны были совсем иные и притом щекочуще-приятные.

Запах убитой обезьяны и её огромное волосатое тело пробудили в сердце у Акута страстную тоску по родному племени. Не одному только Кораку приходилось переживать в эти минуты глубокое душевное волнение.

А Мериэм? Мериэм была женщина… Любовь — божественное право женщины. Мериэм всегда любила Корака; но для неё он был старшим братом — и только. Она не испытывала сердечного трепета. Она любила его по-прежнему, как сестра любит нежного брата, с ним она чувствовала себя счастливой, она очень гордилась им. Разве был кто-нибудь в джунглях сильнее, красивее, отважнее его?

Корак близко подошёл к девушке. Новый огонёк вспыхнул в его глазах, но Мериэм не поняла его значения. Она ещё не могла осознать, что для них обоих пришла пора зрелости, и не подозревала, какую великую перемену в их жизни предвещает новый огонь, запылавший во взгляде у юноши.

— Мериэм! — хрипло прошептал Корак и положил сильную, загорелую руку на её обнажённое плечо. — Мериэм! — он прижал её к груди. Она, смеясь, подняла голову и взглянула на него, а он наклонился и поцеловал её прямо в губы. Она всё ещё не понимала; она не могла припомнить, чтобы её когда-нибудь кто-нибудь до сих пор целовал. Ей это показалось очень приятным. Мериэм подумала, что Корак хочет таким способом выразить свою радость; ведь обезьяне не удалось унести Мериэм! Мериэм тоже была рада, и потому она обвила руками шею Убийцы и несколько раз поцеловала его. Потом, заметив свою куклу за поясом у юноши, она схватила её, прижала к груди и стала осыпать её лицо такими же поцелуями, какими только что осыпала лицо Корака…

Корак хотел что-то сказать. Он хотел объяснить Мериэм, как он любит её, но он был так потрясён внезапно нахлынувшим чувством, что не мог говорить… Да и помимо того, в лексиконе Мангани не хватало для этого слов…

Вдруг Акут глухо, предостерегающе зарычал. Корак оторвался от дорогого лица. В нём сразу проснулись привычные ощущения дикого обитателя джунглей. Он весь насторожился. Его ноздри втягивали воздух. Что-то случилось!

Корак подошёл ближе к Акуту. Мериэм стояла позади. Все трое не двигались и напряжённо вглядывались в густую листву. Треск веток, который привлёк их внимание, слышался всё ближе и ближе, и вдруг из зарослей выскочила большая обезьяна: увидя их, она остановилась в нескольких шагах от места, где они стояли, и издала глухое, угрожающее рычание: через минуту из кустов выскочил другой самец, а за ним стали появляться и ещё самцы и самки с детёнышами — всего десятка три больших человекообразных; они полукругом обступили Мериэм, Акута и Убийцу. Это было племя убитого царя.

Акут заговорил первый.

— Корак, могучий боец, убил вашего царя! — прорычал он, указывая на мёртвое тело. — Нет никого в джунглях более великого, более сильного, чем Корак, сын Тарзана! Теперь Корак — царь вашего племени. Кто из вас скажет о себе, что он сильнее Корака?

Это был вызов всем, кто осмелился бы оспаривать права Корака на царское звание. Обезьяны заволновались, забормотали; затем молодой самец выступил вперёд, переваливаясь на толстых коротких ногах. Он ощетинил шерсть, оскалил зубы и свирепо зарычал.

Это был зверь огромных размеров, в полном расцвете сил. Он принадлежал к тому редкостному типу обезьян, который очень высоко ценится белыми людьми. Белые совершают специальные, иной раз труднейшие экспедиции в самые неприступные чащи джунглей, чтобы добыть такую обезьяну. Даже туземцам редко удаётся увидеть этих могучих, волосатых первобытных людей.

Корак выступил вперёд, чтобы грудью встретить чудовище. Он грозно рычал. В его мозгу быстро созрел план действий. Схватиться с этим здоровенным зверем сейчас же после трудной и ожесточённой борьбы с царём Корак не мог; у него не хватило бы сил. Он должен добиться победы другим более доступным ему путём.

Он пригнулся к земле, готовый встретить врага; ему пришлось, однако, немного подождать: его противник для назидания зрителей, а также для того, чтобы устрашить Корака, счёл необходимым перечислить все свои великие подвиги, описать своё могущество и вкратце изложить свои намерения по отношению к ничтожному Тармангани, которого он собирался примерно наказать; окончив свою речь, самец приступил к боевым действиям. Со скоростью курьерского поезда он ринулся на спокойно стоящего Корака. Кулаки обезьяны были сжаты, а пасть широко раскрыта. Корак не двигался, пока длинные руки не потянулись, чтобы обхватить его стан. Тогда юноша проскользнул под протянутыми руками зверя, по пути нанёс ему страшный удар в верхнюю челюсть и отскочил в сторону, а разогнавшийся самец пролетел мимо, и его волосатое тело тяжело рухнуло на землю.

Взбешённый зверь взметнулся, чтобы мгновенно вскочить на ноги. Пена покрывала его губы; маленькие глазки налились кровью; кровавая слюна с храпом вырывалась из его пасти. Но Корак стоял над поверженной обезьяной, и в ту секунду, когда косматая морда поднялась над землёй, нанёс ему второй удар. Зверь снова упал в траву.

Опять и опять пробовал подниматься с земли самец, но снова могучий кулак Тармангани опрокидывал его на землю. Слабее и слабее становились усилия зверя. Кровь залила ему лицо и грудь. Багровый поток хлынул из носа и изо рта. Толпа, которая раньше подбадривала его сочувственным рёвом, теперь осыпала его издевательствами. Симпатии его сородичей перешли на сторону Тармангани.

— Ка-года? — спросил Корак, ещё раз опрокидывая на землю самца.

Опять упрямый самец попытался подняться на ноги. И ещё раз могучий удар поверг его обратно в траву.

— Ка-года? — спросил Корак. Это значило на обезьяньем языке: сдаёшься?

Одну минуту зверь лежал неподвижно, тяжело дыша. Потом с искривлённых губ слетело единственное слово: ка-года.

— Вставай и убирайся к своим! — сказал Корак. — Я не желаю быть царём того племени, которое когда-то прогнало меня. Идите своей дорогой, а мы пойдём своей. Быть может, мы будем друзьями, но быть вашим царём я не желаю.

Старый самец медленно приблизился к Кораку.

— Ты убил нашего царя, — сказал он. — Ты победил того, кто мог бы сделаться нашим царём. Ты из милости сохранил ему жизнь. Кто же будет управлять нами?

Корак указал на Акута.

— Вот ваш царь! — сказал он.

Но Акут не хотел расставаться с Кораком, хотя его очень тянуло вернуться к родному народу. Он стал упрашивать Корака поселиться среди обезьян.

Юноша молчал. Он думал о Мериэм. Где ей будет лучше? Где она будет в большей безопасности? Если Акут уйдёт к обезьянам, Кораку придётся одному, без посторонней помощи охранять Мериэм. Это очень трудно. Если, с другой стороны, он и Мериэм присоединятся к обезьяньему племени, разве сможет Корак спокойно уходить на охоту, оставляя Мериэм одну среди человекообразных? Обезьяны не умеют сдерживать свои дикие страсти. Какая-нибудь самка может из ревности воспылать злобой к стройной белой девушке и убить её во время отсутствия Корака.

— Мы будем жить по соседству, недалеко от вас, — наконец сказал Корак. — Когда вы перекочуете на новое место, я и Мериэм перекочуем за вами. Мы всегда будем устраиваться поблизости от вас. Но жить среди вас мы не будем.

Акут не соглашался. Ему не хотелось расстаться с Кораком. Он наотрез отказался вернуться к родному народу; но когда он увидел, как последняя обезьяна исчезает в густых ветвях, когда он увидел нежные взгляды, которые бросила на него молодая самка убитого царя, голос крови заглушил все остальные чувства, и, бросив прощальный взгляд на любимого Корака, Акут ринулся за красивой самкой в тёмные заросли первобытного леса.

***

Когда Корак ушёл из негритянской деревни по окончании своей хищнической экспедиции, вопли обобранной им жертвы и прочих женщин и детей заставили встревоженных воинов бросить рыбную ловлю и охоту и поспешить в деревню. Бешенство овладело дикарями, когда они узнали, что белый дьявол опять ворвался в их хижины, до смерти перепугал их жён, украл стрелы, снял с одной из женщин дорогие украшения и разграбил склады съестных припасов.

Они испытывали суеверный ужас перед этим лесным духом, который охотился в сопровождении огромной обезьяны; но их злоба была так велика, что они побороли свои страхи и решили отомстить ему и навсегда избавить джунгли от его зловредного присутствия.

Через несколько минут два десятка разъярённых чернокожих воинов, самых храбрых и проворных из всего племени, пустились в погоню за Кораком и Акутом.

Корак и Акут лениво и медленно перепрыгивали с дерева на дерево. Они не думали о погоне и даже не оглядывались назад. Эта беспечность была понятна: им столько раз безнаказанно сходили с рук их разбойничьи проделки, что они привыкли презрительно относиться к дикарям. Ветер дул им в лицо, и потому они не чувствовали запаха преследователей. Они беззаботно возвращались домой, не догадываясь, что разъярённые дикари, которым не хуже их были известны все лесные дороги, с настойчивостью гончих следуют за ними по пятам.

Отрядом воинов предводительствовал Ковуду, опытный старый дикарь, который славился среди своего племени хитростью и отвагой. Ковуду напряг все свои душевные силы и способности, и его наблюдательность, нюх и быстрый ум оказали ему блестящую услугу: ему удалось, наконец, напасть на след разбойника.

Шум битвы привёл дикарей на поляну, где в это время Корак сражался с царём обезьян. Ковуду был так удивлён, увидев рядом с убийцей прекрасную белую девушку, что не сразу отдал приказ нападать. В эту минуту появились большие обезьяны; чёрным воинам пришлось временно воздержаться от нападения, и они сделались невольными свидетелями битвы Корака с молодым самцом.

Но большие обезьяны ушли; белый юноша и белая девушка остались одни среди джунглей.

— Смотри, — зашептал один чернокожий, наклонившись над ухом вождя и указывая на какой-то деревянный предмет, который девушка прижимала к груди. — Когда я и мой брат были рабами в арабской деревне, брат вырезал из дерева эту вещицу и подарил её маленькой дочке шейха. Она целыми днями возилась с этой деревяшкой. И прозвала её Джикой, — так зовут моего брата. За несколько дней до нашего побега, какой-то дьявол избил шейха и утащил его дочь с собой. Если это она, за неё можно получить большой выкуп у шейха.

Корак обнял Мериэм. У него билось от любви сердце, и кровь шумела в ушах. Он уже не помнил цивилизованного мира, Лондон отошёл от него так же далеко, как древний Рим. Во всей вселенной существовали теперь только двое — Корак-Убийца и Мериэм, его самка. Он прижал её к себе и покрыл её лицо страстными поцелуями.

Вдруг перед ним разверзся ад: чёрные воины с победными криками бросились на поляну.

Корак вздрогнул, выпрямился и мгновенно приготовился к битве. Мериэм со своим собственным маленьким лёгким копьём встала рядом с юношей. Туча стрел полетела в них. Одна стрела попала Кораку в плечо, две вонзились ему в ногу. Он упал на землю.

Мериэм была невредима. Дикари не хотели ранить её. Воины бросились к Кораку, чтобы прикончить его и овладеть девушкой, но в эту секунду Акут выскочил из-за кустов, а за ним целое стадо его новых подданных.

С воем и неистовым рычанием налетели обезьяны на чернокожих воинов. Ковуду понял, что схватка с этими мощными человекоподобными вряд ли увенчает его армию новыми лаврами, и предпочёл бежать. Он схватил девочку и отдал приказ солдатам, чтобы они отступали. Но отступать было не так-то легко. Обезьяны яростно преследовали бегущих, нескольких искалечили, одного задушили. К счастью для чернокожих солдат, Акут удержал своих подданных от дальнейшей погони. Судьба похищенной девочки мало волновала его; гораздо больше тревоги внушала ему рана Корака. До девочки ему не было дела. Он всегда считал её лишней обузой.

Корак лежал на земле, истекая кровью. Он был в беспамятстве. Акут тотчас же принялся зализывать его раны, потом взвалил его к себе на плечи и унёс наверх, в то убежище, которое Корак соорудил для своей подруги. Что ещё мог сделать дикий зверь? Природа должна была довершить остальное и излечить раненого, или же Корак должен был умереть.

Но он не умер. Беспомощнее малого ребёнка он лежал у себя наверху: его била жестокая лихорадка. Акут и другие обезьяны принимали все меры, чтобы защитить его от назойливых птиц и зверей. Иногда Акут приносил ему сочные плоды, чтобы раненый мог утолить жажду. В конце концов могучий организм победил. Раны, нанесённые острыми стрелами, стали затягиваться. К Кораку вернулась прежняя сила.

В те минуты, когда к нему возвращалось сознание, он страдал не столько от боли, сколько от тревожных мыслей о судьбе Мериэм. Он лежал в её уютном гнёздышке на мягких звериных шкурах и думал только о ней. Где она? Что с нею сталось? Он должен выздороветь ради неё. Ради неё он должен снова сделаться сильным, чтобы разыскать её и защитить от врагов. Что сделали с нею чернокожие? Жива ли она? Неужели эти мучители, которые с таким сладострастием терзают человеческое тело, уже погубили её? Увы, Корак слишком хорошо знал жестокие нравы этого племени. Временами он буквально дрожал от ужаса: его умственному взору рисовались самые свирепые пытки, которым могла подвергнуться его любимая девушка.

Томительной чередой тянулись дни, юноша выздоравливал медленно. И прошло немало времени, пока, наконец, он настолько окреп, что мог без посторонней помощи выползать из гнезда и спускаться вниз на землю. Питался он в эти дни почти исключительно сырым мясом, которое добывал ему Акут. Эта здоровая мясная пища ускорила его выздоровление, и в один прекрасный день он почувствовал, что у него достаточно сил, чтобы добраться до деревни чернокожих.


Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Если Вы заметили ошибки, опечатки, или у вас есть что сказать по поводу или без оного — емалируйте сюда.

Rambler's
Top100 Рейтинг@Mail.ru
X