Rambler's
Top100
Приключения.
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Эдгар Берроуз
Сын Тарзана

Начало

Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание

I. Загадочная обезьяна

Шлюпка с парохода «Марджори В» неслась по течению широкой реки Угамби. Сидевшие в ней отдыхали: им приходилось много грести против течения, и они были рады, что теперь лодка несётся сама, не требуя их усилий. Внизу в трёх милях отсюда, стоял на якоре их пароход, готовый пуститься в плавание, как только они пристанут к нему, поднимут шлюпку и укрепят её на боканцах.

Люди, находившиеся в лодке, либо дремали, либо лениво беседовали. Вдруг все они встрепенулись и стали вглядываться в северный берег реки. Оттуда к ним донёсся чей-то хриплый, визгливый голос, и вскоре они увидели какое-то подобие человека, простиравшего к ним тощие руки.

— Что за чёрт! — крикнул один из матросов.

— Белый человек! — сказал помощник капитана. — Налягте на вёсла, ребята, пристанем к берегу и посмотрим, чего ему надо?

Подойдя к берегу, они увидели какое-то страшное худое существо с жидкими седыми, сильно взлохмаченными волосами. Костлявое, хилое, согбенное тело не было прикрыто одеждой, и только на бёдрах висела какая-то тряпка. По впалым, изъеденным оспой щекам струились обильные слёзы. Этот живой скелет бормотал что-то невнятное на каком-то странном наречии, которого никто не понимал.

— Должно быть, русский, — соображал помощник капитана. — Не иначе, как русский… Эй, ты! Умеешь говорить по-английски?

Да, он умел говорить по-английски. Но он запинался, подыскивал слова, словно уже много лет не говорил на этом языке. Он умолял моряков увезти его из этой ужасной страны.

Очутившись на пароходе, незнакомец рассказал своим спасителям, как он дошёл до такого ужасного состояния и сколько в эти последние годы он вынес лишений и мук. О том, как он попал в Африку, он умолчал, предоставляя им думать, что у него изгладились из памяти все те обстоятельства, которые предшествовали его страдальческой жизни. Он даже не сообщил им своего настоящего имени и назвался Михаилом Савровым, да и не было никакого сходства между этой жалкой развалиной и тем мужественным, но беспринципным Алексеем Павловым, каким мы знали его в прежние годы.

Прошло уже десять лет с тех пор, как Алексей Павлов спасся от участи, постигшей его друга, преступного Рокова. В течение этого времени Алексею Павлову не раз приходилось завидовать Рокову: последний, находясь в могиле, забронирован от ударов судьбы, между тем как ему, Алексею, жизнь наносит такие обиды и раны, которые хуже смерти. Смерть словно нарочно щадила несчастного.

Когда Павлов увидел, что звери Тарзана вместе со своим диким вождём напали на корабль «Кинкэд», он бросился искать спасения в джунглях. Его страх перед Тарзаном был так велик, что он забрался далеко-далеко, в самую густую, непроходимую чащу, и в конце концов попал в руки разъярённых людоедов, которым много пришлось пострадать от зверской жестокости Рокова. Странная прихоть вождя этого племени спасла Павлова от смерти, но сколько страданий и пыток он вынес!

Десять лет он был мучеником целой деревни; женщины и дети колотили его и швыряли в него камнями, а воины кололи копьями и калечили. Самые злые лихорадки одна за другой подтачивали его организм. И всё же ему не удалось умереть…

Оспа вонзила в него острые когти и оставила страшное клеймо у него на лице. Он сделался таким уродом, что родная мать не могла бы узнать его. Его лицо словно покрылось отвратительной маской. Клочки жёлто-белых волос — вот и всё, что осталось от его густых и чёрных локонов. Его скрючило, словно дряхлого старика, руки и ноги у него стали дрожать, походка сделалась неуверенной, старческой. Зубы во рту исчезли — они были выбиты кулаками его диких владык. Даже его рассудок представлял из себя жалкую пародию на тот яркий и смелый ум, которым когда-то отличался Павлов.

Моряки взяли его на корабль, ухаживали за ним, кормили его. Он стал немного бодрее и почувствовал себя лучше, но наружность его осталась всё та же: такой же бывший человек, растоптанный и исковерканный жизнью.

Ему ещё не было сорока лет, но казалось, что ему не меньше восьмидесяти.

Никакой жажды мести не осталось в сердце у Алексея Павлова, только тупая ненависть. Ненависть к человеку, которого он и Роков неудачно пытались погубить; ненависть к покойному Рокову, потому что Роков заставил его перенести столько ужасов; ненависть к полиции двух десятков городов, от которой он должен был скрываться; ненависть к закону, ненависть к существующему строю, ненависть ко всему… Каждая минута его жизни была напоена болезненной злобой, и его умственные способности подверглись такому же разрушению, как и его тело, испепелённое злобой.

У него было мало общего, или, вернее, у него ничего общего не было с теми людьми, которым он был обязан своим спасением. Он был слишком слаб и не мог работать; он был слишком угрюм и не мог составить весёлое общество; в конце концов, его предоставили себе самому.

«Марджори В» была зафрахтована синдикатом богатых фабрикантов, снабжена лабораторией и целым штатом учёных и отправлена на поиски какого-то продукта местной флоры, который фабриканты были вынуждены до сего времени выписывать из Южной Америки по баснословной цене. Что это был за продукт — никому, кроме учёных, не было известно на борту «Марджори В».

Несколько недель судно стояло на якоре, вдали от берегов. Однообразная жизнь начинала утомлять путешественников. Они стали часто уезжать на берег, и однажды Павлов попросился с ними: раздражающая монотонность жизни на корабле успела утомить его.

Остров густо зарос лесом. Джунгли спускались почти к самому морю. Учёные зашли в глубь острова, продолжая свою погоню за драгоценным товаром: туземцы материка указывали им, что остров богат этим товаром. Экипаж корабля охотился, ловил рыбу и занимался исследованиями. Павлов шатался по берегу или лежал под тенью высоких деревьев на опушке леса.

Однажды все матросы столпились вокруг пантеры, убитой одним из охотившихся. Павлов дремал под деревом. Вдруг кто-то тронул его за плечо. Он проснулся и, приподнявшись, со страхом увидел огромную человекообразную обезьяну, которая сидела на корточках и внимательно рассматривала его. Ужас охватил Алексея Павлова. Он взглянул на матросов — они находились в двухстах шагах от него. Обезьяна опять затеребила его плечо, жалобно бормоча. Во всей позе животного и в его вопросительном взгляде не было угрозы. Павлов медленно поднялся на ноги Обезьяна встала рядом с ним.

Согнувшись почти вдвое, человек осторожно побрёл к матросам. Обезьяна взяла его под руку и зашагала рядом. Они уже почти дошли до маленькой кучки людей, прежде чем их заметили. Павлов успел убедиться, что обезьяна настроена мирно: по-видимому, она привыкла к человеческому обществу. Русский подумал, что она принадлежит к особо разумной породе обезьян, и решил воспользоваться этим для своей выгоды.

Когда люди обернулись и увидели направляющуюся к ним странную пару, они были поражены и бросились к обезьяне, держа оружие наготове. Обезьяна не выказала ни малейшего страха. Напротив, она потрепала каждого матроса по плечу и долго и серьёзно смотрела каждому в лицо. Рассмотрев всех, она вернулась к Павлову, и на её физиономии выразилось сильное разочарование.

Люди принялись потешаться над нею. Они обступили Павлова, задавали ему разные вопросы и разглядывали обезьяну. Русский сказал им, что обезьяна принадлежит ему. Ничего больше он не объяснял, только повторяя снова и снова: «Это — моя обезьяна, это — моя обезьяна». Один из матросов, которому надоела болтовня Павлова, решил позабавиться. Он подошёл к обезьяне сзади и ткнул её булавкой. Как молния она обернулась и ринулась на жестокого шутника; дружелюбное животное превратилось в разъярённого демона! Широкая улыбка, за минуту сиявшая на лице у моряка, сменилась выражением ужаса. Он пытался ускользнуть от могучих длинных рук, хватавших его, на свою беду вздумал при этом вытащить из-за пояса большой нож. В одно мгновение обезьяна вырвала у него оружие, швырнула в сторону, и её жёлтые когти вонзились в плечи несчастного.

Схватив ножи и палки, вся команда с гиканьем и бранью кинулась на зверя, а Павлов беспомощно прыгал вокруг матросов, угрожающе наступавших на зверя. Он видел, как его сокровище гибло под ударами.

Но справиться с обезьяной оказалось далеко не лёгкой задачей, хотя противники были сильнее её. Оставив моряка, виновника драки, она повернула свою гигантскую спину и обрушилась на двоих его товарищей, подступавших к ней сзади. Могучими ударами открытых ладоней оттолкнула она обоих нападавших, прыгая то туда, то сюда с проворством маленькой мартышки.

Сражение было замечено капитаном и штурманом, которые только что высадились на берег с «Марджори В», и Павлов увидел, что оба они бегут с револьверами в сопровождении двух матросов. Обезьяна остановилась и посмотрела на Павлова, но ждала ли она нового нападения или просто выбирала, на кого бы из врагов броситься раньше, он не мог понять. Он сознавал только, что приближалось мгновение, когда оба офицера будут на расстоянии выстрела и прикончат её. Надо было что-нибудь предпринять и предпринять очень быстро. До сих пор обезьяна не пыталась кинуться на русского; однако он боялся подойти к дикому животному, полному звериного гнева и почувствовавшему запах пролитой крови; но перед ним снова встали его мечты о богатстве, которое доставит ему это человекоподобное существо, когда он привезёт его в одну из столиц мира.

— Посторонись! — крикнул ему капитан, целясь в зверя, но Павлов подошёл к обезьяне и, хотя волосы встали у него дыбом, он пересилил свой страх и схватил её за руку.

— Идём! — приказал он и потащил зверя прочь. На месте сражения остались побитые матросы. Одни сидели на земле, остолбенев от ужаса, другие ползли в сторону на четвереньках.

Обезьяна позволила увести себя и не выказала ни малейшего желания напасть на русского. Капитан остановился в нескольких шагах от странной пары.

— Отойди в сторону, Савров! — закричал он. — Я угощу эту тварь так, что ей не придётся больше калечить моряков.

— Она не виновата, капитан, — взмолился Павлов. — Прошу вас, не стреляйте. Матросы сами виноваты, они первые напали на неё. Смотрите, она совершенно смирная. Это моя обезьяна… моя, моя, моя!.. Я ни за что не дам вам убить её! — закричал он почти истерически. Его расстроенное воображение снова рисовало ему картины всех тех радостей, которые принесут ему в Лондоне деньги; а как иначе может он теперь надеяться раздобыть деньги, если у него не будет обезьяны?

Капитан опустил револьвер.

— Вы говорите, люди первые напали на неё? — переспросил он. — Так ли это? — и он повернулся к морякам, которые тем временем успели подняться с земли. Все они были невредимы, кроме забияки, всадившего в обезьяну булавку; тому, несомненно, предстояло с неделю возиться со своим повреждённым плечом.

— Симпсон первый задел его, — сказал один из моряков. — Симпсон всадил ему булавку в спину, ну, мохнатый и кинулся на него и потрепал, как следует; и нам попало малость, но бранить мохнача не за что, мы сами на него нападали.

Капитан вопросительно взглянул на Симпсона, и тот коротко подтвердил всё сказанное. Затем капитан подошёл к обезьяне, как бы для того, чтобы на собственном опыте убедиться, какого она нрава; при этом он предусмотрительно держал револьвер на взводе.

Обезьяна сидела на корточках около Павлова, поглядывая то на одного, то на другого матроса. Когда капитан приблизился к ней, она поднялась и направилась к нему навстречу. На её физиономии появилось то же странное выражение острого интереса и любопытства, с которым она встречала каждого незнакомого человека. Казалось, она кого-то искала.

Она подошла вплотную к офицеру, положила лапу ему на плечо и принялась изучать черты его лица; затем у неё в глазах появилось выражение разочарования, сопровождаемое тяжёлым, почти человеческим вздохом. Она отошла от капитана и начала так же внимательно разглядывать лица штурмана и обоих матросов, прибежавших с офицерами. Каждый раз она вздыхала и опускала глаза и, наконец, снова села рядом с Павловым, не проявляя больше никакого интереса к людям и как будто забыв своё недавнее столкновение с ними.

Когда команда вернулась на корабль, обезьяна пошла вслед за Павловым. Ей как будто очень хотелось ехать вместе с ним. Капитан не препятствовал ей, и, таким образом, человекоподобное животное стало пассажиром корабля. Очутившись среди матросов, обезьяна пристально всматривалась в каждое новое лицо, но всякий раз испытывала, видимо, разочарование. Офицеры корабля и учёные из экспедиции часто беседовали между собой об этом животном, но никак не могли понять, почему обезьяна с таким страстным любопытством относится к каждому человеку, встречаемому впервые. Если бы её нашли на материке или в такой стране, где обитают люди, можно было бы подумать, что эта обезьяна некогда жила среди людей и теперь разыскивает своего хозяина. Но это объяснение было неправдоподобно, так как обезьяну нашли на необитаемом острове, куда, очевидно, почти не ступала человеческая нога.

Было несомненно, что обезьяна непрестанно ищет какое-то определённое лицо. В первые дни путешествия она металась по всему кораблю и заглядывала в каждую щель. Но после того, как она перезнакомилась со всеми бывшими на корабле людьми, она, словно отчаявшись найти того, кого искала, впала в апатию и не интересовалась больше ничем. Даже на Павлова, который был во всё время путешествия занят исключительно ею, она обращала внимание лишь тогда, когда он приносил ей еду. В остальное время она относилась к нему совершенно равнодушно, не выказывая никаких особых чувств, как, впрочем, ко всякому другому человеку.

Не проявляла она теперь и той ярости, которую возбудили в ней в первый день напавшие на неё матросы.

Целыми днями сидела она у иллюминатора и так смотрела на расстилающийся перед нею горизонт, как будто знала, что корабль направляется туда, где она после долгих поисков встретит нужного ей человека.

Её назвали Аяксом. Все считали её самой замечательной и самой умной из всех обезьян. Ростом она значительно превосходила других себе подобных. Её сила внушала ужас. Было ясно, что она стара, но годы не отразились ни на её теле, ни на остром уме.

Наконец, «Марджори В» прибыл в Лондон. Офицеры корабля и учёные, из сострадания к несчастному калеке, которого им удалось спасти, собрали немного денег, дали их Павлову и пожелали ему успеха с его Аяксом.

В Лондоне Павлов немедленно повёл Аякса к известному укротителю зверей. Аякс очень понравился укротителю, и тот согласился обучить его разным штукам, выговорив себе львиную долю предстоящих доходов. Кроме того, он обязался кормить и обезьяну, и её хозяина.

Так Аякс прибыл в Лондон, и так было выковано новое звено в цепи странных обстоятельств, которые отразились на жизни многих людей.

II. Мечты маленького лорда

Мистер Гарольд Мур был очень трудолюбивый и добросовестный молодой человек, с жёлтым лицом, изнурённым болезнью.

Он состоял воспитателем мальчика в семье одного английского лорда и, сознавая, что его ученик не делает тех успехов, которых справедливо ожидали его родители, счёл необходимым поговорить с его матерью.

— Дело не в том, что у него нет способностей, — говорил он. — Если бы это было так, я всё-таки надеялся бы на успех, потому что мог бы направить всю свою энергию на преодоление его тупости. Но досаднее всего, что он исключительно умный мальчик. В выполненных им заданиях я не могу найти ни одной ошибки. Меня глубоко огорчает то, что он совершенно не проявляет интереса к своим занятиям. К заданным урокам он относится, как к тяжёлому труду, который надо окончить возможно скорее. Вряд ли вспоминает он когда-нибудь то, что учил в часы занятий. Его интересуют только разные приключения и геройские подвиги да некоторые повести из жизни животных и дикарей. Звери особенно занимают его: он готов целыми часами вчитываться в записки какого-нибудь исследователя Африки, и были случаи, когда я заставал его ночью, в постели, за чтением книги Карла Хагенбека о зверях и дикарях.

Мать мальчика нервно топнула ногой по предкаминному коврику.

— И вы, конечно, запретили ему это? Краска выступила на бледном лице мистера Мура. Мистер Мур бормотал в замешательстве:

— Я… я… пробовал взять у него книгу… но, знаете, у вашего сына такие мускулы… Он слишком силён для своих лет.

— Он не дал вам отобрать у него книгу? — спросила мать.

— Да, — признался учитель, — он удержал её силой. Вообще он мальчик добрый и в этом случае был вполне корректен. Но… он превратил нашу маленькую стычку в игру: он убеждал меня, что он — горилла, а я — шимпанзе, и что я хочу отнять у него добычу. С диким рычанием, какого я ещё никогда не слыхал, он налетел на меня и, подняв меня в воздух у себя над головой, швырнул к себе на постель. После этого он сделал вид, будто душит меня, а затем вскочил на моё простёртое тело и издал страшный, пронзительный крик, причём объяснил, что так кричат обезьяны самцы, когда торжествуют победу. Закончил он тем, что понёс меня к двери, выставил за порог и заперся в своей комнате на ключ…

Несколько минут царило молчание. Наконец, мать мальчика сказала серьёзно:

— Вы должны, мистер Мур, сделать всё возможное, чтобы прекратить эти выходки, потому что мой Джек…

Но она не докончила фразы, так как в это мгновение за окном раздался громкий протяжный крик: «Хо-о-гоп!»

И дама, и учитель вскочили со своих кресел.

Комната была на втором этаже; перед домом стояло высокое дерево, ветви которого свешивались к самым окнам: среди его листвы сидел тот, о ком сейчас шёл разговор, высокий, хорошо сложенный, красивый мальчик. Он с изумительной лёгкостью балансировал на сгибавшейся под его тяжестью ветке. Увидев в окно испуганные лица, он радостно вскрикнул.

Мать и воспитатель кинулись к окну, но едва они сделали несколько шагов, мальчик проворно прыгнул с дерева в комнату.

— Дикарь из Борнео приехал в Лондон! — воскликнул он звонким голосом и пустился исполнять военный танец вокруг встревоженной матери и шокированного учителя. Затем он обхватил её шею руками и поцеловал в обе щёки.

— О мама! — кричал он. — Вилли Гримсби видел вчера в мюзик-холле удивительную учёную обезьяну. Она делает всё, что угодно: ездит на велосипеде, ест ножом и вилкой, считает до десяти и умеет делать ещё много-много чудесных вещей! Можно мне пойти посмотреть на неё? О мама, умоляю тебя, мамочка, пусти меня…

Нежно похлопав ребёнка по щеке, мать отрицательно покачала головой. — Нет, Джек, — сказала она, — ты знаешь, я не одобряю подобных зрелищ.

— Я не понимаю, почему ты мне не позволяешь, мама, — отозвался обиженный мальчик. — Всем другим мальчикам позволяют, они часто ходят в зоологический сад, а меня ты даже туда не пускаешь. Можно подумать, что я — девочка, или… или… трусишка, маменькин сыночек, который боится даже запертых в клетку зверей…

— Ах, папа! — воскликнул он, обращаясь к высокому сероглазому мужчине, который как раз в эту минуту появился в дверях. — Папа, папа, неужели мне нельзя туда пойти?

— Куда, мой мальчик? — спросил отец.

— Он хочет пойти в мюзик-холл, где показывают учёную обезьяну, — пояснила мать, делая отцу предостерегающие знаки.

— Какую обезьяну? Вероятно, Аякса?

Мальчик кивнул головой.

— Я понимаю твоё желание, сынок, — сказал отец улыбаясь. — Я и сам не прочь посмотреть этого удивительного зверя. Говорят, эта обезьяна делает чудеса. Рост у неё тоже необыкновенный: обычно человекообразные бывают гораздо ниже и меньше… Пойдём-ка все мы посмотреть Аякса! Что ты на это скажешь? — обратился он к жене, но та энергично закачала головой и, повернувшись к мистеру Муру, напомнила ему, что Джеку пора идти заниматься.

Когда ученик и учитель вышли, она быстрыми шагами подошла к мужу.

— Джон, надо принять какие-нибудь меры, чтобы отбить, наконец, у Джека охоту мечтать о хищных зверях и девственных лесах. Боюсь, что эти наклонности унаследованы им от тебя. Ты ведь по себе знаешь, как силён бывает этот зов дикой природы и какое требуется напряжение душевных сил, чтобы воспротивиться ему! Сколько пришлось тебе вынести борьбы, чтобы подавить в себе эту безумную, эту болезненную жажду — снова окунуться в жизнь джунглей, где ты провёл своё детство! И кому же, как не тебе, знать, какая ужасная судьба грозит Джеку, если он поддастся этому влечению к дикой природе!

— Мне думается, ты сгущаешь краски, милая Джэн, — возразил её муж. — Такие чувства, как любовь к первобытным лесам, едва ли подчиняются закону наследственности. Я считаю, что под влиянием материнских страхов ты слишком стесняешь свободу Джека. Любовь к природе и к животным присуща каждому здоровому нормальному мальчику, и кто бы в его возрасте не захотел посмотреть эту дрессированную обезьяну? Ведь из того, что Джеку хочется видеть Аякса, отнюдь не следует, что, когда он подрастёт, он решит взять себе в жёны гориллу. Не надо же огорчаться, моя дорогая, и не будем лишать нашего мальчика его удовольствий.

И Джон Клейтон, лорд Грейсток, обнял жену за талию, добродушно засмеялся и, нагнувшись, поцеловал её. Потом он сказал более серьёзным тоном:

— А жаль, милая Джэн, что ты никогда не рассказывала Джеку моих приключений в джунглях и мне тоже не позволяла открыть ему эту тайну. Мне кажется, ты делаешь большую ошибку: если бы я рассказал нашему мальчику, как тяжело жилось Тарзану из обезьяньего племени в первобытных лесах Африки, я думаю, это уничтожило бы в нём всякое желание испытать подобную жизнь; ведь она кажется мальчикам такой привлекательной и сказочно-прекрасной только потому, что они не знают её. Я должен открыть Джеку глаза на то, какова эта жизнь на самом деле, и она раз и навсегда потеряет для него всякую прелесть.

Но леди Грейсток лишь покачала головой. Муж не раз убеждал её рассказать мальчику историю Тарзана, но она не могла с ним согласиться.

— Нет, нет, Джон, — говорила она. — Я никогда не позволю, чтобы мы сами прививали мальчику те мысли и чувства, от которых хотим его избавить.

Вечером они опять заговорили о том же, но на этот раз вопрос был поднят самим Джеком. Мальчик читал книжку, свернувшись клубочком в большом кресле; вдруг поднял голову и обратился к отцу.

— Ну что же, папа, — спросил он, прямо подходя к делу, — ты пустишь меня посмотреть Аякса?

— Мама не разрешает, — ответил отец.

— А ты?

— Это неважно! — уклончиво ответил лорд Грейсток. — Достаточно того, что мама не позволяет.

Мальчик задумался и несколько минут сидел молча.

— А я всё-таки увижу Аякса, — сказал он вдруг решительно. — Я ничем не хуже Вилли Гримсби и других мальчиков, которые ходят смотреть обезьяну. Обезьяна ничего им не сделала, не тронет и меня. Я мог давно уйти без спроса, но не хотел. А теперь я заранее предупреждаю тебя, что Аякса я всё-таки увижу.

Ничего вызывающего или непочтительного не было в тоне этих слов. Мальчик спокойно констатировал положение вещей. Отец с трудом сдерживал улыбку: ему не хотелось показать сыну, что он восхищается его мужеством.

— Твоя откровенность мне нравится, Джек, — сказал он. — Я тоже буду откровенен: если ты без позволения уйдёшь смотреть Аякса, я накажу тебя; я никогда не применял к тебе телесного наказания, но если ты ослушаешься матери, я буду вынужден применить его.

— Хорошо, папа, — ответил мальчик, а затем прибавил, — я сам приду к тебе за наказанием, папа, как только вернусь от Аякса.

Мистер Мур занимал комнату рядом с комнатой своего юного воспитанника. Каждый вечер перед тем, как Джек ложился спать, мистер Мур заходил к нему. В этот вечер наставнику Джека предстояло исполнить ещё одну важную обязанность: как раз перед этим, на семейном совете, отец и мать мальчика настоятельно просили его приложить все усилия, чтобы отвлечь Джека от мысли о посещении Аякса.

Когда в половине девятого мистер Мур отворил дверь в комнату мальчика, он увидел, что будущий лорд Грейсток в пальто и в шапке собирается перелезть через окно своей спальни на улицу; это его совсем не удивило, но он всё-таки заволновался.

Мистер Мур поспешно вбежал в комнату. Впрочем, торопиться ему было незачем, потому что чуть только Джек услышал шум и понял, что его побег обнаружен, он спрыгнул с подоконника обратно в комнату. Казалось, он решил отказаться от своего намерения.

— Куда вы собрались бежать? — запыхавшись, спросил мистер Мур.

— Я хочу посмотреть Аякса, — спокойно ответил мальчик.

— Вы меня весьма изумляете, — вскричал мистер Мур, но через минуту он был изумлён несравненно более, потому что Джек, подойдя к нему вплотную, неожиданно схватил его за пояс, поднял с земли и бросил лицом вниз на кровать, после чего уткнул его голову в мягкую, глубокую подушку.

— Ни звука, — предупредил победитель, — если вам дорога жизнь!

Мистер Мур отчаянно сопротивлялся, но все его усилия были тщетны. Передал ли сыну Тарзан из обезьяньего племени свою любовь к дикой природе джунглей или не передал, во всяком случае, его сын унаследовал ту изумительную физическую силу, какой в его возрасте обладал отец. Джек справлялся со своим учителем с такой лёгкостью, как будто это был комок глины. Склонившись над мистером Муром, он разорвал простыню на полосы и связал его руки за спиной: затем он перевернул его на спину, набил ему в рот тряпок и обвязал лоскутом простыни, закрепив узлом на затылке жертвы. Связывая таким образом учителя, Джек шёпотом давал объяснения:

— Я — Вайя, вождь Вайев, а ты — Мохаммед Дуби, арабский шейх; ты убиваешь всегда моих подданных и похищаешь мою слоновую кость.

При этом Джек энергично подтягивал вверх связанные вместе лодыжки мистера Мура, чтобы прикрутить их к связанным кистям его рук.

— Ага, негодный! Наконец-то ты в моей власти! Я ухожу теперь, но я ещё вернусь! — И сын Тарзана промчался по комнате, вскочил на окно, с окна — на карниз и спустился по водосточной трубе на улицу. Наконец-то он был на свободе!

Мистер Мур бился и катался по кровати. Он был уверен, что задохнётся, если помощь не подоспеет вовремя. В безумном страхе он скатился с кровати на пол. Боль и сотрясение вернули ему способность спокойно рассуждать. Он лежал не двигаясь и старался найти выход из своего плачевного положения. Наконец, он вспомнил, что комната, в которой сидели лорд и леди Грейсток, когда он покинул их, находится как раз под комнатой Джека. Он полагал, что с тех пор, как он отправился наверх к Джеку, прошло довольно много времени: минуты, когда он, извиваясь на кровати, пытался освободиться, казались ему долгими часами, и что они за это время могли уйти в другую комнату. Но спасение может прийти только в том случае, если ему удастся привлечь внимание сидящих внизу, а потому он, после многих неудачных попыток, повернулся в такое положение, что мог стучать носком сапога в пол. Он проделывал это с короткими перерывами и, наконец, после томительного, бесконечного, как ему казалось, ожидания, услышал шум шагов по лестнице. Через минуту раздался стук в дверь. Мистер Мур отчаянно заколотил сапогом по полу — другим способом ответить он не мог. В дверь опять постучали. Опять застучал мистер Мур. Откроют ли они, наконец? С огромным трудом он пополз по направлению к спасителям: если бы ему удалось на спине подобраться к двери, он мог бы стукнуть в дверь ногой, и его непременно услышали бы. С той стороны опять постучали в дверь, немного громче, и раздался голос:

— Мистер Джек!

Это был один из лакеев — мистер Мур узнал его голос. У мистера Мура чуть не лопнули кровяные сосуды, так он напрягал все свои силы, чтобы крикнуть: «Войдите!».

Минуту спустя человек за дверью принялся стучать ещё сильнее и опять назвал имя мальчика. Не получив ответа, он нажал ручку, и в эту самую секунду внезапное воспоминание снова переполнило ужасом сердце учителя: он вспомнил, что, войдя в комнату, запер за собой дверь на ключ.

Лакей ещё несколько раз пытался открыть дверь, а затем ушёл. Мистер Мур лишился чувств…

А в это время Джек мчался к храму своей мечты, чтобы насладиться добытой свободой вовсю!

Он попал в мюзик-холл как раз в ту минуту, когда на сцене появился Аякс. Мальчик взял переднее место в ложе и теперь, опёршись на перила, следил с затаённым дыханием за каждым движением большой обезьяны. Глаза его были широко раскрыты.

Человек, показывавший обезьяну, вскоре заметил в ложе мальчика с красивым возбуждённым лицом; один из главных номеров представления состоял в том, что Аякс пускался гулять по зрительному залу, заходил в одну, другую ложу, напряжённо вглядываясь в лица, причём укротитель обезьяны объяснял публике, что она повсюду ищет своего давно потерянного родственника. Увидев Джека, укротитель сообразил, какой произойдёт эффект, когда обезьяна ввалится в ложу к красивому мальчику, и тот закричит от ужаса.

И вот, когда обезьяну вызвали на бис, укротитель обратил её внимание на мальчика, который один сидел в своей ложе. Как молния ринулась обезьяна со сцены к мальчику. Но надежды дрессировщика на комический эффект не оправдались: мальчик не струсил, широкая улыбка озарила его лицо, когда обезьяна подбежала к барьеру ложи, и он бесстрашно положил свою руку на косматое плечо зверя. Обезьяна тоже положила руки к нему на плечи и принялась долго и пристально разглядывать его, а он говорил ей что-то тихим голосом.

Аякс никогда ещё никого так долго не рассматривал. Он был, видимо, озабочен и возбуждён, и мурлыкал, и бормотал, и визжал. Дрессировщик никогда не видел, чтобы он так обращался с человеком. Обезьяна влезла в ложу и подошла к мальчику вплотную. Публика была в восторге; но восторг её утроился, когда укротитель принялся звать Аякса обратно на сцену: обезьяна не хотела уходить! Испуганный хозяин театрика умолял дрессировщика увести свою обезьяну, но когда тот попробовал вытащить её из ложи, он был встречен оскаленными клыками и злобным ворчанием. Публика бесновалась от радости; она рукоплескала обезьяне, она рукоплескала мальчику, она свистала дрессировщику и хозяину, который тоже безрезультатно старался увести обезьяну.

Укротитель пришёл в отчаяние; он сообразил, что подобное поведение обезьяны может лишить его в будущем крупных заработков. Он кинулся за кулисы и вернулся в ложу с тяжёлым хлыстом. Но, когда он угрожающе подступил к Аяксу, он встретился лицом к лицу с двумя врагами, вместо одного: мальчик стоял, размахивая стулом над головой, готовый защищать своего нового друга; его красивое лицо не улыбалось, в серых глазах сверкал холодный огонь, который заставил укротителя остановиться. А возле него выпрямился во весь рост огромный антропоид, рыча и оскаливая зубы. Что могло бы произойти, если бы в эту минуту не выступило на сцену новое действующее лицо, можно только предполагать; но что дрессировщик получил бы жестокие синяки, если не больше, было ясно написано на лицах обоих его противников.

***

Дворецкий с бледным от испуга лицом вошёл в библиотеку и доложил милорду, что дверь в комнату Джека заперта и что в ответ на свои стуки и крик он слышал странный шорох, напоминающий шум тела, ползающего по полу.

В четыре прыжка Джон Клейтон взбежал по лестнице. Его жена и слуги спешили за ним. Он кликнул своего сына громким голосом. Не получив ответа, он напряг свои стальные мускулы и навалился всем телом на дверь. Раздался лязг железа, треск дерева — и дверь вылетела.

Падая, дверь покрыла тело мистера Мура, лежавшего у порога в обмороке. Тарзан вскочил в комнату, и через миг она осветилась электрическим светом.

Учитель был найден не сразу, так плотно был он скрыт упавшей дверью. Но в конце концов, его выволокли, освободили от пут и привели в чувство.

— Где Джек? — был первый вопрос Тарзана. — Кто это сделал? — испуганно прибавил он: его мозг пронзило воспоминание о том, как злодей Роков похитил некогда его ребёнка…

Мистер Мур медленно поднялся на ноги. Его взор блуждал по комнате. Он собирался с мыслями; он припоминал всё пережитое.

— Я прошу уволить меня от занятий с вашим сыном, сэр! — начал он. — Вашему сыну нужен не учитель, а укротитель диких зверей.

— Где он? — вскричала леди Грейсток.

— Он пошёл смотреть Аякса.

Тарзан с трудом сдержал улыбку. Убедившись, что педагог больше напуган, чем ушиблен, он приказал подать карету и отправился в мюзик-холл.

III. Зов джунглей

В то время как укротитель, угрожающе размахивавший хлыстом, всё ещё не решался войти в ложу, где его собирались достойно встретить обезьяна и маленький лорд, на пороге появился высокий широкоплечий господин. Краска залила щёки мальчика, едва он увидел вошедшего.

— Папа! — вскричал мальчик.

Обезьяна окинула быстрым взглядом британского лорда и мгновенно прыгнула ему навстречу, выражая свой восторг диким визгом.

Лорд, широко раскрыв от удивления глаза, застыл на месте, как вкопанный.

— Акут! — воскликнул он.

Мальчик растерянно переводил взгляд с отца на обезьяну и с обезьяны на отца. То, что произошло дальше, заставило укротителя застучать зубами: из уст англичанина послышались гортанные звуки; человекообразное чудовище приблизилось к нему вплотную и что-то ласково отвечало на своём языке.

А в это время из глубины кулис старик отвратительной наружности пристально наблюдал за тем, что происходило в ложе; на его искажённом рябом лице, нервно подёргивавшемся от волнения, последовательно отражались все чувства — от восторга до ужаса.

— Давно я не видел тебя, Тарзан, — говорил Акут. — Теперь, когда я нашёл тебя, я пойду в твои джунгли и останусь с тобой навсегда.

Человек гладил зверя по косматой голове; в его мозгу длинной вереницей проходили воспоминания давно прошедших дней, и он переносился в чащу девственного африканского леса, где это громадное человекоподобное существо сражалось с ним бок о бок; в его памяти вставал чёрный Мугамби, потрясающий смертоносной дубиной, и рядом с ним свирепая пантера Шита с обнажёнными клыками и колючими усами, а затем — страшная орда обезьян племени Акута.

Человек глубоко вздохнул; его вновь охватила с прежней силой тоска по джунглям, которую он считал умершей… Ах, если бы вернуться туда хоть на один короткий месяц! Снова чувствовать, как щекочет листва голое тело; вдыхать полной грудью пряный запах гниющих растений; улавливать острым слухом бесшумные шаги подкрадывающегося хищника; выслеживать добычу и знать, что тебя выслеживает другой хищник; нападать и защищаться! Картина была так притягательна, что кровь забурлила у него в жилах… Но рядом с этим видением встало другое — любимая женщина с ласковыми глазами, молодая, красивая, маленький сын, друзья, дом… Он бессильно пожал плечами.

— Это невозможно, Акут, — сказал он. — Но, если ты хочешь вернуться в родные джунгли, я помогу тебе. Ты не можешь быть счастлив здесь, а я не могу быть счастлив там.

Укротитель сделал шаг вперёд. Обезьяна зарычала, обнажая клыки.

— Иди с ним, Акут, — сказал Тарзан, — завтра я приду навестить тебя.

Зверь мрачно поплёлся за укротителем. Джон Клейтон разузнал, где он живёт, а затем повернулся к сыну.

— Пойдём! — сказал он, и они вышли из театра. Никто не проронил ни слова. Когда они сели в карету, мальчик первый нарушил молчание.

— Обезьяна узнала тебя, — сказал он, — и вы разговаривали между собой на обезьяньем языке. Откуда это она знает тебя, и как ты выучился говорить по-обезьяньи?

И здесь впервые Тарзан, приёмыш обезьяны, рассказал сыну в немногих словах о годах своего детства и юности, о том, как он родился в джунглях, как умерли его родители и как обезьяна Кала, огромная самка, вскормила его своим молоком.

Он старался описать мальчику самыми чёрными красками, как страшна и опасна жизнь в джунглях, кишащих дикими, кровожадными зверями; он рассказывал об изнурительной засухе и о дождливом периоде, когда свирепствует лихорадка, о голодных временах, о невыносимой жаре; он говорил, что там приходится ходить совершенно нагим, жить в постоянном страхе и лишениях… Изображая эту жизнь, он нарочно выбирал такие картины, которые должны были производить на всякого цивилизованного человека самое ужасное впечатление, надеясь, что эти образы навсегда уничтожат в сердце мальчика унаследованное им бессознательное влечение к диким лесам.

Но как ни старался он описывать джунгли в самых мрачных красках, из его рассказа джунгли вставали такими, какими они были для него, — джунгли, бесконечно дорогие его сердцу. А кроме того, рассказывая о своей жизни среди диких зверей, он забыл об одном обстоятельстве, забыл о самом главном, что тот мальчик, который, застыв возле него, с жадностью вслушивался в его слова, был сын Тарзана, человека-обезьяны…

По возвращении домой мальчика уложили в постель, освободив от заслуженного наказания. Джон Клейтон рассказал своей жене обо всех событиях этого вечера, причём не скрыл от неё, что он счёл нужным познакомить сына со своей прошлой жизнью в африканских лесах. Леди Джэн была убеждена, что мальчик всё равно, рано или поздно, узнает истину о тех страшных годах, когда его отец жил жизнью дикого зверя; она только покачала головой и пыталась утешить себя надеждой, что влечение к дикому существованию, которое до сего времени не умерло в груди отца, не передастся его сыну.

Тарзан, согласно своему обещанию, посетил Акута на следующий день; Джека он не взял с собой, несмотря на его настойчивые мольбы.

Рядом с Акутом Тарзан увидел владельца обезьяны, рябого старика, в котором, конечно, не мог узнать прежнего блестящего Алексея Павлова. Растроганный жалобами своего друга Акута, Тарзан предложил хозяину продать ему животное, но Павлов отвечал, что ему необходимо подумать, прежде чем назначить цену.

Когда Тарзан вернулся домой, Джек возбуждённо расспрашивал отца обо всех подробностях его свидания с обезьяной и горячо просил его купить Акута и привезти домой. Леди Грейсток пришла в ужас от этого желания, но мальчик продолжал настойчиво умолять отца. Тарзан прикрикнул на него и объяснил, что если он и хотел купить обезьяну, то лишь для того, чтобы возвратить её в её родные леса; леди Грейсток одобрила эту мысль. Джек присмирел и только просил позволения посетить обезьяну, но ему в этом было отказано наотрез.

Однако у мальчика был адрес, данный укротителем его отцу; через два дня, воспользовавшись отсутствием своего нового воспитателя (мистер Мур покинул дом сейчас же после скандального происшествия), он выскользнул из дому и, после долгих блужданий по неизвестной ему части Лондона, отыскал тесную, зловонную трущобу, где жил рябой старик, владелец обезьяны.

Старик сам отворил ему дверь, и когда мальчик объявил, что пришёл посмотреть Аякса, впустил его в грязную каморку, где он жил со своей обезьяной. В прежние времена

Павлов был опрятен, но десять ужасных лет, проведённых среди людоедов, совершенно изменили его: он был одет в грязные лохмотья, руки у него были немытые, жидкие волосы висели сальными, нечёсаными прядями. В комнате царил невообразимый беспорядок.

Когда Джек вошёл, обезьяна лежала на кровати, покрытой дырявым зловонным одеялом и кучей какого-то тряпья. Увидев мальчика, она вскочила со своего ложа и стремглав кинулась ему навстречу. Павлов не узнал посетителя и испугался: ему показалось, что животное собирается наброситься на вошедшего; он поспешил заслонить собой мальчика и прикрикнул на обезьяну, чтобы та вернулась в постель.

— Не бойтесь, она не обидит меня! — воскликнул мальчик. — Мы с нею друзья, а ещё раньше, давным давно она была в большой дружбе с моим отцом. Они познакомились в джунглях. Мой папа — лорд Грейсток. Он не должен знать, что я пошёл сюда, потому что мама запретила мне навещать обезьяну; но мне так хотелось видеть Аякса! Я дам вам денег, сколько вы хотите, только позвольте мне приходить сюда иногда и быть немного с Аяксом!

Когда мальчик назвал своё имя, глаза Павлова превратились в узенькие щёлки. После того, как он увидел в мюзик-холле Тарзана, в его расшатанном, одряхлевшем мозгу вспыхнула жажда мести. Слабым и преступным душам свойственно винить других в тех несчастьях, которые явились результатом их собственной подлости: и вот Алексей Павлов начал понемногу припоминать события своей минувшей жизни, и ему стало казаться, что виновником всех его злоключений был отец того мальчика, который теперь так доверчиво беседует с ним.

В его мозгу тотчас же блеснула мысль отомстить Тарзану тем, чтобы нанести удар его единственному сыну, но как привести в исполнение свой план и не попасться при этом самому? И вот, ясно поняв, какие широкие возможности открывает ему случай, который привёл сына его врага в его конуру, Павлов решил на всякий случай поближе сойтись с подростком. Стараясь быть возможно приветливее, он рассказал мальчику всё, что знал о жизни его отца; при этом ему удалось обнаружить, что мальчик до последнего времени ничего не знал об этой жизни, что от него все скрывали; он узнал также, что мальчику не разрешали ходить в зоологический сад и что ему пришлось тайком ускользнуть из дому, связав своего воспитателя, чтобы взглянуть на Аякса.

Из всего этого Павлов понял, как страшно боятся родители, чтобы в мальчике не проснулось то самое влечение к джунглям, которое когда-то причинило столько страданий его отцу.

Павлов приглашал мальчика приходить к нему почаще и сумел расположить его к себе увлекательными рассказами о диких странах, с которыми он сам был так хорошо знаком. Часто он подолгу оставлял мальчика наедине с Акутом и после нескольких визитов маленького лорда с удивлением заметил, что тот свободно объясняется с обезьяной: Джеку очень легко удалось усвоить простые слова примитивного языка человекообразных.

В течение этого времени лорд Грейсток тоже несколько раз высказывал намерение купить Аякса и однажды откровенно признался, что к этому его побуждает не только собственное желание выпустить обезьяну на волю в её родные леса, но также и настояние жены: леди чрезвычайно боится, что Джек может сильно привязаться к обезьяне и вздумает, чего доброго, дать волю своим бродяжьим инстинктам и удрать с обезьяной в Африку. Тарзан объяснил, что страсть к дикой жизни сильно повлияла и на его собственную жизнь.

При этих словах русский с трудом сдерживал улыбку: он вспомнил, как полчаса назад, будущий лорд Грейсток, достойный сын своего отца, дурачился с Аяксом на грязной постели, проявляя чисто обезьянью ловкость.

Во время разговора с Тарзаном в голове у Павлова созрел определённый план действий: за баснословную цену он согласился продать обезьяну и обязался, по получении денег, отправить её в Дувр на судно, которое через два дня отходит на юг, в Африку.

У Павлова было две причины принять предложение Клейтона. Прежде всего для него теперь было особенно существенно получить кругленькую сумму, так как обезьяна с недавнего времени перестала служить источником дохода. С тех пор как Акут нашёл Тарзана, его никакими средствами нельзя было заставить выступать на подмостках. Со времени своего приезда в Лондон, обезьяна, очевидно, сильно тосковала по родным джунглям и, если она до сих пор позволяла выставлять себя перед тысячами любопытных зрителей, то, казалось, лишь потому, что она старалась отыскать своего давно утраченного друга и господина. Теперь, когда она его нашла, у неё не оставалось желания знаться со стадом обыкновенных людей. Никакими убеждениями нельзя было добиться того, чтобы обезьяна хотя бы на минуту показалась на подмостках мюзик-холла. Павлов попробовал принудить её к этому силой, но в результате он едва не распрощался с жизнью; на его счастье рядом оказался Джек Клейтон, которому разрешали навещать обезьяну в её артистической уборной в мюзик-холле: он мгновенно бросился на помощь русскому и предупредил жестокие намерения зверя.

Помимо денежных расчётов, в сердце Павлова жили мечты о мести. Претерпевая неудачи и несчастья, он всё пламеннее мечтал отомстить Тарзану, которого считал их виновником. Его последняя неудача, неудача немалая, заключалась в отказе Аякса зарабатывать для хозяина деньги. Эту неудачу он всецело приписывал Тарзану: он уверил себя, что человек-обезьяна надоумил своего дикого друга отказаться выходить на сцену.

Врождённая злобность и коварство Павлова усугублялись немощностью его умственных и физических сил, расшатанных нуждой и страданиями. Холодная, расчётливая, изощрённая мстительность Павлова прежних дней выродилась в нервную, ворчливую злобу умственно дефективного человека. Но тем не менее, созданный им план был так удачен, что совсем не вязался с предположением о слабости его умственных способностей. Прежде всего, этот план обеспечивал ему изрядную сумму денег; он получал их от лорда Грейстока за обезьяну, да ещё, вдобавок, за её отправку; затем он жестоко мстил ненавистному Тарзану через его обожаемого сына. Последняя часть плана, правда, отличалась грубой жестокостью — ей недоставало той утончённости, которой в доброе старое время блистали искусные проделки Алексея Павлова, работавшего тогда под руководством такого виртуозного преступника, как Николай Роков, но зато она вполне освобождала Павлова от ответственности за содеянное преступление: всё будет свалено на обезьяну, которую, таким образом, постигнет справедливая кара за отказ добывать пропитание для Павлова.

Дальнейшие события были на руку Павлову. Ему дьявольски везло. Сын Тарзана случайно услышал, как отец рассказывает матери, какие шаги он предпринял, чтобы благополучно доставить Акута на родину, в джунгли. Мальчик снова стал просить и умолять родителей взять обезьяну к себе в дом; Акут был бы его лучшим товарищем. Тарзан готов был на это согласиться, но леди Грейсток и слышать об этом не хотела. Джек слёзно упрашивал мать, но леди Джэн была неумолима. В конце концов сын, казалось, покорился решению матери, что обезьяна должна вернуться в Африку, а он — в школу, так как школьные каникулы кончались.

В этот день Джек не пошёл к Павлову: вместо этого он занялся какими-то важными делами. У него всегда было много денег, так что он мог при желании свободно истратить несколько сот фунтов. Он принялся ходить по магазинам, закупая какие-то странные вещи, которые умудрился тайком, контрабандой, пронести в свою комнату, когда поздно вечером вернулся домой.

На следующее утро Джек переждал, пока его отец вернулся от Павлова, а затем выбрался украдкой из дома и помчался к русскому. Не будучи достаточно близко знаком с Павловым, мальчик решил не рассказывать ему всего своего плана из опасения, что старик не только откажется ему помочь, но и выдаст его отцу. Он только попросил позволения отвезти Аякса в Дувр; он объяснял старику, что это избавит его от утомительного путешествия, а кроме того будет для него очень выгодно, так как мальчик ему хорошо заплатит.

— Видите ли, — продолжал он, — об этом никто не догадается, так как завтра меня отправляют в школу; родители будут думать, что я с вечерним поездом уехал в школу, а вместо этого, когда они оставят меня на вокзале, я сейчас же прибегу к вам. Я отвезу Аякса в Дувр, а в школу приеду днём позже, никто ничего не узнает, со мной ничего худого не случится, и я проведу лишний денёк с Аяксом перед тем, как расстанусь с ним навсегда.

Этот план вполне соответствовал замыслам Павлова, и он живо согласился на предложение Джека. Если бы он знал, что случится через час, он бы совсем отказался от своего плана мести; но человеку не дано предугадывать будущее.

После обеда лорд и леди Грейсток простились с сыном, посадив его в купе первого класса, в котором он должен был доехать до школы. Но едва ушли с перрона, он собрал свои вещи, вышел из вагона и кликнул кэб. Извозчику он сказал адрес Павлова. Смеркалось, Павлов уже ждал его. Он нервно ходил по комнате. Обезьяна крепким канатом была привязана к кровати. Мальчик никогда не видел ещё, чтобы старик применял такие меры предосторожности по отношению к Аяксу. Он вопросительно посмотрел на Павлова. Тот невнятно пробормотал, что обезьяна как будто догадывается о предстоящем путешествии и собирается бежать.

Павлов держал другой канат, с петлёй на конце, и нервно вертел его в руках. Он продолжал шагать. Его рябое лицо искажалось страшными гримасами. Он что-то бормотал про себя. Мальчик, который никогда не видал его в таком возбуждении, почувствовал себя неловко. Наконец Павлов остановился у стены, подальше от обезьяны.

— Поди сюда! — сказал он Джеку. — Я научу тебя, как справиться с Акутом, если он перестанет повиноваться. Мальчик засмеялся.

— Я в этом не нуждаюсь, — сказал он. — Аякс сделает всё, о чём я его попрошу. Старик топнул ногой.

— Я говорю тебе, чтобы ты шёл сюда! — повторил он. — Если ты не будешь слушаться, я не позволю тебе провожать обезьяну в Дувр. Не стану я возиться с тобой, если она вырвется!

Всё ещё улыбаясь, мальчик перешёл комнату и остановился перед Павловым.

— Повернись ко мне спиной, — приказал тот, — я покажу тебе, как легче связать обезьяну.

Мальчик повернулся. Затем, по предложению Павлова, он сложил руки у себя за спиной. Старик накинул петлю на одну его руку, обмотал канат вокруг другой его руки и завязал узлом. Когда мальчик был связан, старик внезапно переменил своё отношение: с ругательством повернул он пленника к себе лицом и свирепым ударом сбил его с ног. Мальчик полетел на пол и расшиб себе голову; разъярённый старик вскочил к нему на грудь.

Обезьяна, рыча, боролась со своими путами. Мальчик не кричал: в его жилах струилась кровь Тарзана, а Тарзана хорошо научила его приёмная мать, обезьяна Кала, великому закону джунглей — никто не приходит на помощь к побеждённому.

Пальцы Павлова сжали мальчику горло; злобным, хриплым смехом захохотал старик в лицо своей жертве.

— Твой отец погубил меня, — ворчал он. — Так вот ему моя награда. Он будет думать, что это сделала обезьяна. Я скажу ему, что я отлучился на минуту, ты вошёл, и обезьяна убила тебя. Я брошу твоё тело на кровать, когда вышибу из тебя жизнь. Твой отец найдёт обезьяну, склонённую над трупом…

И он снова разразился диким хохотом. Пальцы его сошлись на шее мальчика.

За его спиной ревущий от бешенства зверь бился в стену маленькой комнаты. Мальчик побледнел, но на лице у него не было ни страха, ни растерянности: он был сын Тарзана. Пальцы впивались ему в горло; он дышал с трудом, урывками.

Обезьяна продолжала неистово биться на своём крепком канате. Повернувшись, она намотала его себе на руку, совсем так, как это делают люди, и рванула изо всей силы. Раздался треск ломающегося дерева — канат остался цел, но ножка кровати сломалась.

Павлов обернулся. Его омерзительное лицо побелело от ужаса. Обезьяна была на свободе. Одним прыжком она прыгнула на него. Человек закричал. Она оттащила его от мальчика. Острые когти вонзились ему в грудь. Он беспомощно сопротивлялся. Страшные челюсти раскрылись у его горла, и когда они снова сомкнулись, душа Алексея Павлова отправилась к дьяволам, которые давно уже ждали её.

Мальчик с помощью Акута встал на ноги. В течение двух часов обезьяна развязывала ему руки. Он помогал ей распутывать узлы. Наконец мальчик был на свободе. Он перерезал верёвку, которая всё ещё болталась на шее обезьяны. Затем он открыл один из своих чемоданов и вынул оттуда какую-то одежду. Его план был хорошо задуман. Он не советовался со зверем, который исполнял все его приказания.

Когда два человека вышли из дому, никто не заметил, что один из них был обезьяна.

IV. Необыкновенная бабушка. Убийство

Убийство одинокого старика, по имени Михаил Савров, его большой дрессированной обезьяной несколько дней было злободневной темой газет. Лорд Грейсток, прочтя об этом, принял все меры, чтобы его имя не впутывалось в эту историю, и стал внимательно следить за всеми попытками отыскать обезьяну.

Как и для всех, главный интерес происшедшего заключался для него в таинственном исчезновении убийцы. По крайней мере, так было до тех пор, пока он не узнал, что его сын Джек не явился в школу, хотя он, лорд Грейсток, сам усадил его в вагон. Но даже и теперь отец не сразу связал это событие с тайной обезьяны. Только тогда, когда тщательные расспросы и расследования доказали, что мальчик вышел из вагона, и когда был разыскан извозчик, который возил его к Павлову, Тарзан понял, что исчезновение Акута тесно связано с исчезновением его сына.

Что было дальше, после того, как мальчик вышел из кэба, никто не знал. Никто не видел с тех пор ни мальчика, ни обезьяны, по крайней мере, никто из оставшихся в живых.

Хозяин дома, когда ему показали карточку мальчика, сказал, что он не раз встречал его у старика. Больше ничего он не знал. Здесь, в дверях этого мрачного дома, следы терялись…

***

На следующий день после загадочной смерти Алексея Павлова красивый юноша, в сопровождении своей больной бабушки, садился на пароход в Дувре. Лицо старой дамы было закрыто вуалью. Её пришлось ввезти на пароход в кресле для больных — так она была слаба от старости и болезни.

Юноша отклонял все услужливые предложения помощи: он сам вкатил на кресле бабушку на борт судна, сам помог ей добраться до каюты и с тех пор никто её больше не видел до конца путешествия. Даже лакея он не впускал в каюту; он объяснил, что у его бабушки расстройство нервов и что её раздражает присутствие посторонних.

Никто не знал, что он делал в каюте, но на палубе он был самым обыкновенным, здоровым английским мальчиком. Он болтал со своими ровесниками, сделался любимцем экипажа и завёл многочисленных друзей среди матросов. Он держался благородно и непринуждённо; это заставляло его новых знакомых относиться к нему с уважением и благосклонностью.

Среди пассажиров был один американец по имени Шендон, шулер и вор, прославившийся своими грабежами во многих городах Соединённых Штатов. Он мало интересовался мальчиком, пока случайно не заметил у него пачку кредиток. После этого Шендон решил обработать юного британца. Ему без труда удалось узнать, что тот едет с бабушкой в маленький порт на западном берегу Африки, близ экватора, что его фамилия Биллингс и что, кроме бабушки, у него на пароходе нет близких. Но как ни старался американец выпытать, с какой целью они едут туда, мальчик упорно отмалчивался. Впрочем, Шендона интересовало нечто другое.

Несколько раз Шендон пытался втянуть мальчика в карточную игру; но его жертва не питала пристрастия к картам; а так как к тому же другие пассажиры стали подозрительно поглядывать на американца, он решил поискать другого способа переложить деньги из кармана мальчика в свой.

Наконец настал день, когда пароход бросил якорь у заросшего лесом мыса, где десятка два каменных домов, с крышами из листового железа, некрасивой кляксой выделявшиеся на фоне чудной тропической природы, давали понять, что цивилизация наложила свою руку и на эти первобытные дебри. Вокруг домов были разбросаны лачуги дикарей, крытые соломой. Они казались весьма живописными: их дикая примитивность вполне гармонировала с окружающим тропическим пейзажем. Рядом с этими лачугами постройки белых людей казались ещё безобразнее.

Мальчик не смотрел на человеческий посёлок: его глаза жадно пожирали расстилавшийся сзади лес. Лёгкий холодок пробегал у него по спине, он дрожал от предвкушения счастья. Но, сам того не желая, он вдруг вспомнил любящие глаза матери и строгое лицо отца, которое под мужественной суровостью скрывало глубокую нежность. Тогда Джек начинал колебаться.

Рядом с ним помощник капитана громко отдавал приказания стае туземных челноков, которые кишели вокруг парохода, готовясь перевозить товар в маленькую гавань.

— Когда следующий пароход отходит отсюда в Англию? — спросил мальчик.

— «Эммануэль» приходит всегда одновременно с нами, — ответил моряк. — Я думаю, он уже здесь.

И моряк продолжал громко и раздражённо давать указания дикой орде, которая атаковала пароход.

Спустить бабушку с парохода в шлюпку было делом нелёгким. Джек не отходил от неё ни на шаг, а когда, наконец, бабушка была благополучно посажена в парусное судёнышко, которое должно было доставить их на берег, её внук, как котёнок, прижался к ней. Он так был занят заботами о бабушке и с такой напряжённостью и опаской следил, как её спускали вниз на стуле, подвешенном к лебёдке, что не заметил, как в это время выпал у него из кармана и исчез в волнах небольшой свёрток.

В то время как парусник с бабушкой и внучком причаливал к берегу, Шендон на маленьком челноке подъехал к другой стороне корабля и после долгой перебранки с владельцем судна забрал свой багаж и отправился на берег. На берегу он всё время шнырял вокруг неказистого двухэтажного здания, которое было украшено вывеской «Отель», заманивавшей простодушных путешественников к своим многообразным неудобствам. Шендон держался в некотором отдалении от «Отеля» и как будто старался кого-то высмотреть в его окнах. На землю уже опустилась ночь, когда американец Шендон решился, наконец, войти в «Отель».

В одном из отдалённых номеров этого «Отеля», на втором этаже, английский юноша не без труда объяснял широкоплечей старушке, что он решил вернуться в Англию со следующим пароходом. Он старался втолковать своей бабушке, что она может остаться в Африке, если желает, но он должен вернуться домой, к папе и маме: сердце подсказывает ему, что и папа, и мама страдают из-за его отсутствия: ведь им неизвестно, что он и бабушка собрались путешествовать по первобытным африканским лесам!

Придя к твёрдому решению вернуться домой, Джек почувствовал, что с его души скатилось бремя, которое мучило его много бессонных ночей. Когда он улёгся в грязную постель и закрыл глаза, ему приснилось счастливое свидание с милыми сердцу. Но, пока он безмятежно спал, судьба, жестокая и непреклонная, осторожно подкрадывалась к нему по тёмному коридору того зловонного здания, под кровом которого он спал, — судьба, принявшая образ Шендона, известного американского вора и шулера.

Шендон на цыпочках подкрался к двери того номера, где остановился Джек. Там он долго прислушивался; наконец, вполне убедился, что мальчик и бабушка спят: они ровно и мерно дышали. Он тихонько вставил тоненькую отмычку в замочную скважину. Проворными пальцами, искушёнными в беззвучных операциях над замками, задвижками и болтами, которые охраняют чужое имущество, Шендон повернул ключ и нажал ручку двери. Он слегка толкнул дверь, и она бесшумно отворилась. Шендон вошёл в комнату и мягко закрыл за собой дверь. Как раз в эту минуту облака заслонили луну. Комната погрузилась во мрак. Шендон стал пробираться к постели. В дальнем углу комнаты что-то шевелилось, что-то ползло, но так тихо, так бесшумно, что даже насторожённый слух опытного вора не мог уловить никакого шороха. Шендон ничего не слышал: его внимание было устремлено на кровать, где он рассчитывал найти мальчика и его беспомощную, больную бабушку.

Американец мечтал только о кредитных билетах. Если спящие не проснутся, пока он будет разыскивать деньги, отлично, он будет очень рад! Если же он встретит сопротивление… что ж, он готов и на это! Платье мальчика лежало на стуле около кровати. Пальцы американца быстро обшарили платье, но в карманах не было пачки новеньких кредитных билетов. Значит, она — под подушкой. Он подошёл к спящему ближе: его рука уже касалась подушки, но вдруг луна вынырнула из-за туч, и комната наполнилась светом. В то же мгновение мальчик открыл глаза и взглянул в глаза Шендону. Американец неожиданно увидел, что мальчик в кровати один. Он схватил свою жертву за горло. Когда мальчик приподнялся, чтобы сопротивляться, Шендон услышал у себя за спиной глухое ворчанье. Мальчик схватил Шендона за руки, и мошенник почувствовал, что в тонких, белых пальцах его противника скрыты стальные мускулы.

В ту же минуту другие пальцы схватили его за горло, жёсткие, волосатые пальцы. Он бросил испуганный взгляд назад, и волосы встали дыбом у него на голове… Его держала за горло огромная человекообразная обезьяна. Мальчик крепко сжимал его руки. Никто из них не проронил ни звука: это была немая борьба. Но где же бабушка? Шендон окинул комнату быстрым, всеохватывающим взглядом: глаза его широко раскрылись, когда он открыл истину… Какую ужасную тайну скрывали эти существа, во власть которых он попал? Он начал вырываться из рук мальчика, чтобы повернуться лицом к зверю, стоявшему у него за спиной. Он высвободил одну руку и нанёс мальчику сильный удар по лицу. Казалось, этим ударом он разбудил тысячу дьяволов в волосатом чудовище, которое держало его за горло. Шендон услышал тихое, зловещее рычанье. Это был последний звук, услышанный им в жизни. Потом он был опрокинут на пол, тяжёлое тело навалилось на него, мощные зубы вонзились ему в горло, и он погрузился во мрак, который называется вечностью.

Когда обезьяна отошла от его распростёртого тела, Шендон уже ничего не чувствовал — он был мёртв.

Мальчик в ужасе вскочил с кровати и наклонился над безжизненным телом. Он знал, что Акут совершил убийство, защищая его жизнь. Но что сделают с ним и его верной обезьяной здесь, в дикой Африке, далеко от друзей и родных? Мальчик знал, что убийство по закону карается смертью. Он знал также, что соучастник убийства подвергается казни наравне с убийцей. Кто вступится здесь за него? Полудикие люди посёлка, почти нетронутые цивилизацией?.. Утром они вытащат его и Акута из комнаты и повесят на ближайшем дереве… Он читал, что так всегда поступают с убийцами в Америке, а ведь Африка ещё глуше, ещё некультурнее, чем самый дикий запад той страны, где родилась его мать. О, конечно, утром они будут повешены!

Как избежать ужасной смерти? Несколько минут он молча раздумывал, а потом облегчённо вскрикнул, захлопал в ладоши и бросился к стулу, на котором лежало его платье. С деньгами можно добиться всего! Деньги спасут и его, и Акута! Он старался нащупать пачку кредитных билетов в том кармане, где он всегда носил их. Но их там не было! Сначала спокойно, потом постепенно теряя самообладание, он обыскал все карманы. Потом стал на корточки и принялся шарить по полу; зажёг лампу, отодвинул кровать и вершок за вершком осмотрел весь пол. Около Шендона он помедлил минуту, затем, пересилив себя, перевернул убитого и обследовал пол под ним. Денег не было! Джек сообразил, что Шендон приходил обокрасть его, но он был уверен, что вор не успел исполнить своё намерение. Однако денег нигде не было, значит, они у американца. Джек обыскал мертвеца, но напрасно. Снова и снова он осматривал комнату, снова и снова возвращался к мёртвому телу, но денег нигде не нашёл.

Он впал в отчаяние. Что ему делать? Утром преступление будет обнаружено, и они будут повешены… Несмотря на свой большой рост и чрезвычайную силу, унаследованную от отца, он всё-таки был только ребёнок, испуганный, тоскующий по родному дому, маленький неопытный мальчик, и рассуждал по-детски. Одно ему было понятно: они убили человека, они находятся среди чужих, среди дикарей, которые жаждут крови несчастной жертвы, посланной им судьбой. Такие воззрения он воспринял из книжек с рассказами о страшных приключениях.

Денег! Только деньги их спасут!

Он опять осмотрел тело. Теперь уже в последний раз. Обезьяна скорчилась в углу и следила за мальчиком. Джек снимал с американца брюки, пиджак, жилет и каждую вещь рассматривал несколько минут. Даже башмаки обыскал он с необычайной тщательностью, а когда последняя вещь была снята и рассмотрена, он бросился в изнеможении на кровать. Он долго лежал на кровати и расширенными от ужаса глазами видел страшное будущее: мерно раскачиваются два тела на суку высокого дерева…

Вдруг он услышал на нижнем этаже какой-то шум. Он быстро вскочил на ноги, задул лампу, тихонько подкрался к двери и запер её на ключ. Потом решительно подошёл к обезьяне.

Вчера вечером он твёрдо решил вернуться домой при первой возможности и испросить у родителей прощения за свой безумный поступок. Теперь он знал, что никогда не вернётся к родным. Его руки обрызганы человеческой кровью!

Он буквально помешался от ужаса и приписывал убийство Шендона себе, а не Акуту. Если бы у него были деньги, он мог бы, конечно, подкупить правосудие, но увы, у него ни гроша!

Куда же девались эти проклятые деньги? Мальчик старался припомнить, когда он держал их в последний раз. Но, как ни напрягал свою память, не мог вспомнить; да если бы и вспомнил, не мог бы узнать, куда они девались: он не почувствовал в лодке, как маленький свёрток выскользнул у него из кармана и шлёпнулся в море.

— Идём! — сказал он Акуту на обезьяньем языке. На мальчике была лёгкая ночная пижама, но он, не одеваясь, направился к открытому окну. Он выглянул в окно и прислушался. В нескольких футах от окна росло огромное дерево. Джек прыгнул и как кошка вцепился в ветку; через минуту он был на земле. За ним спустилась обезьяна. В двухстах шагах от одинокого городка начинались джунгли. Туда-то и направился мальчик. Беглецов никто не видел, а через минуту джунгли поглотили их. Джек Клейтон, будущий лорд Грейсток, безвестно скрылся от человеческих взоров…

***

Было уже довольно поздно, когда на следующий день лакей-туземец постучался в номер к Биллингсам. Ответа не последовало. Тогда лакей попробовал вставить в замочную скважину свой ключ, но и это не удалось ему, так как другой ключ был вставлен в неё изнутри. Он доложил об этом хозяину гостиницы, герру Скопфу. Немец бешено застучал в дверь. Не получив ответа, он нагнулся, дабы посмотреть в замочную скважину. Но он был слишком толст для подобных движений, потерял равновесие, и, чтобы не шлёпнуться лицом вниз, ему пришлось упереться в пол ладонью. Под пальцами он почувствовал что-то густое и липкое. Он вздрогнул, поднёс пальцы к самому носу и принялся их разглядывать; в полумраке коридора он различил у себя на руке тёмно-красные пятна крови… Поднявшись, он всем туловищем упёрся в дверь. Герр Скопф — человек сильный. По крайней мере, он был сильным в то время; я не видел его с тех пор уже много лет. Дверь рухнула под его тяжестью, и герр Скопф влетел в комнату.

Ничего более загадочного ему никогда не приходилось видеть: на полу у его ног лежит мёртвое тело незнакомого ему человека; горло у человека прокусано клыками какого-то дикого зверя; он совершенно гол; его одежда разбросана по полу. Но где же старая дама, где её маленький внук? Их — нет, они исчезли… Герр Скопф взглянул на окно: оно было открыто; они могли выйти только через окно, потому что дверь была заперта изнутри.

Но как же мог мальчик вытащить свою больную бабушку через окно второго этажа? Этого никак не понять!

Герр Скопф снова осмотрел комнату. Кровать отодвинута от стены, но для чего? Он в третий или четвёртый раз нагнулся и посмотрел под кровать. Они исчезли! Но ведь старуха не могла и шагу сделать сама, ведь её ещё вчера втащили наверх носильщики!

Дальнейшие поиски привели только к новым загадкам. Вся одежда и старухи и мальчика была здесь, в комнате: они бежали или нагишом, или в ночном белье. Герр Скопф опустил голову. Затем он обхватил её обеими руками. Он был подавлен, он был растерян. Всё это слишком таинственно. Вряд ли и Шерлок Холмс сумел бы раскрыть эту тайну!

Больная старуха, которую на руках несли с корабля до сё комнаты, и красивый мальчик, её внук, жили у него в гостинице со вчерашнего дня. Ужинали они у себя в комнате. После их приезда никто их не видал. На следующее утро, в девять часов, в комнате не оказывается никого, кроме тела неизвестного человека. За это время ни одна лодка не покинула гавани. Железной дороги нет на сотни миль кругом. До ближайшего места, населённого белыми, нужно идти несколько дней по диким лесам, в сопровождении вооружённых людей. Очевидно, они растаяли в воздухе, ибо туземец, посланный осмотреть землю под окном, доложил, что нет никаких следов от человеческих ног. Но не могли же они спрыгнуть со второго этажа, не оставив следов на земле! Да, здесь великая тайна. И герр Скопф избегал думать об этом и боялся приближения ночи…

И до сего времени герр Скопф ломает голову над его загадкой.

V. Девочка и кукла

Арман Жако, капитан иностранного легиона, сидел на седельной попоне, разостланной под пальмой. Его коротко остриженная голова и широкие плечи, прислонённые к жёсткому стволу пальмы, вкушали сладостную негу отдыха. Его длинные ноги раскинулись на попоне, а шпоры вонзились в песчаную почву маленького оазиса. Капитан отдыхал: целый день он провёл в седле, носясь по сыпучим пескам пустыни.

Он лениво курил папиросу, наблюдая, как его денщик готовил ему ужин. Капитан Арман Жако был доволен собой и всем миром. Справа от него шумно суетились его старые солдаты, сожжённые солнцем; отдыхая от тяжёлых оков дисциплины, они потягивали утомлённые члены, смеялись, шутили, курили: двенадцать часов они ничего не ели и теперь предвкушали удовольствие от вкусного ужина. Между ними, безмолвно насупившись, сидели арабы в белых одеждах, связанные и окружённые стражей.

Глядя на своих пленников, капитан Арман Жако чувствовал приятное удовлетворение, ибо он сознавал, что хорошо исполнил свой долг. В течение долгого, жаркого, голодного месяца носился он со своим маленьким отрядом по бесплодной пустыне в погоне за шайкой разбойников, которые не раз нападали на мирные селения и уводили верблюдов, лошадей и коз; каждый грабёж неизменно сопровождался убийствами.

Капитан настиг их неделю тому назад. Битва была жаркая: капитан потерял двоих солдат, но зато разбойники были разбиты. Улизнуло около десятка, не больше; остальные, за исключением пятерых, взятых в плен, искупили свои преступления под пулями его молодцов. Но приятнее было то, что в числе пленных находился их атаман, Ахмет бен Худин.

Затем мысли капитана Жако перенеслись к маленькому дому, где завтра его радостно встретят жена и дочь. Взор его засиял нежностью, как всегда, когда он думал о них. Он ясно представил себе красоту матери, отражённую в детском личике маленькой Жанны. Как они будут смеяться вместе завтра вечером! Он даже почувствовал, как прижмётся мягкая женская щека к его лицу — прикосновение бархата к коже быка.

Его мечтания были прерваны голосом офицера, который звал часового. Капитан Жако открыл глаза. Солнце ещё не зашло, но тени деревьев, окружавших источник, и тени лошадей и солдат убегали далеко на восток по золотым пескам. Туда протянул свою руку часовой, туда же, прищурив глаза, смотрел капрал. Капитан Жако вскочил; он не любил смотреть с помощью чужих глаз, он должен посмотреть сам. Он всегда всё замечал первый, недаром его называли «ястребом». Он увидел там, куда убегали тени деревьев, дюжину двигающихся точек, то опускавшихся, то поднимавшихся в песках. Точки пропадали и появлялись снова, становясь всё больше и больше. Жако сразу узнал их. Это были всадники пустыни, арабы.

Сержант подбежал к капитану. Весь лагерь вглядывался вдаль. Жако отдал сержанту несколько кратких приказаний, сержант приложил руку к козырьку и вернулся к солдатам. Двенадцать человек оседлали лошадей и поскакали навстречу всадникам. Оставшиеся приготовились к сражению. Может быть, всадники, так быстро скачущие к их лагерю, — друзья пленных арабов и хотят освободить своих товарищей внезапным нападением. Впрочем, всадники не старались скрыть своего приближения: на виду у всех они бешено мчались к лагерю. Но «ястреба» не так-то легко обмануть: именно эта откровенность и казалась ему подозрительной.

Сержант со своим отрядом встретил арабов в двухстах ярдах от лагеря. Жако видел, как сержант говорил с высоким, одетым в белое человеком, должно быть, вождём этой шайки. Затем сержант и араб вместе поскакали к лагерю. Жако ждал их. Оба они соскочили с коней перед ним. — Шейх Амор бен Хатур! — возвестил сержант. Капитан Жако внимательно рассматривал шейха. За сотни миль кругом он знал всех арабских вождей; но этого человека никогда не видал. То был высокий, угрюмый старик лет шестидесяти, со следами страстей на вытянутом лице, с узенькими, злобными глазками. Капитану Жако араб сразу же не понравился.

— Что вам угодно? — спросил капитан.

— Ахмет бен Худин — сын моей сестры! — сказал араб. — Отдайте его мне, я буду отвечать за него, и он больше не нарушит французских законов.

Жако покачал головой.

— Этого не будет, — сказал он, — я обязан взять его с собой. Он предстанет перед нашим судом, и его будут судить по закону. Если он ни в чём не виновен, его оправдают.

— А если виновен? — спросил араб.

— Его обвиняют в многочисленных убийствах. Если вина будет доказана, его приговорят к смерти.

Левая рука шейха была спрятана под бурнусом.

Он вытащил из-под бурнуса тяжёлую сумку козлиной кожи, наполненную червонцами, развязал её, зачерпнул оттуда горсть монет и разложил их на ладони правой руки. Это были золотые монеты французского чекана. По величине сумки, по её раздутым бокам, капитан Жако заключил, что она вмещает немалое богатство. Шейх Амор бен Хатур бросал сверкавшие монеты с ладони обратно в сумку одну за другой. Потом он туго стянул её ремнями. При этом он не сказал ни слова.

Капитан Жако внимательно смотрел на араба. Они были одни. Представив шейха капитану, сержант отошёл на некоторое расстояние и теперь стоял к ним спиной. Шейх, собрав все деньги, протянул тяжеловесную сумку капитану Жако.

— Ахмет бен Худин, сын моей сестры, убежит этой ночью! — сказал он. — Ну?

Капитан Арман Жако покраснел до корней своих коротко остриженных волос. Потом побледнел и со сжатыми кулаками сделал шаг к арабу. Но сейчас же, передумав, остановился и крикнул:

— Сержант! Отвезите эту чёрную собаку обратно и смотрите, чтобы вся его шайка сейчас же убиралась вон! Если кто-нибудь ночью приблизится к нашему лагерю — стрелять!

Шейх Амор бен Хатур выпрямился во весь рост. Его злобные глаза сверкали. Он потрясал тяжёлой сумкой перед лицом капитана.

— Ты дорого заплатишь за жизнь Ахмета бен Худина, во сто крат дороже, чем стоит это золото! — вскричал он. -

И ещё дороже ты заплатишь за слово, которым обозвал ты меня! За всё это ты заплатишь мне бедою и горем!

— Убирайся вон, — закричал капитан Арман Жако, — пока я тебя не вытолкал!

***

Всё только что описанное произошло за три года до начала моего рассказа. Дело Ахмета бен Худина внесено в судебные протоколы, и кому угодно можно познакомиться с ним. Он был осуждён на смерть и встретил её со стойкостью араба.

А месяц спустя, таинственно исчезла Жанна Жако, маленькая семилетняя дочь капитана Армана Жако. Ни богатства её родителей, ни могущество великой республики не могли вырвать тайны её местонахождения из хищных лап пустыни, которая поглотила её и её похитителя.

Огромное вознаграждение было обещано тому, кто вернёт её домой. Немало любителей приключений отправилось на поиски. Но поиски в пустыне были совсем не по плечу современным цивилизованным сыщикам; кости многих из них и по сей день белеют под жгучим африканским солнцем в безмолвных песках Сахары.

***

Два шведа, Карл Иенсен и Свэн Мальбин, после бесплодных поисков девочки в южной Сахаре, решили заняться более выгодным промыслом — добыванием слоновой кости. Они скоро прославились на весь край своей жестокостью и жадностью. Туземцы боялись и ненавидели их. Европейские правительства, на территориях которых они охотились, не раз старались изловить их. Но безлюдный юг Сахары научил их многому такому, чего не знали их преследователи. Их набеги были внезапны и быстры. Шведы набирали слоновой кости и возвращались на север, в непроходимые дебри раньше, чем охранители ограбленной территории успевали узнать об их посещении. Они неустанно истребляли слонов. Они крали слоновую кость у туземцев. У них было целое войско — более сотни арабов и негров — свирепая шайка головорезов. Запомните их — Карла Иенсена и Свэна Мальбина — рыжебородых великанов-шведов — нам ещё придётся встретиться с ними!

***

В самой глубине джунглей, на берегу неисследованного притока огромной реки, впадающей в Атлантический океан, недалеко от экватора, лежит маленькое селение, окружённое крепкой деревянной стеной. Двадцать хижин, крытых пальмовыми листьями и похожих на улья, укрывают всё её негритянское население. Около десятка арабов ютятся в шатрах из козлиной кожи. Здесь они набирают товары, которые дважды в год сплавляют на север, в Тимбукту.

Перед шатрами арабов играла маленькая десятилетняя девочка, черноволосая, черноглазая; лицо у неё было орехового цвета, осанка грациозная и величавая. «Дитя пустыни» — сказал бы всякий, увидав её хоть раз.

Она плела рубашку из длинных волокон травы для поломанной куклы, которую сделал ей около года назад один добрый чернокожий раб. Голова куклы была грубо вырезана из слоновой кости, а туловище состояло из крысиной шкурки, набитой травой. Щепочки, пришитые к крысиной шкурке, служили кукле руками и ногами. Кукла была безобразна и грязна, но Мериэм думала, что это самая прекрасная и драгоценная кукла в мире. Во всём мире она любила только её и доверяла только ей.

Все, с кем встречалась Мериэм, за исключением очень немногих, были жестоки или равнодушны к ней. За ней смотрела старая чёрная ведьма Мабуну — беззубая, грязная и злая. Она била маленькую девочку, щипала её и даже раза два сажала на горячие угли. Кроме того, был ещё шейх, её отец. Его она боялась ещё больше, чем Мабуну. Он сердился на неё по пустякам и кончал свои длинные выговоры поркой, от которой её маленькое тельце становилось чёрным и синим.

Но она была счастлива, когда играла с Джикой, украшая её волосы дикими цветами, делая ей юбочки из листьев. Когда её оставляли одну, она всегда была занята и всегда напевала песенку. Никакая жестокость не могла лишить счастья её маленькое сердечко.

Только при виде шейха она становилась тиха и угрюма. Её страх перед ним переходил иногда в истерический ужас. Джунглей она тоже боялась, джунглей, которые днём окружали селенье болтовнёй обезьянок и криками птиц, а по ночам — воем и рёвом диких зверей. Да, она боялась джунглей; но шейха она боялась так сильно, что не раз в её детской головке мелькала мысль бежать в эти ужасные джунгли, чтобы избавиться от постоянного страха перед жестоким отцом.

И вот, сидя у шатра и примеряя рубашку Джике, она вдруг увидела шейха. Счастливая улыбка сразу исчезла с её лица. Она хотела отскочить в сторону, чтобы не попасть отцу под ноги, но не успела. Араб зверски ударил её по лицу. Она упала, вся дрожа, но не плача. Он выругался, не взглянув на неё. Старая чёрная ведьма громко рассмеялась, обнажив свой единственный жёлтый клык.

Убедившись, что шейх ушёл, девочка пробралась в тень шалаша и прижала Джику к груди. Всё её тело вздрагивало от горьких рыданий. Она не смела плакать громко, так как боялась, что её услышит отец. Не одна только физическая боль жгла её сердце, но и другая боль, тоска по любви, которой она никогда не знала.

Маленькая Мериэм не помнила другой жизни. Она знала только бесконечную жестокость шейха и Мабуну. Смутно, в глубине своей детской души, она хранила слабое воспоминание о милой, нежной маме; но Мериэм иногда казалось, что это не воспоминание действительной жизни, а сон, в котором воплотилась её страстная жажда материнской нежности и ласки…

Сама она была лишена материнских забот, но зато щедро расточала их своей Джике. Джика была ужасно избалованным ребёнком. Маленькая мама Джики не следовала примеру своего отца и своей няньки: она воспитывала Джику с изумительной кротостью и снисходительностью. Джика получала тысячу поцелуев в день. Иногда Джика вела себя скверно, но маленькая мама никогда не наказывала её. Мериэм любила и ласкала свою дочку, потому что ей самой так недоставало любви!..

Она крепче прижала Джику к груди, и её рыдания постепенно стихали. Немного успокоившись, она стала изливать своё горе своему единственному другу.

— Джика любит Мериэм, — шептала девочка. — Но за что шейх, отец мой, не любит меня? Разве я веду себя дурно? Я стараюсь быть хорошей! Я не знаю, за что он бьёт меня. Сейчас он ударил меня очень больно, Джика, но я ничего не сделала плохого, я только сидела перед палаткой и шила тебе юбочку. Наверное, шить нехорошо, потому что он побил меня за это. Но что же здесь плохого? О, милая моя! Я не понимаю, я не знаю, Джика, я так хотела бы умереть! Вчера охотники принесли убитого эль-Адреа [льва]. Эль-Адреа умер. Никогда больше не будет он тихо подкрадываться к беззащитным зверям. Никогда больше не будет его огромная косматая голова наводить ужас на мирно пасущихся животных. Никогда больше не будет его громовой голос потрясать землю. Эль-Адреа умер. Охотники больно колотили его, когда принесли в деревню, но ему было всё равно. Он не чувствовал боли, потому что он умер. Когда я умру, Джика, я тоже не буду чувствовать щипков Мабуну и пинков моего отца, шейха. Тогда я буду счастлива. О Джика, как я хочу умереть!

Быть может, Джика хотела сказать что-нибудь утешительное своей маленькой маме, но её намерению не суждено было осуществиться, потому что у деревенских ворот вдруг раздались громкие сердитые голоса. Мериэм прислушалась. Она была любопытна, как все дети, и ей очень хотелось побежать к воротам и узнать, в чём дело. Деревенские жители уже бежали туда. Но Мериэм не решилась пойти вместе с ними. Шейх, наверное, там, он увидит её и опять побьёт. Мериэм стала прислушиваться, не двигаясь с места.

Она услышала, что толпа движется к палатке шейха. Девочка осторожно высунулась из палатки. Ей так хотелось узнать, что случилось! Деревенская жизнь протекала однообразно, и Мериэм не имела никаких развлечений.

Она увидела двух белых людей. Их было только двое, но Мериэм слышала, как они говорили окружающим их туземцам, что они приехали с большим караваном, который расположился невдалеке от деревни. Белые хотели поговорить с шейхом.

Старый араб встретил их у входа в палатку. Его глаза сердито сверкали, когда он вышел к гостям. Хозяин и гости обменялись приветствиями. Белые сказали, что хотели бы купить слоновой кости. Шейх насупился. Нет у него слоновой кости! Мериэм удивилась. Она знала, что соседняя хижина почти доверху набита клыками слонов. Девочка высунулась из палатки, чтобы лучше разглядеть посетителей. Какая у них белая кожа! Какие светлые бороды!

Один из белых неожиданно глянул в ту сторону, где сидела Мериэм. Она хотела спрятаться, потому что она боялась всех на свете, но было уже поздно, белый увидел её. Мериэм заметила, что в его взгляде выразилось необыкновенное удивление. Шейх тоже заметил удивление белого.

— Нет у меня слоновой кости, — повторил он. — Я не торгую. Уходите! Убирайтесь!

Они вышли из палатки, и шейх стал подталкивать белых по направлению к воротам. Белые не знали, что им делать, а шейх непрерывно осыпал их бранью. Сопротивляться было безрассудно, а потому белые люди ушли из деревни и быстрыми шагами направились к стоянке своего каравана.

Шейх вернулся в палатку… Он бросился к маленькой Мериэм, которая лежала, прижавшись к стене из козлиной кожи. Мериэм затрепетала. Шейх нагнулся, схватил её за руку, протащил до своей палатки и сильным ударом втолкнул девочку внутрь. Сам он тоже вошёл в палатку, опять схватил Мериэм и стал жестоко колотить её.

— Не смей выходить из палатки! — рычал он. — Если ты ещё раз покажешься на глаза чужестранцам, я тебя убью!

Сильным пинком ноги он отбросил её в дальний угол. Мериэм плакала, а шейх расхаживал взад и вперёд и что-то шептал себе под нос. У входа сидела Мабуну, бормоча и посмеиваясь.

В лагере чужестранцев один говорил другому:

— В этом нет сомнения, Мальбин!

— Ни малейшего, — отвечал его товарищ. — Но я одного не могу понять: почему этот старый негодяй не потребовал выкупа?

— Есть нечто более дорогое сердцу араба, чем деньги, Иенсен, — сказал первый. — Это — месть.

— Возможно, — ответил Иенсен. — Но всё-таки нужно начать с денег.

Мальбин покачал головой.

— Шейха не подкупишь, — сказал он. — Можно подкупить кого-нибудь из его людей, но сам шейх никогда не променяет мести на золото. Если мы сейчас предложим ему денег, мы только подтвердим те подозрения, которые возбудили в нём, когда разговаривали у палатки. А тогда — наше счастье, если удастся унести головы!

— Что ж, попробуем подкупить другого, — согласился Иенсен.

Но их замысел потерпел жестокое крушение. Много дней пришлось им стоять лагерем вблизи посёлка, прежде чем удалось подкупить низкорослого, старого негра, вождя туземных войск шейха; тот соблазнился презренным металлом, потому что жил на берегу и знал великое могущество денег. Он обещал поздно ночью привести им ребёнка.

Чуть только стемнело, двое белых отдали приказание собираться в дорогу. К полуночи всё было готово. Носильщики прилегли у своей клади, готовые в любую минуту взвалить её на плечи и двинуться в путь. Вооружённые аскари прятались в кустах между лагерем и арабской деревней; они должны были прикрывать караван, когда чёрный вождь принесёт их господам то, чего они ждут, и караван двинется.

На тропинке, ведущей от деревни к лагерю, раздались шаги. Дозорные аскари подняли тревогу; белые насторожились. Они ожидали одного человека, а к ним шли двое. Иенсен сделал несколько шагов вперёд и спросил приглушённым шёпотом:

— Кто идёт?

— Мбида! — был ответ.

Так звали подкупленного негра. Иенсен успокоился, но затем его охватило сомнение: зачем Мбида привёл с собой ещё другого? И вдруг он понял. То, что принесли эти люди, лежало на длинных носилках. Иенсен разразился проклятиями. Неужели этот осёл доставил им мёртвое тело? Ему было заплачено за живого ребёнка!

Носилки остановились перед белыми людьми.

— Получайте свою покупку! — сказал один из пришедших. Они спустили носилки на землю, повернулись и быстро исчезли в темноте ночи.

Мальбин взглянул на Иенсена, и кривая улыбка исказила его губы. То, что лежало на носилках, было покрыто лоскутом материи.

— Ну, что же? — насмехался Мальбин. — Сними покрывало и полюбуйся на свою покупочку. Хорошие деньги мы выручим за мёртвое тело, особенно после того, как потаскаем его шесть месяцев по пустыне под горячим солнцем!

— Кто же мог знать, что этот болван доставит девчонку мёртвой? — проворчал Мальбин. Он отвернул уголок покрывала, а потом сорвал его совсем.

Взглянув на то, что было под покрывалом, они с проклятиями отскочили от носилок: перед ними лежало мёртвое тело неверного Мбиды.

Через пять минут верблюды Иенсена и Мальбина мчались во весь опор к западу, а за ними неслись взволнованные аскари, готовясь защищать караван от ожидаемого каждую минуту нападения арабов.


Оглавление Начало Продолжение 1 Продолжение 2 Продолжение 3 Окончание
[На главную] [Алфавитный указатель] [Буква «Б»] [Берроуз Эдгар]

Если Вы заметили ошибки, опечатки, или у вас есть что сказать по поводу или без оного — емалируйте сюда.

Rambler's
Top100 Рейтинг@Mail.ru
X